Lucas van Leyden

(no subject)

      На следующей неделе, если все пойдет по плану, будет закончен печатанием тираж такой книги:

Гершензон М. О., Гершензон М. Б. Переписка. 1895 – 1924. Издание подготовил А. Л. Соболев. М., «Трутень», 2018. – 816 с. Collapse )
Lucas van Leyden

ТАЛДОМ – АБРАМЦЕВО (велопоход)

      Лосиная вошь (она же – оленья кровососка) – настоящий романтик из мира насекомых. Долгие дни, вглядываясь подслеповатыми глазками в окружающий мир, сидит она на невысоких кустиках в ожидании добычи. Но чу! Завидев подходящее животное (в паразитологии оно ласково именуется «хозяин-прокормитель») она нежно подлетает к нему на своих слюдяных красивых крыльях и в ту же секунду не без некоторой даже рисовки отбрасывает их, как бы говоря – «жребий брошен». Погрузившись в уютную шерсть повелителя, она не приступает сразу к пошлому питанию, но некоторое время передвигается в ней в поисках своей, как говорили в старину, второй половинки. И только составив пару с другой особью, они успокаиваются в объятиях друг друга, не забывая, впрочем, время от времени прихлебывать кровь приютившего их крупного млекопитающего. Интеллект В. Лосиной (она же К. Оленья) значительно превышает умственный горизонт среднего насекомого: она не бросится ни на зайца, ни на собаку – побрезгует даже человеческим ребенком, но будет сидеть смиренно в своей лиственной светелке, поджидая достойную добычу – корову, оленя, лося. Или велосипедиста. Collapse )
Lucas van Leyden

ВОКРУГ KEMIJARVI (восток; велопоход)

При виде крупного горного массива естественной реакцией у любого человека соответствующего склада будет – забраться на его самую высокую точку, а при невозможности (или отсутствии времени) – хотя бы обогнуть его по периметру. Сходным образом обстоят дела и с водным объектом: впрочем, искать самое глубокое место озера Kemijarvi не составило бы особенного труда, а вот объехать его по кругу на велосипеде - дело незаурядное. Впрочем, еще более непростую задачу представляет собой выявление его топографически корректных границ, поскольку из-за своих гомерических размеров некоторые его части считаются самостоятельными объектами. В самом узком месте, как раз недалеко от нашего временного приюта, два его берега соединены паромной переправой, что дает возможность разделить задачу объезда его условных берегов на две части – западный круг и восточный (при этом за пределами останется еще огромный и дикий южный массив). Меньший из этих кругов (70 километров) я преодолел в один из предыдущих дней, причем ехал на скорость, почти не останавливаясь, так что фотографий от него не осталось. А вот на второй по размеру маршрут я отправился позавчера – уже в обычном полупрогулочном темпе. Collapse )
Lucas van Leyden

Räisälä - Käylä – Räisälä (велопоход)

Мысленно обведя нашу деревню кругом с радиусом в 70 километров, я увидел на самом краю поселок Käylä: в нем имелись церковь, заправка, магазин, бурная река, автобусная остановка и несколько десятков жителей. В той части Финляндии – на самом краю области Северная Остроботния, в окрестностях крупного города Куусамо, я никогда не бывал, что решило дело и я засобирался в Каулу. Накануне мне плохо спалось: мне все казалось, что я еду уже на велосипеде по каким-то странным местам и уже близок к цели, но вдруг я просыпался и понимал, что до сих пор еще не вышел даже из дома. Так бывает при дальних перелетах, когда душа, двигающаяся на собственных крыльях, не успевает за насильственно перемещаемой оболочкой – и даже теперь, записывая эти строки, я не уверен, не лежу ли я до сих пор под мостом через Совиный ручей в собственной кровати. Впрочем, конечно, нет. Collapse )
Lucas van Leyden

Räisälä – Kursu – Myllykumpu – Räisälä (велопоход)

Тем временем мы переехали на двести километров к востоку, в сравнительно дикие окрестности популярного горнолыжного курорта, который летом больше похож на декорации для фильма ужасов: заброшенные подъемники, полуостановленный ремонт – и только псарня на сорок ездовых собак вносит приятное разнообразие в ожидающий зимних постояльцев пейзаж. Первая прогулка на новом месте была запланирована в сторону веселого города Salla, последнего перед российской границей (от него до Кандалакши меньше трехсот километров). Добраться до этого лапландского фронтира можно по нескольким дорогам, часть которых я опробовал в прошлые годы, но в этот раз я поехал не в саму Саллу, а в обширный лесной массив слева от ведущего в нее шоссе. Судя по карте, там не было человеческого жилья, а лишь одна извилистая грунтовая дорога, на которую выводили лесовозные отводки от созревающих вырубок. Соответственно пришлось скорректировать и запасы: поскольку водой можно было заправиться лишь из окрестных ручейков, я взял с собой вместо обычных полутора литров два с половиной, а вот с едой выходила неловкость: оказалось, что у меня осталось только два батончика и ни одного банана: тем более не приходилось рассчитывать на традиционный гамбургер. Решив питаться ягодами, грибами и кореньями, я отправился в путь. Collapse )
Lucas van Leyden

PESSALOMPOLO – MUUROLA и обратно (велопоход)

Как только стокилометровая дистанция велосипедной прогулки перестает казаться достижением, взгляд на карту окружающих территорий радикально меняется: в зоне относительной доступности оказываются десятки мест, которые прежде казались безнадежно далекими. Проведя мысленно окружность в пятьдесят километров вокруг нашего временного пристанища и сочтя попавшие в нее поселки (впрочем, по малонаселенности здешних мест не слишком многочисленные), я решил съездить в Мууролу, памятную мне двумя обстоятельствами. Во-первых, это последняя станция железной дороги перед Рованиеми: поезд таинственно стоит здесь одну минуту и на моей памяти никогда из него не выходил ни один человек. Во-вторых, буквально две недели назад, проезжая тут на машине, мы вдруг заметили праздничное убранство с явственными песьими мотивами: оказалось, что здесь происходила вселапландская выставка собак. Изящно было бы извлечь с заднего сиденья собственную собаку, занять с ней первое место в ринге, взять гран-при и отбыть прочь, не снимая шелковой полумаски и оставив за собой напряженно молчащую толпу зрителей, но мы всего-навсего прогулялись среди взволнованных владельцев и подвижных состязующихся и поехали себе дальше. Вот туда-то я и отправился пасмурным лапландским утром. Collapse )
Lucas van Leyden

PESSALOMPOLO – AAVASAKSA – OVERTORNEA – PELLO (велопоход)

Мне приходилось пересекать государственные границы самыми разными способами – на самолете, поезде, корабле, в автомобиле и пешком, - но никогда на велосипеде. Поэтому следующий маршрут я проложил по территории двух стран (Финляндии и Швеции) примерно в равных пропорциях. Они разделены здесь широкой и бурной рекой, через которую приблизительно каждые 50 – 100 километров перекинут мост: таким образом я планировал добраться до приграничной Аавасаксы, пересечь реку, проехать вверх по течению до следующей переправы по шведской стороне и вернуться домой в Финляндию. Сказано – сделано. Collapse )
Lucas van Leyden

PESSALOMPOLO – SUUKOSKI – PELLO – SIRKKAKOSKI – PESSALOMPOLO (велопоход)

Если не считать переменчивой погоды и комаров, на свете нет места, более подходящего для катания, чем финская Лапландия: вся она изрезана сетью совершенно безлюдных асфальтовых и хорошо обустроенных грунтовых дорог. Поэтому, едва прибыв на место, я извлек из багажника складной велосипед, собрал его, заполнил рюкзак необходимым и отправился в путь. Collapse )
Lucas van Leyden

К БИОГРАФИИ А. Н. ЕГУНОВА (Томск).

      Томские годы Андрея Николаевича Егунова принадлежат к числу наиболее темных эпизодов его биографии. В первопроходческой хронике пять горестных лет уместились в два абзаца: в 1933 году Егунов был арестован по «делу Иванова-Разумника», осужден на три года ссылки, отправлен в село Подгорное Томской области; 1934 год провел в Томске; в следующем году из-за ужесточения режима переведен непосредственно в Подгорное. По окончании ссылки недолго пробыл в Ленинграде, но, пораженный в правах и не имеющий возможности там прописаться, вернулся в Томск, где преподавал на кафедре иностранных языков Томского государственного университета вплоть до 1938 года (Николев А. (Андрей Н. Егунов). Собрание произведений. Сост., ред. и примеч. Г. Морева и В. Сомсикова. Wien, 1993. С. 358 – 359.). Эти же сведения повторены и в превосходной монографии М. Маурицио (Маурицио М. «Беспредметная юность» А. Егунова: текст и контекст. М., 2008. С. 20 – 21). Ныне мы имеем возможность до некоторой степени расширить наши представления об этом предмете – за счет личного дела Егунова, сохранившегося в университетском фонде в Государственном архиве Томской области (ГАТО. Р-815. Оп. 15. Ед. хр. 818). Collapse )