Category: россия

Lucas van Leyden

"Что под маревом тумана / Кружным обошла путем"

По коллекционерской привычке я люблю придавать невинным удовольствиям подобие осмысленности: в частности, мне скучновато кататься на велосипеде просто так. Полтора года назад мы с коллегой придумали обогнуть на велосипедах Москву в несколько приемов по широкому, очень широкому кругу, ориентируясь на крупные населенные пункты с устойчивым железнодорожным сообщением. Общая схема выглядела так: ранним утром мы выезжаем на электричке в какой-нибудь подмосковный городок, прокладываем маршрут на 70 - 120 километров и без спешки и фанатизма едем, останавливаясь у достопримечательностей, фотографируя, вступая в контакт с пейзанками и обедая в монастырях. Добравшись же до конечного пункта, грузимся в электрический поезд и возвращаемся по домам. Получившиеся отрезки сильно различались… да почти во всем: дорога варьировалась от непроходимых дебрей, в которых половину пути приходилось тащить велосипед на собственном горбу, до прекрасного шоссе, чуть менее чем полностью избавленного от машин. Каких только представителей фауны не встречали мы в пути: бешеных коров, умилительных православных щеночков, тетеревов, зайцев, вздорных старух и крестьянских валькирий. В Московской области (которая по площади больше Швейцарии, Дании, Голландии, не говоря про Бельгию) есть, в общем-то, все - кроме (увы) гор и моря: гигантские водные просторы, крупные реки, сосновые боры и непроходимые болота. В смысле обустроенности она тоже весьма различна: на севере процветает животноводство, на юге - земледелие; на севере красивее леса, на юге лучше дороги. Самые удобные электрички бегают по Рижскому направлению, самый несимпатичный вокзал - Киевский, а два крыла Казанского направления расходятся так, что между крайними их точками - ровно сто километров. В общем, это был интересный и полезный опыт. Замкнутый круг состоял из следующих отрезков:Collapse )
Lucas van Leyden

МОЖАЙСК - МАЛОЯРОСЛАВЕЦ (велопоход)

Начинаю разгребать фотографии избранных велопоходов этого сезона: вот, например, майский. Еще в прошлом году мы начали окружать Москву серией однодневных покатушек, ориентируясь на примечательные районные центры с устойчивым железнодорожным сообщением: сначала несколько прикидочных маршрутов на севере области, потом "Шаховская - Можайск" - и вот южное продолжение. Collapse )
Lucas van Leyden

Ст. Берендеево – Переславль-Залесский – Александров (велопоход).

     Велосипедный маршрут «Александров - Переславль» принадлежит к числу напрашивающихся, но логистика его достаточно сложна. Как известно, с Переславлем нет железнодорожного сообщения; ближайшая к нему станция – Берендеево (в двадцати с лишним километрах), где останавливаются три электрички в сутки, причем последняя в сторону Москвы – около семи часов вечера. Уповать на нее было бы довольно нервно: все-таки велопоход – мероприятие непредсказуемое и любая, даже не фатальная поломка байка или седока грозила бы опозданием и ночевкой среди легендарных берендеевских болот под вой собаки Баскервилевых . Поэтому выбрано было обратное направление: мы планировали первым утренним поездом добраться через Александров до Берендеева, докатить своим ходом до Переславля, после чего пробиваться волчьими тропами в сторону Александрова, надеясь приехать туда до темноты. Готовясь к поездке, я прочитал несколько отчетов (среди которых выделяются своей обстоятельностью два, принадлежащие перу высокочтимого annum_per_annum). Очевидного маршрута между Переславлем и Александровым нет (если не считать таковым возможность тупой пилежки среди выхлопных газов по Ярославскому шоссе), а неочевидных – великое множество: иные из путников, например, утомившись болотными гатями, предпочитали идти по железнодорожным шпалам, ведя велосипеды под уздцы. Сопоставив данные Яндекс-карт, Google Map и Maps.Me (все три источника сильно расходились в деталях), мы придумали свой вариант, загрузили его в телефонную память и двинулись в путь. Collapse )
Lucas van Leyden

СЕРГИЕВ ПОСАД – КИРЖАЧ (велопоход)

Вчера проехали с коллегой давно задуманным маршрутом от Сергиева Посада до города Киржача Владимирской области. Ниже – несколько фотографий с комментариями и практических рекомендаций. Collapse )
Lucas van Leyden

Открытие велосезона: Радонеж – Ассаурово и обратно (65 км.).

     В лесу еще мокро и грязно, а кое-где даже лежат остатки снега, так что маршрут выбирался почти полностью асфальтовый. От музея Абрамцево через деревню Мутовки – на тракт, который прямолинейный Гугль называет «Длинная лесная дорога», оттуда через деревню Жучки в сторону Васькова (я несколько раз описывал эту симпатичную дорогу, так что в этой части - без подробностей). Collapse )
Lucas van Leyden

«И солнце бьет в крутящиеся спицы, / сливая их в один блестящий диск»

      Вряд ли эта короткая и сугубо практическая заметка будет любопытна моему читателю (если господь пошлет мне читателя), но, как писал автор поважнее нашего, главный адресат – воображаемый alter ego – и мне, признаться, весьма не хватало и не хватает подобного рода руководств.
      Речь идет о велосипедных маршрутах. Collapse )
Lucas van Leyden

МИНУВШЕГО ДУША ТОСКУЮЩАЯ ПРОСИТ.

      Библиограф классического склада обычно старается представить любое явление бытия (сколь бы ни было оно многомерным или мимолетным) в виде череды однотипных факторов, выстроив их вслед за тем в алфавитном порядке. Оглядывая мысленным взором закончившийся год, я вижу ряд завершенных и продолженных работ, список состоявшихся путешествий, каталог выращенных растений, реестр приращений коллекции – и традиционно благодарю небеса за то, что запомнится он мне прежде всего этим. Collapse )
Lucas van Leyden

К БИОГРАФИИ НИНЫ ХАБИАС

      Пути создания и разрушения литературных репутаций редко поддаются анализу, не говоря – прогнозу; стечение обстоятельств, обмолвка знаменитости, счастливое созвучие и своевременный скандал – все это могло идти на пользу начинающему сочинителю. Впрочем, даже соединенных этих факторов могло оказаться недостаточно – и тогда у покойного автора все надежда остается на историка литературы. Этот феномен посмертной справедливости в полной мере испытала на себе Нина Хабиас, ныне имеющая биографию и популярность на зависть многим своим современникам. Центральным пунктом свершившегося ее возвращения стала образцовая книга 1997 года, содержащая все ее наличные на тот момент стихи и тщательное жизнеописание1. Скудость исходных сведений предопределила наличие в последнем нескольких чувствительных временных лакун, одна из которых – период между отъездом Хабиас (на тот момент – Комаровой2) из Сибири и энергичным вхождением в московскую литературную жизнь. Тем интереснее было обнаружить при рядовом просмотре описей ГАРФ комплекс документов, позволяющий вчерне реконструировать примерно год ее московской жизни. Collapse )