Category: авто

Lucas van Leyden

ПО ДОРОГЕ К ПИЛАТУСУ

      Рожденный в стране, где расстояния принято было измерять неделями пути и только недавно стало – часами полета, я привык к каждому европейскому выезду присоединять по нескольку дел. Мне нужно было в Пражскую национальную библиотеку, чтобы наскоро проглядеть десятилетний комплект русской эмигрантской газеты 1920-х годов, отсутствующей в других книгохранилищах мира. Добравшись до Чехии, глупо было не заехать по семейному делу в Тюбинген. Там ожидались хозяйственные нужды, требующие похода в безотказную IKEA; раз уж все равно туда тащиться, то лучше в страстный Страсбург, чем в скучный Штутгарт. Возвращаться же из тех краев удобнее всего через Цюрих, по пути в который можно и должно забраться на какую-нибудь гору посимпатичнее. На все это было у меня три полных дня, а также день приезда и день отъезда. Пришлось побегать. Collapse )
Lucas van Leyden

«И солнце бьет в крутящиеся спицы, / сливая их в один блестящий диск»

      Вряд ли эта короткая и сугубо практическая заметка будет любопытна моему читателю (если господь пошлет мне читателя), но, как писал автор поважнее нашего, главный адресат – воображаемый alter ego – и мне, признаться, весьма не хватало и не хватает подобного рода руководств.
      Речь идет о велосипедных маршрутах. Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: ЧИЛИ (начало)

      Перед излукой желто-серая укатанная грунтовка ощутимо шла вверх, а после – резко понижалась, образуя естественное углубление; северный ветер, дувший без перерыва несколько дней, а может быть и месяцев, нанес сюда груды песка: мелкого, серого, сыпучего. Получившуюся ловушку, если бы увидеть ее заранее, можно было пройти, что называется, «ходом»: как следует разогнавшись на прямике, сбросить газ перед самым поворотом, чтобы проскочить через песок по инерции (это требовало бы очень аккуратной работы рулем, но, в принципе, было выполнимо). Но, увы, коварное место было скрыто за поворотом – и уже заезжая на бугор, я понял, что дело плохо: тормозить было поздно, а разгоняться бессмысленно; впрочем, инстинкт сработал сам: я нажал и сразу отпустил педаль газа (до ямы оставалось метров пять) и постарался заехать левыми колесами на каменистую обочину: оставался небольшой шанс, зацепившись за твердую почву, все-таки прорваться. Вотще: пролетев несколько метров, машина с так называемым характерным звуком зарылась задними колесами в проклятый песок. Мы с высокочтимым i_shmael вылезли из нее и осмотрелись: до самого горизонта простиралась иссера-желтая безжизненная пустыня, заканчивающаяся на юге мерцающим маревом гигантского солончака. За ним, полускрытая полуденной дымкой, стояла цепь огромных вулканов, над одним из которых лениво курился пар. Странное и равнодушное солнце освещало эту картину. Collapse )
Lucas van Leyden

Что же это делается, дорогая редакция?

Мало того, что позавчера ночью мне пришлось покупать незамерзающую жидкость для автомобильного стеклоомывателя по цене Шато-Лафит, так она еще и замерзла при минус одиннадцати!
Lucas van Leyden

RE: Джонатан Коу. Дом сна. М. 2008

     Сон как физиологический процесс – мой вековечный враг и поэтому, увидев в аннотации, что все действие романа вертится вокруг клиники по лечению нарушений сна, я его немедленно купил, тем более, что имя автора было мне известно. Книг его я раньше не читал, но знал, что он – лауреат разных премий, что, конечно, ничего не означает. Читать довольно занятно – и с точки зрения занимательности действия, и из соображений практической сомнологии.Collapse )
Lucas van Leyden

ТиД

Серьезнейшее испытание для любого убежденного гуманиста – полчаса в одном помещении с работающим телевизором. В обыденной жизни мне как-то удается его избегать: на работе у меня они строжайше запрещены (мною же и запрещены, собственно), а дома мы с ним не пересекаемся – работает он обычно в качестве приставки к DVD или Playstation, разве что иногда дети посмотрят какую-то свою подростковую ерунду, ну а я в это время на кухню ни ногой. А вот в автомобильной мойке избежать никак не удается: холод загоняет в клиентскую зону, а там уже встречает это плазменное окошко в ад (не кажется ли вам, кстати, что все эти темы пламени, семантически связанные с телевизором, имеют инфернальное происхождение? – это я так, к слову). Я сажусь к нему спиной, открываю припасенную книгу, но наушники, которые решили бы проблему, воткнуть не могу, поскольку жду, что о готовности автомобиля объявят по громкой связи. В результате страшно стараюсь сосредоточиться на томе дневников Фаулза, а в уши мне лезет этот ужас. Сегодня я: а) услышал впервые с экрана слово «пи**рас» (это в 10 утра-то, а? типа устраивайтесь поудобнее, наши маленькие зрители); б) вник в сюжет о крысах-мутантах («может погибнуть каждый»), в) изучил, как чета писателей (я запомнил только фамилию мужа – поэта Игнатьева, а визгливые модуляции его жены вышибли у меня из нейронов ее мирское имечко) рассуждает о бескультурье приезжих. Еще чего-то про цыганок, потом какой-то поц пел песню своего сочинения а капелла…. Кошмар, короче. Слава Богу, тачку помыли быстро и я бежал оттуда так, что чуть руль не оторвал.
Lucas van Leyden

(no subject)

Ходасевич вспоминает, что квартирную хозяйку Горького на Капри звали сеньора Какаче и ее усатый квартирант утверждал, что это – сравнительная степень: «Положение, какаче которого быть не может». Корейский автопром, бессмысленно загрязняющий мировую атмосферу, вдруг породил еще одно слово из этой же серии, изобретя автомобиль Kia Cerato. «Дорогая, я как-то серато себя чувствую и в дендрарий завтра не поеду».
  • Current Music
    Pavlov's Dog - Breaking Ice