Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Lucas van Leyden

ВОКРУГ СЕЛИГЕРА

      Большая часть наиболее увлекательных занятий, доступных современному человеку, как, например, коллекционирование, филологические разыскания или велосипедные путешествия обычно апеллируют к глубоким слоям психологии, отчего и подчиняются порой не вполне линейным законам. Физиологически и прагматически нет особенной разницы между дистанцией, преодоленной на велосипеде в московском парке и такой же - в диком лесу, но для всякого любителя различия более чем очевидны.
      Среди великого множества возможных маршрутов я особенно люблю и высоко ценю круговые объезды вокруг озер: вероятно, тут тоже кроется что-то архаическое. За последние годы мне доводилось прокатиться вокруг озера Неро, Плещеева (большим кругом), Тивериадского моря, Женевского озера, северной части Кемиярви и много чего еще - и уже несколько лет в голову периодически приходила мысль о Селигере. Collapse )
Lucas van Leyden

КОРОТКАЯ ПОЕЗДКА ПО СЕВЕРО-ВОСТОКУ

      Меньше чем за неделю мы проехали две с половиной тысячи километров по северо-востоку России: семейные дела вели нас в Киров, любознательность - в Сольвычегодск, беллетристическая надобность в Тотьму, а филологическая романтика в Великий Устюг (про который я недавно писал). Расположив эти точки на карте, мы из логистических соображений добавили к ним Кострому (где до этого бывали только проездом) и Вологду (один из главных гастрономических центров севера). Обновили электронные карты, заправили отборным топливом автомобиль и двинулись в путь.
      Побывав за последний год на машине и велосипеде в полутора десятках российских областей (посчитаем: Архангельская, Брянская, Владимирская, Вологодская, Ивановская, Калужская, Карелия, Кировская, Коми, Ленинградская, Московская, Мурманская, Новгородская, Псковская, Тверская, Тульская, Ярославская - что-то ведь забыл), должен заметить, что некоторые наши исконные беды, которые казались неискоренимыми, ныне полностью или, по крайней мере, в основном побеждены. Дороги, соединяющие областные центры, приведены во вполне среднеевропейский вид, а некоторые даже и сверх того (например, платная М11, освещенная на всем своем семисоткилометровом протяжении). Дороги районного значения уже бывают разными - от довольно жуткой А123 в Коми до почти безупречных, составляющих несомненное большинство. Иногда это оборачивается приятной избыточностью: планируя один из велосипедных маршрутов (о чем впредь), я решил прокатиться по дорожке, ведущей от Тотьмы к конгломерату деревушек, затерянных в полной вологодской лесной глуши. Ни Яндекс, ни Гугль снимков дороги не показывали, но, узнав, что в одной из деревень (Зыков Конец) числится пять жителей, в другой 96 и только в главной из них - под триста, я был убежден, что ведет туда в лучшем случае грейдер. Как бы не так! Ради этих нескольких сотен человек была проложена асфальтовая дорога превосходного качества - и за три часа катания я встретил на ней ровно одну машину. Занятно, что в городах, особенно небольших, асфальт несравненно хуже: вероятно, это как-то связано с системой распределения дорожных денег. Collapse )
Lucas van Leyden

КУБИНКА – ЗВЕНИГОРОД – НОВЫЙ ИЕРУСАЛИМ (благочестивый велопоход).

Мой обычный товарищ по велосипедным подмосковным походам в этот раз поехать не смог; как правило, выбор маршрутов составляет предмет наших живейших разногласий (которые, естественно, заканчиваются в момент выхода на трек), ибо он предпочитает бездорожье, а я - асфальт. Пользуясь одиночеством, я решил прокатиться от Кубинки до Новоиерусалимской с заездом в два знаменитых монастыря; карты обещали почти полностью асфальтовый маршрут, тем более заманчивый после недели сплошных дождей. На утреннем пустом автобусе я добрался до Белорусского вокзала (лень было крутить педали лишний час по морозной на рассвете Москве), купил билет, протиснулся на платформу и успел даже выпить неожиданно вкусный кофе, пока не подали экспресс, украшенный изображением озорной собачки: поезд повышенной комфортности «Рэкс». За скудостью опыта (а может быть и ума) мне не удалось пока раскрыть великую тайну железных дорог: какой закономерности подчиняется появление в электричке мест для велосипедов. В иных составах они расположены в первом и последнем вагоне, иногда – в нечетных, иногда их (несмотря на предуведомление о наличии) нет вовсе. Впрочем, вагон был пуст, так что я закатил велосипед вовнутрь (хотя по правилам должен был топтаться в тамбуре) и пристроился в кресле, вычисляя: хоть за минувшие годы мне приходилось ездить с Белорусского вокзала раз десять (в Гомель, Берлин и Ниццу), последний раз электричкой этого направления я пользовался около 1984 года в компании моего тогдашнего пса, незабвенного бигля по имени Трап – и ездили мы на собачью выставку. Как много переменилось за эти годы! А впрочем, вот уже и Кубинка (которую ради мнимого тепла так и тянет произнести с ударением на второй слог). Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: АРМЕНИЯ (иллюстрированное приложение)

      С некоторым опозданием выкладываю фотографии из армянской поездки. Рассказ о путешествии здесь. Альтернативный взгляд – тут, там и вот здесь (маршруты наши совпали лишь отчасти, потому что я приехал позже и ненадолго, а Ишмаэль избороздил практически всю страну). Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ – 2 (Венеция – Фосдиново)

      1. Адаптация пилигрима в Венеции – процесс в большей степени физиологический, чем социальный: наиболее верным и радикальным решением было бы отрастить жабры, обзавестись хвостом, покрыться чешуей – и уже в виде чудовища с лазурным мозгом корпеть над травелогом – пользуясь, естественно, вместо обычных чернил – теми, что оставила, скрываясь в испуге, взволнованная каракатица. Но человек слаб и его метаморфозы совсем не декоративны: ходит он по венецианским переулкам, примечая (а чаще пропуская) вешки, оставленные для него неизвестным доброжелателем: дверной звонок с надписью Catullo, двух голубей, синхронно пьющих воду из шестиугольной лужицы, крошечную площадь с затейливым мраморным колодцем (некогда выдолбленным из навершия римской колонны) и божественный аккорд Patti Smith c первого ее (и лучшего) альбома. Аккорд, сходу пожалованный в фантомы, оказался сугубой реальностью – как потом выяснилось, в один из вечеров наших венецианских вакаций P.S. выступала в открытом Teatro Verde – там, где ныне прихотливый художественный ум на страх аборигенам и в назидание приезжим временно воздвиг c благородной целью исполинскую розовую надувную женщину. Collapse )
Lucas van Leyden

ТиД

     1. Зря я давеча бранился на бумажную почту, надо было просто подождать. Божьи мельницы мелют медленно: на одно из двух писем, отправленных по поводу Стрибожича, пришел ответ из Государственного архива Вологодской области, за что ему большое спасибо. Впрочем, выяснилось, что сидят там совершеннейшие сфинксы, ибо полученное сегодня послание гласило (перепечатываю без изменений): «Сообщаем, что в личном фонде Клыпина Сергея Васильевича на перечисленных Вами изданиях имеются дарственные надписи автора без указания его фамилии, сведений об издании этих книг не обнаружено». Как же это понимать? Наверное, имеется в виду, что надписи эти адресованы самому Клыпину? Тогда это точно не он, Стрибожич в смысле и значит каноническая атрибуция псевдонима отпадает. Или все-таки там имеются надписи, сделанные от автора разным лицам, которые он типа не успел разослать? Вероятнее все-таки первое и тогда шансы С. С. Перова на победу в этом заезде увеличиваются со страшной силой. Будем ждать ответа из Великого Устюга. Collapse )
Lucas van Leyden

(no subject)

Из-за несовершенства немецкого wi-fi не смог откликнуться на последнее задание в Снс; впрочем, из-за несовершенства головного мозга отклик получался так себе, может быть и к лучшему, что остался на дне мусорной корзинки в маленьком эльзасском городке. Но возникшее огорчение пришлось заливать бургундским красненьким (ибо нахожусь в Бургундии). Мораль: есть у тучки светлая изнанка. Если б не лень было вставать и идти за книжкой, написал бы апологетический отзыв о романе "латунное сердечко", а так - как минимум до завтра... Главное впечатление дня - чумовые горгульи на соборе в Дижоне. У них такие знакомые морды, как будто через день встречаешь их или их прототипов по пути на работу. Прямо хотелось раскланяться