Category: россия

Category was added automatically. Read all entries about "россия".

Lucas van Leyden

ЖИЗНЬ И СМЕРТЬ ПЕТРА КАРАМЫШЕВА (к «Запискам комментатора») - НАЧАЛО

      Среди многочисленных стихотворных записок, рифмованных инскриптов, стихов на случай и всякой прочей поэтической эфемериды, принадлежащей перу Н. Н. Минаева, есть такое восьмистишие:

      П. И. ВАГИНУ
      Записка

      Нет, невозможно слушать на ночь
      Подобную галиматью!..
      Своей поэмой, Петр Иваныч,
      Долбит он голову мою.

      Такой сверхбарабанной дроби
      Слух не выдерживает мой,
      Я весь в поту, в жару, в ознобе,
      А потому бегу домой.


                        1920 г. 20 декабря. Понедельник
                        Москва1
Collapse )
Lucas van Leyden

ТЕАТРАЛЬНЫЙ РАЗЪЕЗД

- Простите за неловкий каламбур, господа, но, как ни крути, финальное фуэте вышло смазанным. Какой ветер сегодня! Дайте зажигалку, пожалуйста.
- Prego. В такой вечер хочется говорить по-итальянски. Но все-таки вы, полагаю, неправы: финал был почти безупречен
- Ну если безупречность состоит в том, что зритель отвлекается от… эээ… нестандартных статей балерины и вздыхает с облегчением, когда ей удается не грохнуться… то да. «Всех пора на смену»
- Я все-таки попросил бы…
- А, понимаю. Она напоминает вам вашу матушку? Почтительно-с умолкаю
- Мальчики, не ссорьтесь!
- Нет, я не понимаю, чего он добивается. Нет, ну правда. Ну зачем это, а?
- «Как в девках заждалась, готовая озлиться»
- Нет ну ты сам мля понял что ты сказал мля
- Убери лапы ты сука
- Вали его, Сулейман!

Бдыщ! Бдыщ!

(тихая музыка)

«В самом центре Москвы, недалеко от Большого театра минувшей ночью были расстреляны два человека. В ходе конфликта двух групп мужчин, "одна из которых обладала ярко выраженной кавказской внешностью, а вторая - азиатской", кто-то схватился за оружие, рассказал источник"Интерфакса" в правоохранительных органах»
Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: МОСКВА – БОТСФЬОРД

      1. В таинственном инкубаторе, где пестуют и лелеют будущих прозаиков, обязано существовать такое упражнение: питомец муз садится перед монитором и, настроив взор на максимальную резкость, художественно описывает все, что его в данную минуту окружает, вплоть до мельчайших подробностей, тренируя таким образом словесную хватку, нужную для взрослой жизни. Заставь ныне меня выполнить этот экзерсис – я не затруднюсь ни на минуту, успевай только оттаскивать испещренные листы: передо мной серебрится маленький язычок фьорда, символизирующий целый Северный Ледовитый океан (но чтобы увидеть последний во всей красе, нужно пройти едва ли не километр, что противоречит условиям задачи); на дворе норвежская полночь, солнце скрылось за горою, хотя светло как днем; пахнет рыбой, попискивают чайки; в умозрительную дверь ломится подразумеваемая треска, начитавшаяся русских рифмованных дольников; теплынь, хотя на окрестных сопках (они окружают наш городок) тут и там видны продолговатые языки снега; перед гостиницей для нужд туриста выставлен деревянный стол, за которым и сидит автор этих строк: перед ним маленький потертый ноутбук, ветеран архивных сессий, слева чашка остывающего кофе и полупустая фляжка напитка “Konjakkia”, прихваченного по пути в финском гастрономе. Кажется, весь мир спит. До Северного полюса отсюда ближе, чем до чего бы то ни было еще. Развязный местный комар кружит над моими пальцами. Лети сюда, дружок, я расскажу тебе одну историю. Collapse )
Lucas van Leyden

ЛЕТЕЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА – 63 (биография - начало)

      Сначала – подробное, исступленное, неистовое – письмо обманутой женщины:

      «Одесса 27 июня ст. ст. / 10 июля н. ст. 1918

      Многоуважаемый Андрей Акимович! Георгий Иванович окончательно меня разорил, обманул, обокрал, последние копейки у меня взял и бросил, уехал из Керчи с одной керчанкой барышней проституткой.
      Меня скомпрометировал, ибо он играл нечестно в клубе и с богатыми матросами которых нечестно обыгрывал и его громко называют в Керчи Шулером. Обыгранный им нечестно матрос хотел его убить, но Г. И., узнав об этом сумел вовремя скрыться и уехал на Кавказ к большевикам (под флагом большевизма) считая, что под крыльями большевизма он больше сможет иметь денег, ничего не работая, не трудясь. В Керчи сейчас немцы и Г. И. нельзя будет возвращаться в Керчь. Г. И. глуп, шулер и мерзавец, лицемер, хитрый фальшивый, весь изолгавшийся, человек без стыда, без самолюбия, без совести. Он кокотка, которая мне слишком дорого стоила. Он высосал все мое состояние, продал все мои вещи, драгоценности и жил на них шикарно, гуляя с барышнями, играя в клубе и не выходя из ресторанов и кабинетов. В Керчи он прожил моих денег за 5 месяцев пребывания 45 тысяч!
      Меня заставил работать, обременяя меня уроками, с утра до ночи и не пускал из дому, чтобы я ему не мешала наслаждаться самому жизнью и это все на мои средства. Сам клялся еженедельно, что мне кровью своей заплатит за все жертвы, которые я для него принесла, но клятвы его были лишь на словах, как все у него и на деле отплатил тем, что бессердечно разорил, обокрал, обманул и уехал, оставляя меня без средств на произвол судьбы в городе чужом, в котором он себя и меня скомпрометировал!
      Сейчас я продала мою шубу доху и верхние вещи и уезжаю через Одессу в Варшаву, к своим. Collapse )
Lucas van Leyden

Путевые заметки: Москва - Киркенес (Норвегия)

     1. Если представить империю в виде человеческого организма (обычная метафора в карикатуре второй половины XIX века), то получается, что шоссе Москва - Петербург будет, например, аортой – или, скажем, пищеводом: в обеих случаях детализация будет обидной для одной из столиц, поэтому углубляться в нее не следует. Я ездил по Ленинградскому (как тяжело растворяются фантомы! город уже да, но область, шоссе и вокзал еще нет) – так вот, по Ленинградскому шоссе за последнее десятилетие раз пятнадцать и привык числить его среди худших дорог любезного отечества. Но - бодрый тон многотиражки так и рвется на кончик пера – положение в новгородской области постепенно налаживается, товарищи, да и тверские дорожники подтя... – тьфу, пропади пропадом – в общем, наиболее вопиющие рытвины кой-как залатали, а вместо кошмарной объездной дороги вокруг Новгорода теперь четырехполосное шоссе, по которому едешь с веселым изумлением: впрочем, недолго. Collapse )