Category: здоровье

Category was added automatically. Read all entries about "здоровье".

Lucas van Leyden

Нынче я целый день все дрожу как больной мотылек…

     Вид крупного немолодого больного млекопитающего поневоле вызывает неприятные чувства, но вот интересно – откуда берутся оценочные коннотации той или иной болезни? Почему, грубо говоря, подагра – это круто, а свинка – позорно? «Ты знаешь, у меня чахотка \ И я давно ее лечу», - само благородство, а ячмень на глазу – глупость какая-то. Дело ведь даже не в оппозиции детский\взрослый или смертельный\неопасный (Зиновьева-Аннибал умерла от вполне детской скарлатины), не в комических метаморфозах внешности больного и не в близости к материально-телесному низу – а в чем-то еще. Значит ли это, что на разные группы вирусов работают разные рекламные агентства, соревнуясь между собой в эффективности?
     «Вскоре оказалось, что Нарбут вывез из Африки <…> еще и лихорадку. Оттого-то он и приехал такой желтый. К его огорчению, и лихорадка была вовсе не экзотическая. - В Пинске, должно быть, схватили? - спросил его доктор».
     Третий день не проходит чортова ангина, это я вот к чему. Псу под хвост (в фигуральном смысле) отправились два рабочих и один библиотечный день, не говоря уже про досуги земледельца и прочие невинные радости лета, которое, тем временем, уже окончательно перевалив за середину, неумолимо склоняется к осени.
Lucas van Leyden

ТиД

1. Сегодня раньше времени и против воли открыл садовый сезон: враги народа, засевшие в одной из фирм, импортирующих редкие сорта луковичных из Канады, привезли несколько лилейников, калл и лилий в стадии прорастания, так что в холодильник уже не запихнешь. Пришлось высаживать их в горшки; в практическом смысле это означает, что лилии в этом году не зацветут – через три месяца они будут размером более полуметра и, как говорят в некоторых средах, «на бутонах»; на лоджии им будет темно, а в земле – еще холодно, так что бутоны эти засохнут, а оставшаяся ботва уже будет все лето сидеть на клумбе и зацветет в лучшем случае в – страшно вымолвить – 2010 году. Впрочем, может быть все будет и менее трагично. Ну, в общем, начало условно полевых работ – 14 февраля.
2. Дома осталась 1 (одна) сигарета и кончилась минеральная вода. Хорошо, что кофе хоть залейся, а то пришлось бы зафиксировать полное иссякновение стратегических запасов. Но все равно, похоже, пора выходить в белое безмолвие.
3. Из-за головной боли сожрал анонимную таблетку, в которой смутно прозревал анальгин (серебристый с прозеленью кусочек фольги от блистера очень похож). Лучше вроде не становится. Хуже тоже, впрочем. Что это было, доктор?
Lucas van Leyden

***

Отложить в сторону зажигалку, газету, кисет,
Недоеденную краюху, полупустую флягу,
Протиснуться к двери, пока не вернулся сосед
И пройти в коридор, на ходу поправляя бляху.
 
На маленькой станции выбраться на перрон,
Оглядеть водокачку, вокзал, поросшие мохом выи,
Чтоб увидеть, как ангел мщенья протягивает перо
И удаляется, на прощанье сверкнув маховыми.
 
Так сигнальным рельсом взрывается тишина!
Голоса из под ног умолкают в его раскатах.
Пук верительных грамот сжимает, обожжена,
Длань посла убиенных жертв в королевстве катов.
 
Голос плоских могил без надгробий, цветов и оград,
Где покоится столько, что куда любой Хиросиме,
Слышен каждому, но больнее и жестче стократ
Для того, кто есть бич Немезиды в руках Мнемозины.
 
Увидав при жизни падение вражьей орды,
Вынеся все, что Господь нагрузил на плечи,
Он с усталой улыбкой отправляется в те сады,
Где благодарные тени готовят блаженную встречу.