Category: еда

Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: КИЛИМАНДЖАРО. Начало

      «Представляешь», - сказал я своей жене, - «мне приснился совершенно нелепый сон – как будто я лежу в спальном мешке где-то в африканских горах, по крыше избушки барабанит дождь и я никак не могу согреться». От шума дождя я проснулся и оказалось, что сном был разговор, а морок – явью: сквозь щелястую стену домика тянуло утренним туманом, незнакомыми голосами кричали птицы, а в клочке оконного стекла клубилась таинственная жизнь. Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: ИРАН (начало)

      Представьте себе, любезный читатель, что вы – зороастриец-ювелир средних лет и перед вами стоит типичная, но внушительная логистическая задача: вам нужно примерить дутый браслет червонного золота на запястье (оглянувшись, добавим: пухловатое) туземной покупательницы, вероятной красотки. Вот стоит она сама, поблескивая из-под хиджаба карими глазками, щедро окаймленными ресницами (не накладными ли?); рядом сурово переминается соперница, которой браслета нынче не достанется, ибо не ее черед; сзади – их супруг и повелитель в серенькой мышастой рубашке и льняных штанах с заметно оттопыренным карманом: что там? Бумажник, распухший от портретов Р. М. Хомейни или обоюдоострый нож-кард, которым он легчит баранов и наставляет неверных? (Или, вероятнее всего, и то и другое). Вам потребуется полиэтиленовый пакет и вам необходима тряпочка. Пакетом вы прихватываете браслет и аккуратно продеваете в него вдруг обмякшую руку покупательницы. Аккуратно, следя за почтительностью изгиба собственного хребта, вы другой рукой, обернутой в холстинку, берете ее за пальцы (на каждом ногте хной нарисована тильда) и аккуратно тянете ее сквозь браслет. Соперница зажмуривается, муж ухмыляется, красотка счастлива; дело идет к завершению сделки. Оглянемся. Место действия – обширный полуподвал под главным базаром Тегерана; кругом – лавки ювелиров, залитые немилосердным светом, по насмешке называемым дневным; рядом с лавкой, прислонившись к притолоке со скучающим выражением лица стоит явный чужестранец (собственно, автор этих строк) и что-то набирает в телефоне (а именно – живописует эту сцену). Пусть сюжетный уроборос выпустит хвост из пасти; вернемся назад. Collapse )
Lucas van Leyden

ЧРЕВО ЭВТЕРПЫ или ТАИНСТВЕННЫЙ ОБЕД

     В 1913 году, подводя итоги десятилетней работы петербургского ресторана «Вена», составители юбилейного сборника с огорченным недоумением констатировали:
      «Ни среди литераторов, ни среди артистов или художников, туземцев «Вены», нет особо тонких гурманов-гастрономов.
     Поесть и хорошо поесть любят все, и аппетиты, за немногими исключениями, у всех прекрасные, но все они почти никогда не задумываются над картой, не затрудняют себя выбором оригинальных блюд и вин»1.
     Обидная наблюдательность строгого взгляда из-под низко надвинутого поварского колпака подтверждается поэтической практикой модернизма. Рестораны, кафе или кофейни, в изобилии рассеянные по стихам начала ХХ века, решительно не воспринимаются как место трапезы: Collapse )
Lucas van Leyden

Опять Лапин

Вот вдогонку к предыдущему посту еще одна обложка и три стихотворения Лапина – к стыду своему забыл, что у меня есть этот сборник, а когда нашел – понял, что лучше признаться в… эээ….. рассеянности, чем не воспользоваться таким случаем. (№№ 1 и 2 фрагментарно приведены в воспоминаниях Кунина). Collapse )
Lucas van Leyden

Случай на мосту через Совиный ручей

     Пять лет промелькнули как один день и срок читательского билета РГБ закончился позавчера. Сегодня пошел продлевать. Там теперь в группе записи царство нанотехнологий, о котором я за пять лет позабыл – жмешь на кнопку, забегаешь в кабинку по звонку, там девица что-то долго копается в компьютере, а потом говорит сквозь зубы:
     - Я фотографирую!
     - А? Что? Где? – начинаешь оглядываться, а оказывается тем временем шпионская веб-камера уже запечатлела твою растерянную физиономию на новом пластиковом билете, самонадеянно обещающем служить верой и правдой до, страшно вымолвить, 2014 года.
     Чтоб проверить, как работает новый билет, я отправился в читальные залы, благо у меня было немного свободного времени, а в библиотеке в этот час малолюдно. Пройдя через пищащую рамку металлоискателя, которую охраняет бесстрастный фаталист в чем-то полувоенном, я сдал куртку в гардероб и, помахивая новым билетом, отправился к проходному окошку. Барышня, раздающая контрольные листки, заметив сегодняшнюю дату на билете, не поднимая взора, равнодушно спросила меня:
     - Вы в первый раз?
     Я остолбенел. Мне хотелось сказать ей:
Collapse )
Lucas van Leyden

(no subject)

     …Пока покупали продукты, придумал занятный маркетинговый ход – подбирать и продавать комплекты из разноцветных фруктов под названием «Набор для натюрморта». Типа груша-яблоко-мандарин в разных сочетаниях, но существенно дороже, чем по отдельности. Граждане, желающие прослыть романтическими художественными натурами, покупали бы их с загадочным видом.
     Попутно понял, что «айва» - не только название фрукта, но и красивое междометие. Ну и заодно неплохая кличка для собаки.
Lucas van Leyden

(no subject)

     Ездил к своему старому другу, с которым мы примерно раз в месяц дегустируем какие-нибудь интересные напитки и беседуем о книгах – и так уже десять лет. Сегодня была его очередь подбирать выпивку, так что на столе очутилась очень любопытная бутылка (изображение ниже) – марк второй половины 1960-х годов. Это такая штука типа граппы, самогонка из виноградных выжимок, выдержанная в бочках. Очень вкусно и все такое, но замечательна история конкретно этого экземпляра.
Collapse )