Category: искусство

Category was added automatically. Read all entries about "искусство".

Lucas van Leyden

Ну что Вы теперь скажете, Владислав Фелицианович, недобрый Вы человек?



Чернышев Н. М. Портрет Марии Папер. Х., м. Середина 1910-х (ГЛМ)
Копия предоставлена высокочтимым Львом Михайловичем Турчинским, за что ему большое спасибо.
Lucas van Leyden

(no subject)

     Вот вы смеетесь, а я вчера разговаривал с человеком, который видел портрет Марии Папер. После прочитанных накануне слов Шебуева из предисловия к ее публикации («талантливая и красивая Мария Папер») я слегка приободрился, но все равно немного беспокоился, спрашивая:
     - Ну и как, красавица?
     - Ну как тебе сказать… (сердце мое замерло – Л. Л.) … ну не красавица конечно, но так, нормальная женщина
     - Ну не уродина хоть, как Ходасевич с Цветаевой ее описывают?
     - Нет, совсем не уродина, точно нет.
     Короче, на следующей неделе поеду за копией портрета, к которой будет прилагаться разрешение напечатать его здесь. Волнуюсь, надо сказать, как юный феллах, которому предстоит впервые откинуть паранджу со свежеиспеченной новобрачной. Ну может быть не так сильно, но чувства похожие.
Lucas van Leyden

(no subject)

Приятно, что европейские торговцы русским искусством не обольщаются насчет своей целевой аудитории. Из каталога:
80.70 КБ
Lucas van Leyden

(no subject)

     Бывает так – видишь на запруженной людьми улице европейского города смутно знакомое лицо и начинаешь торопливо пятиться, пока тебя не узнали протискиваться поближе, быстро прикидывая правдоподобные объяснения неожиданной встрече (эмиграция, родственники, конференция по голосемянным) – потом вдруг раз – и оказывается совершеннейший автохтонный двойник того, на кого подумал. А бывает похоже и с книжками. Читаю сегодня довольно дурацкого, хотя местами забавного Бонфильоли («Гамбит Маккабрея»), дохожу до такого эпизода: Collapse )
Lucas van Leyden

(no subject)

     Попасусь-ка я на чужой полянке.

     Вот первые четыре строки стихотворения Мандельштама:

     Как дерево и медь - Фаворского полет,
     B дощатом воздухе мы с временем соседи,
     И вместе нас ведет слоистый флот
     Распиленных дубов и яворовой меди.

Collapse )
Lucas van Leyden

(no subject)

     …Пока покупали продукты, придумал занятный маркетинговый ход – подбирать и продавать комплекты из разноцветных фруктов под названием «Набор для натюрморта». Типа груша-яблоко-мандарин в разных сочетаниях, но существенно дороже, чем по отдельности. Граждане, желающие прослыть романтическими художественными натурами, покупали бы их с загадочным видом.
     Попутно понял, что «айва» - не только название фрукта, но и красивое междометие. Ну и заодно неплохая кличка для собаки.
Lucas van Leyden

Галерея... летейская?

     Я в принципе не собираю оригинальную графику, чему есть несколько причин. Во-первых, она безбожно дорогая. Во-вторых, самые лучшие образцы давно погребены в музеях. В третьих, я не могу самостоятельно верифицировать подлинность, а к экспертным заключениям отношусь не без скепсиса. Ну и, наконец, не так много в доме стен, свободных от книжных полок, а хранить листы в папках, конечно, правильно с точки зрения сохранности, но как-то глуповато. Поэтому графической коллекции у меня в общем-то нет, а есть некоторое количество отдельных рисунков, приблудившихся ко мне за долгие годы.
     Так вот, недавно совершенно волшебным образом ко мне попал большой архив замечательного художника Андрея Яковлевича Белобородова (1886 – 1965). Collapse )
  • Current Music
    AC/DC - Hells Bells
Lucas van Leyden

RE: Грэм Джойс. Дом утраченных грез. СПб. 2008

Если б не хвалебный отзыв Джонатана Кэрролла, напечатанный на спинке переплета, я б его и не купил: начало меня не воодушевило. Да и вся экспозиция кажется какой-то насквозь вторичной – в интерьере из «Волхва» Фаулза разыгрываются сцены из «Семейной жизни весом 157 фунтов» Ирвинга (я упрощаю). Густой греческий колорит делу не помощник, тем более, что и его происхождение представляется довольно-таки литературным: делайте что хотите, но я убежден, что скорпион в бутылке с оливковым маслом приехал прямиком от Джеральда Даррелла. Малоестественные пейзане пляшут и поют по обочинам магистральной сюжетной линии, причем делают это нарочито до крайности. То есть полное ощущение какого-то представления любительской труппы в самопальных декорациях. И вдруг, после половины романа происходит трудноописуемое нечто. Collapse )
Lucas van Leyden

(no subject)

При выезде из деревни был остановлен гаишниками. Поскольку я привык к сюрреалистическим декорациям жизни, то вполне себе ожидал фразы «хорошо вы, Лука, вчера про Латынину написали. Жестоко, но превосходно» или чего-нибудь в этом роде. Тем более, что последний раз гаишников у деревни я встречал более трех лет назад, летней ночью, при том что в машине у меня тогда валялось внушительное произведение искусства; по хорошему, если бы в ту ночь они попросили открыть багажник, ночевал бы я в обезьяннике в райцентре. Но тогда, как и сейчас, все обошлось. Проверили документы и пожелали счастливого пути. В бардачок так и не заглянули:)
Lucas van Leyden

(no subject)

Сегодня полдня рылся в помойке.
Нет, не по бедности в поисках вкусненького. Или, если угодно, не только из-за нее:)
Поехал просматривать кипу старых бумаг, предназначенных к выбрасыванию знакомыми. В результате в дар РГАЛИ поедет архив маленького, но вполне известного публициста конца XIX века, я получил кипу гравюр, рисунков и пару автографов, а за большей частью остального придут науськанные мною букинисты.
А вечности жерло сегодня недополучило ежедневной жертвы.