Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

Lucas van Leyden

ТЕАТРАЛЬНЫЙ РАЗЪЕЗД

- Простите за неловкий каламбур, господа, но, как ни крути, финальное фуэте вышло смазанным. Какой ветер сегодня! Дайте зажигалку, пожалуйста.
- Prego. В такой вечер хочется говорить по-итальянски. Но все-таки вы, полагаю, неправы: финал был почти безупречен
- Ну если безупречность состоит в том, что зритель отвлекается от… эээ… нестандартных статей балерины и вздыхает с облегчением, когда ей удается не грохнуться… то да. «Всех пора на смену»
- Я все-таки попросил бы…
- А, понимаю. Она напоминает вам вашу матушку? Почтительно-с умолкаю
- Мальчики, не ссорьтесь!
- Нет, я не понимаю, чего он добивается. Нет, ну правда. Ну зачем это, а?
- «Как в девках заждалась, готовая озлиться»
- Нет ну ты сам мля понял что ты сказал мля
- Убери лапы ты сука
- Вали его, Сулейман!

Бдыщ! Бдыщ!

(тихая музыка)

«В самом центре Москвы, недалеко от Большого театра минувшей ночью были расстреляны два человека. В ходе конфликта двух групп мужчин, "одна из которых обладала ярко выраженной кавказской внешностью, а вторая - азиатской", кто-то схватился за оружие, рассказал источник"Интерфакса" в правоохранительных органах»
Lucas van Leyden

И ризу влажную мою / Сушу на солнце под скалою

     Граждане, регулярно и бездумно употребляющие выражение «сесть в лужу», редко представляют себе убойную силу этой метафоры. Я же ее только что ощутил, так сказать, органолептически: в рассеянном мерцании фонаря волглый лед слился с асфальтом и мирный переулок меж спящих домов огласился неприятным воплем: это кричал автор этих строк, поскользнувшийся и рухнувший в середину небольшого озерца талой воды. До дому было недалеко и поздних прохожих не оказалось, но моя собака, трусившая за мной с сочувственным выражением на морде, время от времени издавала звуки, похожие на сдавленное хихиканье. Дома, веером разложив перед собой на салфетке паспорт со слипшимися страницами, права, читательские билеты двух библиотек, документы на машину и разрешение на оружие, использованные билетики из разных городов (один из них счастливый), я лишний раз изумился, сколько же лишнего человек таскает в карманах и сколь хрупко его ветхое имущество – но мой друг Морфей, мой давный утешитель, кажется, не даст додумать эту мысль до ее печального финала.
Lucas van Leyden

(no subject)

     Ужасно огорчает меня история нападения следователя Михаила Геннадьевича Калганова (которого держат специально для таких дел) на питерский «Мемориал». Казалось бы, в руках у узурпаторов все, о чем они только могут мечтать: армия, флот, деньги, почта, телевидение, сто тысяч мобильных адептов, которые по щелчку вылезают из своих укрывищ и начинают делать что им прикажут… Ну чего еще?
     Нет, съеживание шагреневой кожи невозможно остановить. И все попутные утешения – что они все это делают только из-за бабла, а не представляющие коммерческой ценности люди и дела окажутся несъеденными – чистая иллюзия. Вот как поросенок убеждает волка, что он худосочный – да ничего, сойдет и худосочный. Тонкое, на самом деле, различие – даже хотелось бы объяснить их действия исключительно корыстью, а не получается – есть еще «национальные интересы», заключающиеся в проутюживании танками любых ростков, пробивающихся через асфальт. «Ежели вам глаза суждено скормить воронам, / лучше если убийца - убийца, а не астроном».