Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: Эстония, Германия, Швейцария

      «Наш самолет назван в честь великого русского актера Михаила Семеновича Щепкина», - сказал глубокий баритон. – «Я командир корабля, меня зовут Роман Лейбов». От такого сна не слишком хочется просыпаться, да и нужды, кажется, не было - мы медленно ползли, подпрыгивая на невидимых кочках, по темным просторам аэропорта Цюриха, чтобы как следует разбежаться и отправиться домой. Пятидневная насыщенная поездка, которая заканчивалась этим перелетом, не была ни путешествием, ни командировкой, так что я не брал фотоаппарат и не вел дневник – но многолетняя привычка отмечать возвращение заметкой непобедима: вот же она. Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: АЗОРСКИЕ ОСТРОВА

      Борей, так сказать, ярившийся здесь свистом, дул с такой степенью силы, что вершина оказалась полностью очищенной от снега: редкие его крупинки, не выдержав напора, улетали, крутясь, куда-то вниз, где судьба их была предрешена; намерзший в изложьях пересохших ручьев лед был ветром плавно огранен, отчего кругом сверкали необыкновенные ледяные цветы, казавшиеся до сих пор невозможной фантазией малоизвестного поэта. Не встречая себе преграды вдоль всей Атлантики, бешеные порывы ветра яростно атаковали этот небольшой клочок суши, одиноко стоящий среди трудноразличимого внизу океана. Немного выше, почти на уровне трещины-фумаролы, из которой вырывались редкие облачка вулканического дыма, сразу уносимого прочь, вцепившись в крошащуюся вулканическую породу, на узком скальном карнизе стоял высокочтимый i_shmael, слегка развеваясь под ударами урагана, как парадный флаг самопровозглашенной, но славной державы; чуть ниже, в ровно таком же положении, но еще и уперев трекинговую палку в непрочный туф, колебался автор этих строк. Кричать было бесполезно: воздушный вой, свист и хохот заглушали все возможные звуки. Уцепившись покрепче за камень и высвободив, таким образом, вторую руку, я стал жестикулировать. «Послушай!» - казалось, говорил я. – «Извини, что я в такую минуту отрываю тебя от насущных занятий. Конечно, если бы не острая необходимость, я бы не рискнул. Ты знаешь – я не паникер. Если бы можно было обойти эту треклятую скалу с подветренной стороны и подняться там, мы бы непременно постарались это провернуть. Но единственная, хоть и немаркированная тропа лежит по западному склону – и когда к сыпучей почве и гравитации добавляется ураган, поневоле начинаешь сомневаться в благополучном исходе дела. Тропа не видна, склон крут; у нас с собой нет даже паршивой веревки, а сорваться тут – пара пустяков. Давай-ка зафиксируем результат и пойдем отсюда прочь» (попробуйте, кстати изложить все это на языке жестов одной рукой). Мы посмотрели наверх: до вершины оставалось примерно двадцать метров; позади было три часа ходьбы, девять часов полета и два месяца подготовки. Ветер взвыл и захохотал. Мы пошли вниз. Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: АЛБАНИЯ (начало)

      «Только имейте в виду», - сказал продавец, - «на глухих и вислоухих он не действует», - и посмотрел на меня выжидательно. Я постарался вызвать в памяти образ пастушьей собаки: перед мысленным взором вставало что-то крупное, лохматое, разлапистое; виднелась разинутая пасть и клыки, слышался сиповатый лай – но в области ушей Мнемозина оказывалась бессильна. «Хорошо», - сказал я. - «Заверните, пожалуйста, в бумажку».
      В немногочисленных отчетах о восхождении на самую высокую гору Албании теме собак было уделено непропорционально большое место. «Лютый зверь скочил ко мне на бедры», - писал наш английский предшественник, успевший побывать на десятках вершин по всему свету и ни разу не сталкивавшийся с таким вопиющим негостеприимством, - после чего решительно советовал запастись чем-нибудь поувесистее. «Если рассудок и жизнь дороги вам, держитесь подальше от высокогорных районов округа Дибра», - вторил ему чешский альпинист. Собственно говоря, ни в одном из рассказов про гору Korab (2764 м.) не обходилось без упоминания свирепых четвероногих друзей человека, рыщущих вокруг мирно пасущихся отар с твердым намерением закусить мимохожим туристом. Учитывая это, наша с высокочтимым i_shmael система противособачьей обороны состояла из трех рубежей. Collapse )
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: Швейцария

      1. В обшитых деревом и пахнущих олифой сенях горного приюта стоял стеллаж, на котором уходящими в даль рядами покоились розовые резиновые тапки. Была полутьма, на кухне гремели кастрюлями. Откашливаясь и извиняясь, я двинулся вперед по длинному коридору; навстречу мне вышел, утирая руки полотенцем, невысокий человек, очень похожий на птицу. «Не подскажете ли, где здесь туннель?», - спросил я по-французски. Он повернул голову набок и нахохлился. «Туннель?», - переспросил человек-птица. «Да, дырка в земле». «Дырка?». «Ну катакомбы». «Катакомбы?». Разговор зашел в тупик. По-русски я мог бы разрабатывать эти метафорические каменоломни до бесконечности, но запасы иностранных слов у меня лимитированы, так что я на всякий случай запустил разговор по второму кругу (время меж тем безжалостно тикало). «А, der Tunnel!», - воскликнул вдруг мой собеседник и показал в окно: в подножия горы, с которой я только что спустился, и в самом деле виднелся незамеченный мною черный полукруг, слегка задрапированный навалившимся сверху облачком. Поблагодарив человека-птицу, я резво поскакал в противоположном направлении: у меня оказалось лишних полчаса и я успевал еще добраться до самого большого альпийского ледника. Collapse )
Lucas van Leyden

СМЕНА ЭКИПАЖА или ЯЗЫКОВОЙ БАРЬЕР

Фарс в одном действии

Действующие лица:

Валери – работница прокатной конторы

Лука – автор этих строк

Место действия: офис фирмы Hertz в аэропорту Канны-Манделье
(перевод с французского)

В.: Здравствуйте, чем я могу вам помочь?

Л (приближаясь): Извините меня, мой французский есть не очень хорошо. Я имею одна маленькая проблема Collapse )