Category: искусство

Lucas van Leyden

ПЕНЬЕ БЕЗ МУЗЫКИ: Женева, Mont Fortin, Лозанна (начало).

На прошлой неделе, отправляясь по семейной надобности в Мюнхен, я решил заехать на пару дней в Швейцарию: сходить с высокочтимым i_shmael в небольшой поход, погулять по Женеве и попробовать решить одну историко-литературную загадку в Лозанне. Collapse )
Lucas van Leyden

ПЕНЬЕ БЕЗ МУЗЫКИ (вместо путевых заметок)

      Четыре дня назад я по семейной надобности оказался в Эстонии, проехав за несколько часов через Таллинн (памятный мне по прогулке пятилетней давности) и Тарту, где в последний раз до этого я был зимой 1991-го года. Обрывочных впечатлений, в основном представляющих собой клочковатые ламентации на тему о быстротекущем времени и его приметах, на полноценный отчет, кажется, не хватает, но кое-что я успел сфотографировать. Вот, например. Collapse )
Lucas van Leyden

ЗАПИСКИ КОММЕНТАТОРА: ДАНТЕ, ЧИЧИСБЕЙ.

      Вот выглядящее довольно загадочным стихотворение Н. Н. Минаева 1941 года:

ЖЕНЩИНА – ЖЕНЩИНЕ

В Крыму, вдали от площади Арбатской,
Под рокот волн, на пляже, при луне,
Душой и телом, так сказать, вдвойне
Я связь креплю с республикою братской.

Я не скулю как неврастеник датский:
«Быть иль не быть?!.» Здесь быть по вкусу мне,
Но утверждать, что счастлива вполне
Все ж не могу: не едет Златовратский.

Мы жизнь ведем аркадских пастушков,
Мы, это – я и трепетный Горшков,
Как чичисбей мой он не без таланта,

Но я хочу, чтоб был со мной А.Н.: –
Он захватил меня навеки в плен
Своими переводами из Данта.

-

1941 г. 19 мая. Понедельник.
Москва.


      Опытный комментатор старой закалки, привычно выделив малознакомые слова, выписал бы «Данте» и «чичисбея», перекатав соответствующие определения из БСЭ (или легко заменившей ее Википедии): «Чичисбе́й (итал. cicisbeo, мн. ч. cicisbei) — в старой Италии постоянный спутник замужней женщины, сопровождающий её в общественных местах, зачастую также её любовник» etc. Его молодой коллега, бравирующий академическим вольнодумством, добавил бы: «неврастеник датский» - Гамлет, герой одноименной пьесы У. Шекспира (1564 – 1616) – и на этом бы иссяк. Мы же, не стесняясь временем, трудозатратами и бумажным дефицитом, отправимся дальше – или глубже, как посмотреть. Collapse )
Lucas van Leyden

ТЕАТРАЛЬНЫЙ РАЗЪЕЗД

- Простите за неловкий каламбур, господа, но, как ни крути, финальное фуэте вышло смазанным. Какой ветер сегодня! Дайте зажигалку, пожалуйста.
- Prego. В такой вечер хочется говорить по-итальянски. Но все-таки вы, полагаю, неправы: финал был почти безупречен
- Ну если безупречность состоит в том, что зритель отвлекается от… эээ… нестандартных статей балерины и вздыхает с облегчением, когда ей удается не грохнуться… то да. «Всех пора на смену»
- Я все-таки попросил бы…
- А, понимаю. Она напоминает вам вашу матушку? Почтительно-с умолкаю
- Мальчики, не ссорьтесь!
- Нет, я не понимаю, чего он добивается. Нет, ну правда. Ну зачем это, а?
- «Как в девках заждалась, готовая озлиться»
- Нет ну ты сам мля понял что ты сказал мля
- Убери лапы ты сука
- Вали его, Сулейман!

Бдыщ! Бдыщ!

(тихая музыка)

«В самом центре Москвы, недалеко от Большого театра минувшей ночью были расстреляны два человека. В ходе конфликта двух групп мужчин, "одна из которых обладала ярко выраженной кавказской внешностью, а вторая - азиатской", кто-то схватился за оружие, рассказал источник"Интерфакса" в правоохранительных органах»
Lucas van Leyden

Ну что Вы теперь скажете, Владислав Фелицианович, недобрый Вы человек?



Чернышев Н. М. Портрет Марии Папер. Х., м. Середина 1910-х (ГЛМ)
Копия предоставлена высокочтимым Львом Михайловичем Турчинским, за что ему большое спасибо.
Lucas van Leyden

(no subject)

     Бывает так – видишь на запруженной людьми улице европейского города смутно знакомое лицо и начинаешь торопливо пятиться, пока тебя не узнали протискиваться поближе, быстро прикидывая правдоподобные объяснения неожиданной встрече (эмиграция, родственники, конференция по голосемянным) – потом вдруг раз – и оказывается совершеннейший автохтонный двойник того, на кого подумал. А бывает похоже и с книжками. Читаю сегодня довольно дурацкого, хотя местами забавного Бонфильоли («Гамбит Маккабрея»), дохожу до такого эпизода: Collapse )
Lucas van Leyden

(no subject)

     Попасусь-ка я на чужой полянке.

     Вот первые четыре строки стихотворения Мандельштама:

     Как дерево и медь - Фаворского полет,
     B дощатом воздухе мы с временем соседи,
     И вместе нас ведет слоистый флот
     Распиленных дубов и яворовой меди.

Collapse )
Lucas van Leyden

(no subject)

     …Пока покупали продукты, придумал занятный маркетинговый ход – подбирать и продавать комплекты из разноцветных фруктов под названием «Набор для натюрморта». Типа груша-яблоко-мандарин в разных сочетаниях, но существенно дороже, чем по отдельности. Граждане, желающие прослыть романтическими художественными натурами, покупали бы их с загадочным видом.
     Попутно понял, что «айва» - не только название фрукта, но и красивое междометие. Ну и заодно неплохая кличка для собаки.
Lucas van Leyden

Yesssss!

У меня есть добрый друг, ныне работающий в университете города Т., страна Я. Для простоты назовем его В., тем паче, что его действительно так зовут. Два года назад он приехал на недолгую побывку в город М. и задумчиво шел по улице. Путь его пролегал мимо небольшого букинистического магазина. «Зайду», - подумал В. Первое, что он увидел в витрине – был восхитительный экземпляр книги Иннокентия Анненского «Тихие песни» 1904 года. Collapse )
Вот она, красавица!