Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Lucas van Leyden

"ДУМКИ"

      Вероятно, многие неудачники, а может быть, и кое-кто из баловней судьбы задумываются о том, какого рода события запускают механизм будущей славы. Речь идет даже не о литературной или артистической популярности - здесь хотя бы теоретически можно считать сложившуюся иерархию смутным, но все же отражением условного ранга талантов (что бы ни понимать под этим термином). Но бывают и более удивительные случаи, когда дразнящий свет уже состоявшейся знаменитости выхватывает из тьмы неведения что-то совершенно случайное - и оно без всяких иных оснований делается вдруг общеизвестным.
      Общий тираж книг братьев Стругацких составляет около сорока миллионов экземпляров; сколько из них приходится на "Понедельник начинается в субботу" неизвестно, но очевидно, что немало. Вероятно, каждый читатель этой книги (общее число которых примерно равно списочному составу грамотного населения России) обращал внимание на одну из трансформаций волшебной книги: Collapse )
Lucas van Leyden

ТЕХНИЧЕСКОЕ

Издательство Ивана Лимбаха (которому я навеки признателен) просит сообщить, что новый тираж "Грифонов" вышел из печати и на этой неделе поступит в московские магазины, привыкшие было сопровождать всякое упоминание об этой книге плашкой "товар закончился".

На собственном сайте издательства книга тоже снова появилась в продаже. Там же для интересующихся хрупким и непредсказуемым литературным процессом собраны ссылки на несколько рецензий (в основном умнейших) и отзывов читателей (в основном проницательнейших).

Электронная версия книги находится здесь.
Lucas van Leyden

МАРГИНАЛИИ СОБИРАТЕЛЯ: ТУФАНОВ

      Первая книга Александра Васильевича Туфанова1 (1877 - 1943) - поэта-заумника, легендарного ленинградского корректора, одного из самопровозглашенных Председателей Земного шара, франта и горбуна, открывалась декларацией, в которой, среди прочего, говорилось: "Все, написанное до 19 июля 1914 года, накануне всемирной войны, отдано огню на исправление".
      Написано, вероятно, действительно было немало, но и уцелели от этого сущие крохи. В 1909 г. он обратился в редакцию главного символистского журнала "Весы" (переживавшего финансовые и организационные трудности и в том же году прекратившегося на декабрьском номере) с предложением опубликовать статью о "Санине" М. Арцыбашева с марксистской точки зрения: ответа он, вероятно, не получил либо получил отрицательный2. Та же незавидная судьба ждала и два приложенных к письму стихотворения, которые представляют собой самые ранние из известных нам его поэтических опытов: в журнале они не появились, даром что, в отличие от предлагаемой статьи, хотя бы отчасти гармонировали бы с "весовским" фоном: Collapse )
Lucas van Leyden

ТиД

      Примерно девяносто пять лет назад, 1 декабря 1925 года, Юрий Николаевич Тынянов в день, предшествующий выходу его дебютного романа, сделал запись в знаменитой "Чукоккале":

      "Сижу, бледнея, над экспромтом,
      И даже рифм не подыскать.
      Перед потомками потом там
      За все придется отвечать

      (Накануне рождения "Кюхли" - поэтому так плохо)".

      Тыняновская довольно прихотливая эмоция ныне мне очень близка и понятна, поскольку как раз сегодня маленькие юркие машины развозят по складам книжных магазинов тираж моего романа, вышедшего вчера в "Издательстве Ивана Лимбаха". Collapse )
Lucas van Leyden

МАРГИНАЛИИ СОБИРАТЕЛЯ: ФУИСТЫ

      О фуистах писалось мало. В 2003 году их краткую историю изложил на двух страницах своего монументального труда А. В. Крусанов1; спустя еще два года она была пересказана в профильном сборнике под грифом ИМЛИ2. В качестве объекта книжного собирательства продукцию фуистов впервые в новейшее время описал высокочтимый В. Э. Молодяков, демонстрируя свой экземпляр сборника "Мозговой ражжиж" (ныне он находится в моем собрании и представлен ниже) 3. Им же совершенно справедливо опознан один из фуистов - Борис Перелешин, будущий фельетонист "Гудка". Несколько десятков предшествующих упоминаний, протянувшихся между 1923 (когда были изданы их последние сборники) и 2000-ми годами сводятся к простому перечислению эфемерных литературных движений первых послереволюционных лет - иногда с приличествующим случаю советским пафосом, а иногда и без оного. Последние годы добавили к ней несколько неярких, но существенных деталей. Collapse )
Lucas van Leyden

М. П. Малишевский. Полнолуние осени. М., 2020

Малишевский-COVER


      М. П. Малишевский. Полнолуние осени. М., 2020
      Благодаря компьютеру и телефону стало гораздо проще припоминать даты. Десятого декабря 2012 года около часа дня я пришел в Дом Пашкова, где расположен читальный зал отдела рукописей Российской государственной библиотеки.
      В 13:09 я создал новый файл и назвал его: Малишевский М. Стихотворения - ИНР. (Последнее сокращение означало, что архивная папка была мною заказана из фонда Ивана Никаноровича Розанова, ученого и коллекционера). Фамилия Малишевского была мне известна - я помнил книгу "Метротоника" с оригинальной стиховедческой теорией, но лирических сочинений его мне не попадалось. Я перевернул картонную обложку, расписался (первым) в листе использования и прочитал следующее: Collapse )
Lucas van Leyden

ПАМЯТИ Н. А. БОГОМОЛОВА

      Николай Алексеевич был одним из первых настоящих ученых, которых я увидел в жизни. Это был 1989 (кажется) год, когда профессиональный филолог неожиданно оказался нарасхват - журналы и издательства наперебой печатали только что разрешенную литературу, что по странной романтичности эпохи сделалось делом государственной важности. Роль ключаря при сокровищнице только добавляла внушительности его и без того впечатляющему облику, сильно, кстати, на первый взгляд контрастирующему с изящной речью и филигранной тонкости текстами. Последние я уже неплохо знал: напечатанная годом раньше статья про Ходасевича (которая стала предисловием к волюму "Библиотеки поэта") была, вероятно, не для одного меня чем-то вроде филологического откровения: вот так можно и должно писать о поэзии. Но личное знакомство добавило к этому и без того многомерному тексту новые координаты: как если бы выяснилось, что Илья Муромец в свободное от подвигов время пишет венки сонетов. Collapse )
Lucas van Leyden

МАРГИНАЛИИ СОБИРАТЕЛЯ: Ф. СОЛОГУБ. "ПЛАМЕННЫЙ КРУГ" (начало).

      Сборник 1908 года - вершина поэтического творчества Федора Сологуба и одновременно - одна из центральных книг русского модернизма в целом. Поскольку мое собирательство, как я уже писал, началось именно с прижизненных книг Сологуба, я всегда с большим вниманием относился к попадавшимся мне экземплярам "Пламенного круга", каковых в результате у меня скопилось четыре: каждый по-своему замечательный. Но прежде, чем перейти к их описанию, придется поневоле погрузиться в историю этой книги, тем более, что несколько силовых линий эпохи переплелись в ней самым необыкновенным образом. Фактическая ее часть с обычным блеском изложена высокочтимой М. М. Павловой1; я же добавлю несколько малозначительных деталей (в основном книговедческого свойства) и один небольшой архивный комплекс. Collapse )
Lucas van Leyden

МАРГИНАЛИИ СОБИРАТЕЛЯ: "МОСКОВСКИЕ ПОЭТЫ" 1924 г.

      Осенью 1924 года был напечатан небольшой альманах, в котором приняли участие Андрей Белый, Валерий Брюсов, Сергей Есенин, Осип Мандельштам, Борис Пастернак, Марина Цветаева и другие, менее титулованные поэты; всего двадцать авторов. Вклады их разнились по объему - так, Пастернак дал два стихотворения, остальные в основном по одному. В самом этом издании не было ничего странного: эпоха, в таинственном согласии со временем столетней давности, переживала расцвет альманахов, так что их выходили десятки и сотни. Необычным было место издания: сборник был напечатан в Великом Устюге, в Губернской типографии. Титульный лист его выглядел немного непривычно: в центре было набрано "Сборник стихов. 1924 г."; в надзаголовке: "Московские поэты". Collapse )