Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Lucas van Leyden

ВОКРУГ СЕЛИГЕРА

      Большая часть наиболее увлекательных занятий, доступных современному человеку, как, например, коллекционирование, филологические разыскания или велосипедные путешествия обычно апеллируют к глубоким слоям психологии, отчего и подчиняются порой не вполне линейным законам. Физиологически и прагматически нет особенной разницы между дистанцией, преодоленной на велосипеде в московском парке и такой же - в диком лесу, но для всякого любителя различия более чем очевидны.
      Среди великого множества возможных маршрутов я особенно люблю и высоко ценю круговые объезды вокруг озер: вероятно, тут тоже кроется что-то архаическое. За последние годы мне доводилось прокатиться вокруг озера Неро, Плещеева (большим кругом), Тивериадского моря, Женевского озера, северной части Кемиярви и много чего еще - и уже несколько лет в голову периодически приходила мысль о Селигере. Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: КРЫМ (начало)

      Из мест, в которых мне приходилось бывать, Крым больше всего похож на север Израиля: те же невысокие, частью безлесные, горы, та же выжженная солнцем трава, те же галечные полосы вдоль прибоя. Похожа и растительность: длинноигольчатые компактные сосны (сосна калабрийская, сосна Станкевича), узколистные дубы, лохи, вязы, буки, разнообразные орехи: впрочем, в Израиле все-таки пожарче, так что, например, земляничное дерево, банан или олива встречаются у нас в основном в ботанических садах. Похожи и цветущие: ладанники, мальвы, леопольдии, отличаясь лишь видами, которые не сразу и разберешь.
      Сходство простирается и за пределами живой природы: так, кажется, ни в Израиле, ни в Крыму нет международных сетей супермаркетов, иностранных банков, привычных марок заправочных станций, что тоже освежает взгляд: вроде уже привык к тому, что между "Ашаном" в Антибе и "Ашаном" в Мытищах сходств больше, чем различия, а тут все консюмерические привычки приходится пересматривать заново. Collapse )
Lucas van Leyden

КОРОТКАЯ ПОЕЗДКА ПО СЕВЕРО-ВОСТОКУ

      Меньше чем за неделю мы проехали две с половиной тысячи километров по северо-востоку России: семейные дела вели нас в Киров, любознательность - в Сольвычегодск, беллетристическая надобность в Тотьму, а филологическая романтика в Великий Устюг (про который я недавно писал). Расположив эти точки на карте, мы из логистических соображений добавили к ним Кострому (где до этого бывали только проездом) и Вологду (один из главных гастрономических центров севера). Обновили электронные карты, заправили отборным топливом автомобиль и двинулись в путь.
      Побывав за последний год на машине и велосипеде в полутора десятках российских областей (посчитаем: Архангельская, Брянская, Владимирская, Вологодская, Ивановская, Калужская, Карелия, Кировская, Коми, Ленинградская, Московская, Мурманская, Новгородская, Псковская, Тверская, Тульская, Ярославская - что-то ведь забыл), должен заметить, что некоторые наши исконные беды, которые казались неискоренимыми, ныне полностью или, по крайней мере, в основном побеждены. Дороги, соединяющие областные центры, приведены во вполне среднеевропейский вид, а некоторые даже и сверх того (например, платная М11, освещенная на всем своем семисоткилометровом протяжении). Дороги районного значения уже бывают разными - от довольно жуткой А123 в Коми до почти безупречных, составляющих несомненное большинство. Иногда это оборачивается приятной избыточностью: планируя один из велосипедных маршрутов (о чем впредь), я решил прокатиться по дорожке, ведущей от Тотьмы к конгломерату деревушек, затерянных в полной вологодской лесной глуши. Ни Яндекс, ни Гугль снимков дороги не показывали, но, узнав, что в одной из деревень (Зыков Конец) числится пять жителей, в другой 96 и только в главной из них - под триста, я был убежден, что ведет туда в лучшем случае грейдер. Как бы не так! Ради этих нескольких сотен человек была проложена асфальтовая дорога превосходного качества - и за три часа катания я встретил на ней ровно одну машину. Занятно, что в городах, особенно небольших, асфальт несравненно хуже: вероятно, это как-то связано с системой распределения дорожных денег. Collapse )
Lucas van Leyden

4000

      Еще в начале этого года, когда не вполне было понятно, насколько своеобразным он может получиться, я решил попробовать проехать на велосипеде за двенадцать месяцев четыре тысячи километров. Естественно, для любителя (не говоря уже про профессионала) это довольно скромная дистанция. Бывают люди, которые проезжают столько за месяц, а то и меньше - но, во-первых, я живу в местности с оригинальным климатом, а, во-вторых, занят не только велосипедом (хотя оба обстоятельства - по крайней мере, на время - не прочь бы переменить).

strava2020
Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: КАМЧАТКА. Иллюстрированное приложение (окончание)

Путевые заметки - здесь и здесь. Предыдущие иллюстрации тут и там. Рассказ Ишмаэля (i_shmael) - здесь. А впереди, между прочим, еще окончание фотографий из августовской северной поездки. Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: КАМЧАТКА. Иллюстрированное приложение (продолжение)

Путевые заметки - здесь и здесь. Начало иллюстраций - здесь. Рассказ Ишмаэля об этом же путешествии - здесь (решительно рекомендую). Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: СЕВЕР (начало)

      Высоко над ведущим к Мурманску шоссе, на плоском выходе гнейса, оставшемся после взрывных работ прошлого столетия, белой краской и большими буквами было написано: "шалом". Я задумался, продолжая между тем ехать на север: человеческая память, благодаря своей органической ограниченности, не способна осмыслить предмет и явление иначе, как сопоставляя его с уже известным. Помнится, некогда, листая от скуки том свежевышедшего академического словаря русского языка, я дошел до определения слова "белый" и прочитал там: "цвет снега, сахара, муки" (или что-то в этом роде: как выяснилось, словарь дошел за пятнадцать лет до слова "скорбь" и на этом стильно затаился). Выход из положения показался мне изящным, но ограниченным - как же быть с теми его читателями, которые сроду не видели ни снега, ни муки? - а также бумаги, дешевых автомобилей: вероятно, правильно было бы (думал я тогда) описывать его через белки глаз - уж по крайней мере зеркало-то наверное есть у всех. Collapse )
Lucas van Leyden

«Под нами храпят широкие кони»: эпизод из ранней биографии К. К. Вагинова

      Константин Вагинов, каким мы его себе представляем, кажется отстоящим бесконечно далеко от своих предков: кряжистого генеалогического древа петербургских дантистов, неожиданно давшего боковой побег – жандармского полковника, отца поэта 1. Впрочем, как свойственно родословным разысканиям, внутри этой дендрологической конструкции обнаруживаются дуплистые внутренние рифмы: так, один из зубоврачебных предков Вагинова (вероятно, это был Людвиг Самойлович Вагенгейм, двоюродный дедушка, пользовавший, в частности, И. А. Гончарова2) состоял присяжным доктором престарелого Барона Брамбеуса (О. И. Сенковского), причем в результате сеансов он пополнял не столько челюсти пациента и свои карманы, сколько собственные книжные шкафы: Collapse )