Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Lucas van Leyden

«Склонились на клумбах тюльпаны, / Туманами воздух пропитан»

Апрель, май и начало июня – самые динамичные месяцы в жизни нашего маленького сада: почти всякую неделю открываются, процветают и увядают новые цветы, причем держатся каждые из них буквально несколько дней. Из-за ровной жары нынешнего мая период цветения сокращается радикально, так что, бывая в деревне раз в несколько дней, видишь почти полную смену декораций. Вот несколько новинок последней недели. Collapse )
Lucas van Leyden

«Сердце просит роз поблеклых, / Гиацинтов небывалых»

Из-за разных обстоятельств (перечислять которые нет ни охоты, ни резона) мы заявились в деревню существенно позже обычного, когда весь снег, вопреки ожиданию, уже сошел, а накрепко упакованные с осени розы, казалось, недоуменно переглядывались сквозь нетканый материал, утомленно вопрошая – где же этот нерасторопный садовник и что же он не идет со своими докучными ножницами! Но вот же мы: Collapse )
Lucas van Leyden

И надо всем дыханье гиацинтов / В таинственной гармонии слилось

      Северный ветер, нагнавший на любезное отечество туманную сиротскую хмарь, не даст нам забыть приветливой солнечной весны, продолжавшейся в этом году с раннего утра 5-го до середины вечера 12-го мая. Воспользовавшись этим кратким промежутком между послевкусием прошедшей зимы и предчувствием наступающей осени, наши цветы выбивались из последних сил, стремясь взять от жизни все и провести эти светлые денечки так, чтобы воспоминания о них освещали и грели всю долгую полярную ночь, под слоем мерзлой земли и метровым снежным саваном. Не разбирая сроков и очередности, цвели все наперебой: скромные мускари, заносчивые (в память о родоначальнике) нарциссы, одышливый бадан и трепетная анемонелла: к живому и деятельному возбуждению шмелей. К концу первой декады мая мы обычно заканчиваем весенний цикл работ: укрытия убраны, опад сметен, клумбы замульчированы, корзинки и контейнеры засажены однолетниками – и можно спокойно оглядеться перед тем, как начать работу на огороде (для человека, оторвавшегося от крестьянских корней, может показаться странным, что грубый помидор намного нежнее розы и оттого высаживают его в почву, когда угроза заморозков минует). Collapse )
Lucas van Leyden

«Я наколю тюльпан тигровый / На твой вуалевый берет»

     Уже второй год подряд мои любимые тюльпаны, к посадке и возделыванию которых я отношусь с особенным тщанием, приносят нам больше огорчения, чем радости. В прошлом сезоне из-за погодных катаклизмов они были вынуждены сдерживаться в своей подземной фазе из последних сил, а потом процвели все вместе чуть ли не одномоментно. В этом году к прочим пертурбациям добавился человеческий фактор. Если мы правильно расшифровали послание, поневоле нам оставленное это был хромоногий левша, долгие годы проживший на востоке минувшей осенью, сразу после того, как очередные шедевры голландских селекционеров были преданы земле, человеческий фактор перелез через забор (довольно, впрочем, невысокий и оттого скорее символический), взял валявшуюся за домом старую лопату и произвел хищение луковиц в особо неприятных размерах, почти полностью разрушив наши колористические замыслы. Collapse )
Lucas van Leyden

«Гиацинтов этих синих / Нарвала я в ранний час»

     Досужий путник (личность вполне гипотетическая, ибо описываемая местность немноголюдна), проходящий ранним погожим утром по улочкам N-ского поселка Сергиево-Посадского района Московской области может время от времени наблюдать сквозь сетчатый, увитый девичьим виноградом (пока нераспустившимся) забор одну и ту же картину. Прямо на клумбе в не слишком грациозной позе лежит джентльмен средних лет в крепко поношенном (а ныне еще и сакраментальном) ватнике, из уст его доносятся негромкие, но витиеватые проклятия, вокруг суетится палевая собака небесной красоты. В руках у лежащего – внушительных размеров черный фотоаппарат, снабженный столь же громоздким объективом. Так пишутся хроники садовода – уворачиваясь от солнечных лучей, кропотливых муравьев, голодных комаров, норовящих запустить, говоря по-апостольски, жало в плоть – и прочих истинных хозяев местности, автор этих строк фотографирует собственноручно выращенные растения. Нынешнее утро выдалось особенно напряженным: из-за пятидневной поездки в любезную Лапландию (о которой надеюсь написать отдельно), я пропустил прошлую фотосессию; теплая погода, вызвавшая единогласное цветение всего сущего, добавила хлопот. Из-за этого вместо обычного часа пришлось потратить больше двух – к неприязненному недоумению собаки, чуть не опоздавшей с завтраком. Ниже соединены фотографии двух последних недель; все нарциссы и тюльпаны будут показаны в следующем очерке, ныне же – мелколуковичные и всякая экзотика. Подписи под картинками. Collapse )
Lucas van Leyden

Бутон весьма похож на руку, которой нас карает рок –

- эту коду стихотворения Крученыха, посвященного амариллисам, я вспомнил, получив в начале лета очередной голландский цветочный каталог: садоводческое memento mori, напоминающее в самый разгар сезона, что скоро все засыплет проклятый снег. Привычно отмечая новинки тюльпанной селекции (которые в эту минуту спят, дорогой читатель, в хрустальном гробу под землей в ожидании апреля), я перелистнул страницу и оказался в исконно чуждом мне отделе: среди амариллисов / гиппеаструмов. Дебелые, витальные, какие-то малявинские их формы вдруг понравились мне (так преподаватель балетного училища, полагаю, особо приязненно раскланивается с буфетчицей) и я ради украшения долгих зимних вечеров заказал несколько луковиц. Collapse )
Lucas van Leyden

Стал шалью черной радужный тюльпан. / Но рокот ваш как радостный пеан.

From Цветы 2013 - 3


      Нынешний тюльпанный сезон выдался у нас самым худшим и нервным за последние пять лет: с одной стороны, удушающая жара и засуха, мгновенно сменившаяся тропическими ливнями, нарушила жизненный цикл нежных растений (из-за чего некоторые небывало вытянулись, а другие, напротив, оказались на диво приземистыми); с другой – в позапрошлую субботу я мог фотографировать лишь с семи до восьми утра, после чего вынужден был мчаться сквозь постылую пробку на самолет... С третьей стороны, из-за продолжавшихся треволнений я забыл взять из деревни цветочную картотеку, так что названия сортов могу написать только к очень немногочисленным растениям.
      Несмотря на все превратности и препоны, некоторое количество фотографий все же можно представить благосклонному читателю. Из-за того, что, повинуясь капризам погоды, одновременно цвело до сотни фотогеничных сортов растений, пришлось пожертвовать хронологией ради связности: сегодня будут выложены только тюльпаны. Отцветшие уже нарциссы, долгожданная аризема, исключительной красоты рябчики и махровый гравилат – все это будет (если все пойдет по плану) продемонстрировано в следующей порции. Итак, тотемное животное приглашает вас в свой сад. Подписи под картинками. Collapse )