Category: архитектура

Lucas van Leyden

КУБИНКА – ЗВЕНИГОРОД – НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ (благочестивый велопоход).

Мой обычный товарищ по велосипедным подмосковным походам в этот раз поехать не смог; как правило, выбор маршрутов составляет предмет наших живейших разногласий (которые, естественно, заканчиваются в момент выхода на трек), ибо он предпочитает бездорожье, а я - асфальт. Пользуясь одиночеством, я решил прокатиться от Кубинки до Новоиерусалимской с заездом в два знаменитых монастыря; карты обещали почти полностью асфальтовый маршрут, тем более заманчивый после недели сплошных дождей. На утреннем пустом автобусе я добрался до Белорусского вокзала (лень было крутить педали лишний час по морозной на рассвете Москве), купил билет, протиснулся на платформу и успел даже выпить неожиданно вкусный кофе, пока не подали экспресс, украшенный изображением озорной собачки: поезд повышенной комфортности «Рэкс». За скудостью опыта (а может быть и ума) мне не удалось пока раскрыть великую тайну железных дорог: какой закономерности подчиняется появление в электричке мест для велосипедов. В иных составах они расположены в первом и последнем вагоне, иногда – в нечетных, иногда их (несмотря на предуведомление о наличии) нет вовсе. Впрочем, вагон был пуст, так что я закатил велосипед вовнутрь (хотя по правилам должен был топтаться в тамбуре) и пристроился в кресле, вычисляя: хоть за минувшие годы мне приходилось ездить с Белорусского вокзала раз десять (в Гомель, Берлин и Ниццу), последний раз электричкой этого направления я пользовался около 1984 года в компании моего тогдашнего пса, незабвенного бигля по имени Трап – и ездили мы на собачью выставку. Как много переменилось за эти годы! А впрочем, вот уже и Кубинка (которую ради мнимого тепла так и тянет произнести с ударением на второй слог). Collapse )
Lucas van Leyden

ТиД

     1. Зря я давеча бранился на бумажную почту, надо было просто подождать. Божьи мельницы мелют медленно: на одно из двух писем, отправленных по поводу Стрибожича, пришел ответ из Государственного архива Вологодской области, за что ему большое спасибо. Впрочем, выяснилось, что сидят там совершеннейшие сфинксы, ибо полученное сегодня послание гласило (перепечатываю без изменений): «Сообщаем, что в личном фонде Клыпина Сергея Васильевича на перечисленных Вами изданиях имеются дарственные надписи автора без указания его фамилии, сведений об издании этих книг не обнаружено». Как же это понимать? Наверное, имеется в виду, что надписи эти адресованы самому Клыпину? Тогда это точно не он, Стрибожич в смысле и значит каноническая атрибуция псевдонима отпадает. Или все-таки там имеются надписи, сделанные от автора разным лицам, которые он типа не успел разослать? Вероятнее все-таки первое и тогда шансы С. С. Перова на победу в этом заезде увеличиваются со страшной силой. Будем ждать ответа из Великого Устюга. Collapse )