Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Lucas van Leyden

ВИКТОР МОЗАЛЕВСКИЙ. АТОМНЫЕ ВЗРЫВЫ.

      Прошлогодняя публикация воспоминаний Виктора Ивановича Мозалевского (1889 - 1970)1 сместила баланс его наследия: из тех сочинений, что сам он перечислял в одном из автобиографических писем2, теперь напечатаны практически все. Остались несколько рассказов (например, пришедшийся бы удивительно ко времени "Покоренный ферофаг" - про злодейский микроб, пожирающий металлы: "человечество от ферофага спасает гений и наука"3), одна пьеса и - увы - некоторое количество произведений, от которых не уцелело и следа, за исключением единственного упоминания. Особенно огорчительна утрата целого ряда поэтических текстов: вопреки естественному ходу вещей, войдя в литературу прозаиком, Мозалевский обратился к стихам лишь на исходе четвертого десятка: в его автобиблиографии значится поэма "Елка" (1937, 1944), поэма "Братья" и книга стихотворений, законченная в первый военный год. Все эти опыты до наших дней не дошли (либо пока не обнаружены): сохранились лишь два образца подобного рода - поэма "Девятнадцатый" и печатаемые ниже "Атомные взрывы". Collapse )
Lucas van Leyden

И на выставку манят витрины / Там, где свет электрический лил...

      Каждый раз, выходя из крупного художественного музея, я благословляю судьбу за то, что не собираю живопись: иначе, полагаю, лицезрение каждой из знаменитых коллекций было бы для меня ознаменовано изрядным зарядом пессимизма. В самом деле, любое, даже самое богатое современное частное собрание картин обязано смотреться предельно жалко по сравнению с экспозицией старой государственной галереи. Конечно, и из этого тупика есть выходы: можно сосредоточиться на художнике не второго или третьего (о первом речи нет), а пятого или шестого ряда; можно собирать определенную экзотическую тему (я бы, скажем, покупал портреты собак) или уповать на благосклонность музы, ведающей коллекционированием, чтобы она позволила обрести полный архив одного живописца, залежавшийся у наследников – но все равно такое собрание обречено быть безнадежно маргинальным. Collapse )
Lucas van Leyden

ПЕНЬЕ БЕЗ МУЗЫКИ: Женева, Mont Fortin, Лозанна (начало).

На прошлой неделе, отправляясь по семейной надобности в Мюнхен, я решил заехать на пару дней в Швейцарию: сходить с высокочтимым i_shmael в небольшой поход, погулять по Женеве и попробовать решить одну историко-литературную загадку в Лозанне. Collapse )
Lucas van Leyden

ПЕНЬЕ БЕЗ МУЗЫКИ (вместо путевых заметок)

      Четыре дня назад я по семейной надобности оказался в Эстонии, проехав за несколько часов через Таллинн (памятный мне по прогулке пятилетней давности) и Тарту, где в последний раз до этого я был зимой 1991-го года. Обрывочных впечатлений, в основном представляющих собой клочковатые ламентации на тему о быстротекущем времени и его приметах, на полноценный отчет, кажется, не хватает, но кое-что я успел сфотографировать. Вот, например. Collapse )
Lucas van Leyden

ЗАПИСКИ КОММЕНТАТОРА: ДАНТЕ, ЧИЧИСБЕЙ.

      Вот выглядящее довольно загадочным стихотворение Н. Н. Минаева 1941 года:

ЖЕНЩИНА – ЖЕНЩИНЕ

В Крыму, вдали от площади Арбатской,
Под рокот волн, на пляже, при луне,
Душой и телом, так сказать, вдвойне
Я связь креплю с республикою братской.

Я не скулю как неврастеник датский:
«Быть иль не быть?!.» Здесь быть по вкусу мне,
Но утверждать, что счастлива вполне
Все ж не могу: не едет Златовратский.

Мы жизнь ведем аркадских пастушков,
Мы, это – я и трепетный Горшков,
Как чичисбей мой он не без таланта,

Но я хочу, чтоб был со мной А.Н.: –
Он захватил меня навеки в плен
Своими переводами из Данта.

-

1941 г. 19 мая. Понедельник.
Москва.


      Опытный комментатор старой закалки, привычно выделив малознакомые слова, выписал бы «Данте» и «чичисбея», перекатав соответствующие определения из БСЭ (или легко заменившей ее Википедии): «Чичисбе́й (итал. cicisbeo, мн. ч. cicisbei) — в старой Италии постоянный спутник замужней женщины, сопровождающий её в общественных местах, зачастую также её любовник» etc. Его молодой коллега, бравирующий академическим вольнодумством, добавил бы: «неврастеник датский» - Гамлет, герой одноименной пьесы У. Шекспира (1564 – 1616) – и на этом бы иссяк. Мы же, не стесняясь временем, трудозатратами и бумажным дефицитом, отправимся дальше – или глубже, как посмотреть. Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: ГАМБУРГ

      1. «Ввввв», - сказал желтый автобус; «шшшш», - пропели двери в красном аэроэкспрессе; «уууууууу», - загудел самолет; «о Господи, что это за красная лампочка, Семен?» - сказал один пилот другому (вероятно, мне послышалось) – и мы, содрогаясь, как собака во сне, помчались с ужасной скоростью в поднебесье по направлению к городу, где из сыра делают луну. Collapse )
Lucas van Leyden

ТЕАТРАЛЬНЫЙ РАЗЪЕЗД

- Простите за неловкий каламбур, господа, но, как ни крути, финальное фуэте вышло смазанным. Какой ветер сегодня! Дайте зажигалку, пожалуйста.
- Prego. В такой вечер хочется говорить по-итальянски. Но все-таки вы, полагаю, неправы: финал был почти безупречен
- Ну если безупречность состоит в том, что зритель отвлекается от… эээ… нестандартных статей балерины и вздыхает с облегчением, когда ей удается не грохнуться… то да. «Всех пора на смену»
- Я все-таки попросил бы…
- А, понимаю. Она напоминает вам вашу матушку? Почтительно-с умолкаю
- Мальчики, не ссорьтесь!
- Нет, я не понимаю, чего он добивается. Нет, ну правда. Ну зачем это, а?
- «Как в девках заждалась, готовая озлиться»
- Нет ну ты сам мля понял что ты сказал мля
- Убери лапы ты сука
- Вали его, Сулейман!

Бдыщ! Бдыщ!

(тихая музыка)

«В самом центре Москвы, недалеко от Большого театра минувшей ночью были расстреляны два человека. В ходе конфликта двух групп мужчин, "одна из которых обладала ярко выраженной кавказской внешностью, а вторая - азиатской", кто-то схватился за оружие, рассказал источник"Интерфакса" в правоохранительных органах»
Lucas van Leyden

ТиД

     1. Безумный Батюшков, живший в Вологде под небескорыстным родственным присмотром, в участившиеся периоды ремиссии пристрастился к рисованию. Сюжет у его рисунков был почти всегда один и тот же: белая лошадь на водопое, а вокруг нее – цветные деревья: красные, синие, желтые.
     2. Я поневоле вспомнил это, когда сидел на неуютной мраморной скамье в торцевой части станции метро «Парк победы»; слева от меня высилась огромная мозаика, изображающая суровых весельчаков какого-то хохломского вида. NN запаздывал; вернее, я приехал раньше. На скамейке напротив лежали три небрежно сброшенных пальто и поверх них (невидимый) телефон, из которого доносилась хрипатая мелодия; две обладательницы пальто настороженно следили за третьей, которая демонстрировала им танцевальные па. Убедительности ее объяснениям придавал тот факт, что ее правая рука была сломана и висела в гипсе на перевязи: так ас, толкующий с новобранцами, внушает им трепет отметинами былых сражений. Collapse )