Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Lucas van Leyden

Ст. Берендеево – Переславль-Залесский – Александров (велопоход).

     Велосипедный маршрут «Александров - Переславль» принадлежит к числу напрашивающихся, но логистика его достаточно сложна. Как известно, с Переславлем нет железнодорожного сообщения; ближайшая к нему станция – Берендеево (в двадцати с лишним километрах), где останавливаются три электрички в сутки, причем последняя в сторону Москвы – около семи часов вечера. Уповать на нее было бы довольно нервно: все-таки велопоход – мероприятие непредсказуемое и любая, даже не фатальная поломка байка или седока грозила бы опозданием и ночевкой среди легендарных берендеевских болот под вой собаки Баскервилевых . Поэтому выбрано было обратное направление: мы планировали первым утренним поездом добраться через Александров до Берендеева, докатить своим ходом до Переславля, после чего пробиваться волчьими тропами в сторону Александрова, надеясь приехать туда до темноты. Готовясь к поездке, я прочитал несколько отчетов (среди которых выделяются своей обстоятельностью два, принадлежащие перу высокочтимого annum_per_annum). Очевидного маршрута между Переславлем и Александровым нет (если не считать таковым возможность тупой пилежки среди выхлопных газов по Ярославскому шоссе), а неочевидных – великое множество: иные из путников, например, утомившись болотными гатями, предпочитали идти по железнодорожным шпалам, ведя велосипеды под уздцы. Сопоставив данные Яндекс-карт, Google Map и Maps.Me (все три источника сильно расходились в деталях), мы придумали свой вариант, загрузили его в телефонную память и двинулись в путь. Collapse )
Lucas van Leyden

СЕРГИЕВ ПОСАД – КИРЖАЧ (велопоход)

Вчера проехали с коллегой давно задуманным маршрутом от Сергиева Посада до города Киржача Владимирской области. Ниже – несколько фотографий с комментариями и практических рекомендаций. Collapse )
Lucas van Leyden

Открытие велосезона: Радонеж – Ассаурово и обратно (65 км.).

     В лесу еще мокро и грязно, а кое-где даже лежат остатки снега, так что маршрут выбирался почти полностью асфальтовый. От музея Абрамцево через деревню Мутовки – на тракт, который прямолинейный Гугль называет «Длинная лесная дорога», оттуда через деревню Жучки в сторону Васькова (я несколько раз описывал эту симпатичную дорогу, так что в этой части - без подробностей). Collapse )
Lucas van Leyden

«И солнце бьет в крутящиеся спицы, / сливая их в один блестящий диск»

      Вряд ли эта короткая и сугубо практическая заметка будет любопытна моему читателю (если господь пошлет мне читателя), но, как писал автор поважнее нашего, главный адресат – воображаемый alter ego – и мне, признаться, весьма не хватало и не хватает подобного рода руководств.
      Речь идет о велосипедных маршрутах. Collapse )
Lucas van Leyden

МИНУВШЕГО ДУША ТОСКУЮЩАЯ ПРОСИТ.

      Библиограф классического склада обычно старается представить любое явление бытия (сколь бы ни было оно многомерным или мимолетным) в виде череды однотипных факторов, выстроив их вслед за тем в алфавитном порядке. Оглядывая мысленным взором закончившийся год, я вижу ряд завершенных и продолженных работ, список состоявшихся путешествий, каталог выращенных растений, реестр приращений коллекции – и традиционно благодарю небеса за то, что запомнится он мне прежде всего этим. Collapse )
Lucas van Leyden

ОШИБКА ФИЛЕРА

      Во внешне благополучной биографии Мережковских вторая половина 1913 года – время постоянного разлада и бытовых неустройств. Все началось с неудачно выбранной дачи: в этом году впервые было взято в аренду имение «Васильевка», принадлежавшее барону Розенбергу (по нынешней номенклатуре – в деревне Веребье Маловишерского района Новгородской области). «Наша дача оказалась ниже всякой критики! Когда приезжал Ант<он> Влад<имирович Карташев>, то спал в передней на нарках! Хозяева нас обмишурили и продолжают мишурить. К довершению – гулять негде, ибо все буераки и чащи <…> Есть тоже нечего, два раза в неделю посылаем за провизией в Спб. <…> Сада нет. Ветер, жара, ночью туманы – и c'est tout. Я себя чувствую неважно. Вечно что-нибудь болит. Так что, видите, не штука и обезмолветь»1. Это же впечатление подтверждал и переночевавший в сенях на «нарках» (т.е. узеньких нарах) Карташев, приезжавший к ним, чтобы навестить свою многолетнюю подругу – сестру Гиппиус Татьяну: «З. Н. здорова. Но они все от своей дачи в таком унынии, что этим я объясняю ее апатию во всем, в письмах в частности»2. Collapse )
Lucas van Leyden

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ПЕТРА КАРАМЫШЕВА (к «Запискам комментатора») - НАЧАЛО

      Среди многочисленных стихотворных записок, рифмованных инскриптов, стихов на случай и всякой прочей поэтической эфемериды, принадлежащей перу Н. Н. Минаева, есть такое восьмистишие:

      П. И. ВАГИНУ
      Записка

      Нет, невозможно слушать на ночь
      Подобную галиматью!..
      Своей поэмой, Петр Иваныч,
      Долбит он голову мою.

      Такой сверхбарабанной дроби
      Слух не выдерживает мой,
      Я весь в поту, в жару, в ознобе,
      А потому бегу домой.


                        1920 г. 20 декабря. Понедельник
                        Москва1
Collapse )