lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

Categories:
  • Music:

МАРГИНАЛИИ СОБИРАТЕЛЯ: Ф. СОЛОГУБ. «ПЛАМЕННЫЙ КРУГ» (окончание).

Окончание. Начало здесь.


      Занятно, что эту протяжную реплику Петербургский комитет оставил у себя в бумагах, а в Москву отправил лишь сухое резюме, подписанное тогдашним главой комитета, А. В. Бельгардом:

      «Министерство Внутренних Дел.
      Главное управление по делам печати.

      28 мая 1908 г.
      № 5219.

                        В Московский Комитет по делам печати.

      По рассмотрении представленного в копии 5 сего мая за № 1366 сообщения Московского Комитета по делам печати на имя Прокурора Московского Окружного Суда за № 1355 о возбуждении уголовного преследования по обвинению лиц, ответственных в распространении книги Федора Сологуба под заглавием «Пламенный Круг» в преступлении, предусмотренном 73 ст. Уголовного Уложения, Главное Управление по делам печати считает необходимым указать Комитету, что подобного рода сообщение по содержанию своему совершенно не соответствует требованиям закона, определяющего круг обязанностей и назначение учреждений по делам печати.
      Первая, наибольшая часть этого сообщения представляет собою непонятное в данном случае восхваление стихотворений Сологуба в выражениях, которые совершенно не соответствуют официальному характеру бумаги, имеющей целью возбуждение уголовного преследования, причем Комитет попутно и без всякой к тому надобности, отзывается о стихотворениях других поэтов-декадентов Бальмонта и Валерия Брюсова.
      Вместе с тем существу возбуждаемого Комитетом обвинения посвящено в бумаге всего несколько строк и самое обвинение совсем не мотивировано и изложено как бы от имени третьего лица, а по своей редакции может даже навести на мысль, что Комитет не согласен с высказываемым по этому поводу мнением.
      Между тем, признавая необходимым возбудить преследование по 73 ст. Угол. Улож., Комитет должен был точно формулировать предъявляемое им обвинение и не ограничиваясь указанием на то, что Комитет усматривает в приводимых им стихотворениях «все признаки возбуждения дерзостного неуважения к истинам и Таинствам Христовой веры», доказать преступный характер инкриминируемых им выражений.
      Сообщая о вышеизложенном Московскому Комитету по делам печати, Главное Управление считает долгом предложить Комитету обратить особое внимание на порядок возбуждения судебного преследования по делам печати и как на содержание, так и на редакцию обращений своих по этому предмету к чинам прокурорского надзора.
      Начальник Главного Управления по делам печати Бельгард»18.

      Тем временем редакция «Золотого руна», получившая, конечно, известие об аресте книги, энергично искала пути к ее вызволению. Тастевен писал Сологубу в недатированном письме:

      «Глубокоуважаемый Федор Кузьмич! «Пламенный Круг», как мне удалось узнать в цензурном комитете, конфискован за стихотворение «Марии» на 124 стр., где цензор (Бартенев) усматривает «соединение таинства причастия с дефлорацией». Мне кажется, что единственная возможность спасти книгу – это пожертвовать этим стихотворением, вырезав страницу. Как советуете Вы поступить? Посылаю Вам одновременно 1 экземпляр (часть издания мне удалось спасти)»19.

      Понятно, что письмо это не могло быть написано раньше начала мая, когда, собственно, Бартенев сформулировал свои претензии. Вероятно, Сологуб охотно согласился на предложенный гамбит – в результате из всех экземпляров книги была вырезана страница 124 с злополучным стихотворением, а на его место вклеена другая, отпечатанная на той же бумаге, со старым стихотворением «Здесь, на этом перекрестке…». Ни второе насторожившее Бартенева стихотворение про грешника, ни оглавление (где так и осталась «Мария») не перепечатывались. Вероятно, как это обычно бывало, сколько-то экземпляров (как минимум один, как следует из письма) удалось оставить неперепечатанными – но, несмотря на все старания, я разыскать ни одного такого не смог.
      Еще через некоторое время Тастевен докладывал об успехе операции с переверсткой:
      «Глубокоуважаемый Федор Кузьмич! Спешу отправить Вам 100 экземпляров «Пламенного круга» в исправленной редакции. Думаю, что теперь издание спасено из лап цензуры: конфискована в типографии лишь часть издания, остальные экземпляры находятся в безопасности. К сожалению, при перепечатке стр. 124 типография по недосмотру корректора допустила досадную опечатку, которую я уже распорядился оговорить в особом примечании, теперь печатаемом»20.
      Опечатка эта очевидна: в стихотворении «Здесь, на этом перекрестке…» предпоследний катрен должен звучать:

      И в сиянье непорочном,
            в полуночной тишине
      Все дыханья, все желанья
            возвращались вновь ко мне.

      В книге же вместо этого напечатано:

      И в сиянье непорочном,
            в полуночной тишине
      Все дыханья, вновь желанья
            возвращались все ко мне.

      Любопытно, что ни списка опечаток, ни особой ленточки-бандерольки с указанием на опечатку (как было принято) сделано не было. Остается, впрочем, шанс, что эта перемена слов не опечатка, а поправка самого автора, но шанс этот невелик: так, например, в собрании сочинений был возвращен первоначальный вариант.
      Вероятно, к этой серии из ста авторских экземпляров, вырванных из лап цензуры (хотя и слегка в угоду ей перемененных), относится большая часть надписанных и раздаренных автором. Датировать начало этой процедуры мудрено: Сологуб почти никогда не ставил даты в инскриптах. Самый ранний из известных откликов относится к 13 мая (то есть как раз в разгар цензорской переписки): в этот день Брюсов, уже получивший и прочитавший книгу, писал автору: «Как читатель, от всей души благодарю Вас за «Пламенный круг». Очень редко приходится читать по-русски с такой радостью и таким удовлетворением, как я читал Вашу книгу. Считаю ее лучшей среди сборников Ваших стихов, самой зрелой, самой сильной»21. В настоящее время выявлены экземпляры, подаренные А. Блоку («Сердечно любимому Александру Александровичу Блоку Федор Сологуб»22), М. Волошину («Максимилиану Александровичу Волошину на добрую память. Федор Сологуб»23), А. Р. Крандиевской (собрание Л. М. Турчинского), М. А. Кузмину («Михаилу Алексеевичу Кузмину в знак искреннего уважения, сочувствия и любви. Федор Сологуб. 1908»24), К. А. Сюннербергу (ныне – музей Ахматовой)25, В. В. Уманову-Каплуновскому («Дорогому Владимиру Васильевичу Уманову-Каплуновскому душевно любящий его Федор Сологуб»26). Я, конечно, не ставил себе цели выявить все известные инскрипты.
      Далее следуют экземпляры, несомненно существовавшие, но пока неразысканные: подаренный Тэффи27, Ан. Н. Чеботаревской28, Вяч. Иванову («Благодарю Вас, дорогой поэт, за «Пламенный Круг» и надпись на книге, в которой Вы еще большее, чем в прежних книгах лирики, развернули великолепие» 29).
      Почти наверняка был преподнесен экземпляр В. А. Щеголевой, которая просила автора в письме от 14 июня 1908 г.: «Очень бы радостно было получить «Пламенный круг»… очень. Как Вы думаете?»30.
      Следует добавить, что в петербургском частном собрании хранится фальшивый автограф «Моему поклоннику от автора» (!), описанный, естественно, в качестве настоящего31.
      У меня в собрании находятся четыре экземпляра первого издания «Пламенного круга» и один экземпляр второго (о котором впредь).

Somovskij-obl       Somovskij-avt


      1. Сологуб Ф. Пламенный круг. Стихи. Книга восьмая. М., 1908.
      С автографом автора: «Дорогому Константину Андреевичу Сомову искренне преданный Ему Федор Сологуб».
      Происходит из собрания М. И. Чуванова, с его экслибрисом на обороте обложки и оттиском владельческой печатки на обороте титульного листа.
      Приобретен при покупке значительной части чувановского собрания автографов у его наследников.
      В экземпляр вклеена реклама-бандеролька издательства «Золотое руно» (встречающаяся довольно редко) с перечислением шести вышедших изданий и анонсом «Земли в снегу» Блока.
      Отношения Сологуба с Константином Андреевичем Сомовым никогда не были особенно близкими, хотя знакомы они были как минимум с середины 1900-х годов: Сомов не раз присутствовал на сологубовских домашних собраниях32. В 1910 году Сомов нарисовал знаменитый впоследствии портрет Сологуба. Канва их последующих отношений без труда восстанавливается по опубликованным дневникам Сомова.

Hovansk_obl       Hovansk_avt


      2. Сологуб Ф. Пламенный круг. Стихи. Книга восьмая. М., 1908.
      С автографом автора: «Евгении Алексеевне Хованской на добрую память Федор Сологуб».
      Экземпляр изрядно поживший, без владельческих знаков, с пометой букинистического магазина 1990 года (где он и был куплен).
      Евгения Александровна Хованская (1887 – 1977) – актриса, жена поэта П. Потемкина. Играла в пьесе Сологуба «Ночные пляски». Сологуб, относившийся к ней с приязнью, старался ее протежировать, чем вызвал даже легкий упрек режиссера Незлобина: ««Многоуважаемый Федор Кузьмич, Вы и сами понимаете, с каким большим удовольствием мне хотелось бы сделать Вам удовольствие и принять Евг. Ал. Хованскую, но, дорогой Федор Кузьмич, на будущий сезон это просто невозможно, состав труппы уже давно, давно полон, даже больше»33.

Nik_dm


Nik_dm_nadp


      3. Сологуб Ф. Пламенный круг. Стихи. Книга восьмая. М., 1908.
      На авантитуле почерком, весьма напоминающим «домашний», непарадный почерк Сологуба, написано «Николаю Дмитриевичу» и прибавлена еле заметная дата «16/III».
      Я отнюдь не уверен, что эта запись представляет собой автограф автора, но и расставаться с нею глупо. Логистически обосновать ее появление можно: например, счесть этот экземпляр предназначавшимся для критической рассылки (так было принято), но уверенности в ней у меня нет. Среди сологубовских знакомых Николаев Дмитриевичей двое – его коллега Линьков, посещавший его в середине 1900-х годов и писатель Телешов.

Nerazr-obl


      4. Сологуб Ф. Пламенный круг. Стихи. Книга восьмая. М., 1908.
      Неразрезанный экземпляр, некогда купленный для выявления перепечатанных по велению цензуры страниц (очевидно, что в нетронутой книге разрезаны будут только те тетрадки, которые подвергались переделке). Просмотр его тогда же выявил то, что уже было известно из цензурного дела: изменения коснулись только листа со страницами 124/125.

      Тем временем цензурная эпопея еще отнюдь не кончилась. Более того, хотя 17-го мая в официальном вестнике Комитета было уже объявлено о выходе книги (тиражом в 2000 экземпляров)34, формально она числилась под спудом. Только 30 мая редакция «Золотого руна» отправила в цензуру экземпляр с перепечатанной страничкой, сопроводив его посланием:

                        «В Московский цензурный Комитет
      М. Г.
      Редакция «Золотого Руна» имеет честь препроводить на усмотрение Московского цензурного Комитета экземпляр исправленного издания книги Федора Сологуба «Пламенный Круг», на первоначальное издание которой был наложен арест по постановлению Цензурного Комитета.
      Секретарь редакции Г. Тастевен
      Москва 30 мая 1908 г.»35

      Вероятно, оно прибыло одновременно с суровым письмом непосредственного начальства из Петербурга (я цитировал его выше), так что москвичи, вместо того, чтобы удовлетвориться сделанной купюрой и выпустить наконец книгу в свет, вновь вступили в переписку. Неделю спустя они отвечали «Золотому руну»:

      «Московский Комитет по делам печати.
      Июня 6 дня 1908 г.
      № 1617

                        В Редакцию журнала «Золотое Руно».
      Обсудив заявление Редакции «Золотого Руна» о выпуске в свет книги Федора Сологуба «Пламенный Круг» в исправленном виде, Моск. Комит. по делам печати нашел, что с означенным ходатайством Редакции следует обратиться к Прокурору Московского Окружного Суда, в производстве которого находится переписка по настоящему делу, отосланная при отношении Комитета, от 5 минувшего мая за № 1355.
      О таковом определении Канцелярия Комитета имеет честь уведомить Редакцию с возвращением двух экземпляров книги Сологуба.
      Секретарь
      Помощник Секретаря»36

      Вероятно, Тастевен и Рябушинский действительно обратились за разъяснениями в прокуратуру: этих документов у нас нет. Прокуратура же, против ожидания, вместо того, чтобы отмахнуться от этого нелепого дела, начала вдруг имитировать расследование, попутно отчитываясь перед Комитетом: так, например, 30 июня она сообщила, что сделала запрос «Младшему Инспектору Книгопечатания и книжной торговли 2 уч. г. Москвы о том, кто состоит ответственным издателем названной книги»37. Дальше началась вялая дистанционная бюрократическая кадриль: ради незлоупотребления читательским вниманием я не буду приводить следующие документы, ограничившись кратким их пересказом: 19 июля Московский комитет по делам печати сообщает в канцелярию генерал-губернатора, что прокуратура ведет расследование, а он, комитет, умывает руки. 4 сентября канцелярия генерал-губернатора спрашивает у комитета «в каком положении находится в настоящее время дело» против «Пламенного круга». Не дождавшись ответа (!), 6 октября она повторяет свой запрос. 8 ноября комитет спрашивает у прокуратуры как идет расследование. Два дня спустя, 10 ноября, канцелярия снова интересуется у комитета («в дополнение к отношениям от 4 сентября и 6 октября с.г.»), нет ли у него новостей. 12 декабря этот вопрос повторяется. И вот, наконец, 15 декабря прокурор Московского Окружного суда пишет, что «дело об издании сборника стихов Федора Сологуба «Пламенный круг» предложено Московскому Окружному Суду 15 декабря с заключением о невозбуждении судебного преследования против автора и издания названного сборника, за отсутствием состава преступления и об отмене ареста наложенного на это издание по распоряжению Комитета». Два дня спустя комитет сообщает об этом генерал-губернатору. В итоге, 21 февраля уже следующего, 1909 года, Московский комитет по делам печати сообщает ту же радостную весть в Петербург, но на всякий случай переспрашивает: «не встречается ли препятствий к снятию с означенной книги ареста в виду действующего в столице Положения о чрезвычайной охране?». Вероятно, Петербург отвечал в том смысле, что никаких препятствий не встречается и с 27 февраля книга была полностью свободна.
      Редко какая из сологубовских книг была встречена столь единодушными восторгами. За короткое время (первые отзывы появились в июне) о ней успели отозваться в превосходных степенях В. Брюсов38, Н. Гумилев39, Г. Чулков40, А. Блок41, В. Малахиева-Мирович42, И. Анненский43, А. Горнфельд44, С. Городецкий45, А. Измайлов46 и загадочный, но симпатичный Петербуржец из журнальчика «На Кавказе»47.
      Благодаря значительному тиражу в коллекционном смысле она особенной редкости не представляет: даже в наше невеселое время в продаже обычно есть три-четыре экземпляра, среди которых, может быть, найдется и один пристойный. Напротив, автографы Сологуба, особенно настоящие, давно уже попадаются крайне нечасто и стоят весьма недешево.
      Спустя четырнадцать лет было предпринято второе издание «Пламенного круга». О переиздании зашла речь еще в 1919 году: в интервью, напечатанном в «Вестнике литературы», Сологуб говорил: «В настоящее время <…> я заканчиваю свой новый роман «Заклинательница змей». <…> Роман выйдет в издании Гржебина и, вероятно, скоро будет напечатан, так как получено уже разрешение на бумагу для него. Тот же Гржебин издает мой роман «Мелкий бес» (восьмым изданием). Он же печатает сборник моих стихотворений «Пламенный круг», а также и два маленьких сборника»48. В действительности договор со знаменитым Зиновием Гржебиным был заключен только 6 сентября 1921 года: согласно ему, к издательству переходили права на переиздание «Мелкого беса», «Пламенного круга» и на книгу рассказов «Земные дети»49. По условиям времени требовалось уже разрешение властей, которое и было получено в рекордно короткий срок – 15 октября 1921 г.50 Между тем само печатание растянулось больше чем на год – о выходе книги было объявлено только в октябре следующего 1922 года51.

1922-obl


1922-portr       1922-tit


      5. Сологуб Ф. Пламенный круг. Стихи. Издательство З. И. Гржебина. Берлин - Петербург - Москва. 1922. На обороте титульного листа: Alle Rechte, / einschlieblich des Ubersetzungsrechtes / vorbehalten / Copyright 1922 / by Z. J. Grchebin, Verlag, Berlin / Печать Библиографического Института в Лейпциге.

      Книга отпечатана с обычным для Гржебина изяществом: на фронтисписе портрет работы Ю. Анненкова, хорошая бумага, четкая печать. Встречена она также была весьма неплохо: обозреватель газеты «Руль» называл ее «лучшей из поэтических книг Сологуба, ныне прекрасно переизданной издательством З. И. Гржебина»52; импрессионистический разбор заглавия напечатала в «Накануне» Нина Петровская53. Вскоре издательство Гржебина поджидал тяжелый удар: официальный запрет на ввоз в СССР книг, изданных за рубежом – но экземпляров второго «Пламенного круга» всегда хватало. Впрочем, с автографами я его не встречал никогда. Любопытно, что во втором издании Сологуб не только вернул вырезанное в 1908-м году стихотворение, но и оставил на прежнем месте то, что было напечатано ему на замену (но при этом, кстати, не поправил возникшую в нем опечатку). Не значит ли это, что «Пламенный круг» 1922 года представляет собой простую, неавторизованную перепечатку (что по тогдашней трудности сношений с заграницей вполне представимо)? Это потребовало бы пересмотра некоторых современных принципов сологубовской текстологии.

==

18 ЦГА Москвы. Ф. 31. Оп. 3. Ед. хр. 930. Л. 9 – 9 об.
19 Цит. по: Павлова М. М. Ук. соч. С. 281.
20 Там же.
21 Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дома на 1973 год. Л., 1976. С. 115 – 116 (публ. В. Н. Орлова и И. Г. Ямпольского).
22 Библиотека А. А. Блока. Описание. Сост. О. В. Миллер, Н. А. Колобова, С. Я. Вовина. Под ред. К. П. Лукирской. Кн. 2. Л., 1985. С. 276.
23Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дома на 1974 год. Л., 1976. С. 153 (публ. В. П. Купченко).
24 Universitatsbibliothek Tubingen, шифр 35 А 174 (опубликовано: Харер К. Кузмин и Гюнтер // Новое литературное обозрение. № 24. 1997. С. 269).
25 Книги и рукописи в собрании М. С. Лесмана. Аннотированный каталог. Публикации. М., 1989. С. 202
26 РГАЛИ. Ф. 512. Оп. 2. Ед. хр. 3. Л. 2.
27 Ср. в ее недатированном письме автору: ««Есть подаренные Вами «Мелкий бес», и "Пламенный круг" и есть приобретенные мною книжка стихов и роман. Очень бы хотела получить стихи!» (цит. по: Фетисенко О. Л. Тэффи и Федор Сологуб (к творческой истории книги «Семь огней») // Труды Государственного Музея истории Санкт-Петербурга. Выпуск IV. Спб., 1999. С. 297.
28 «Читала «Пламенный Круг». Ужасно понравилось «Люби меня ясно» — завтра выучу...» (Письмо Чеботаревской к Сологубу от 17-18 июня 1908 г. – Лавров А. В. Новонайденные письма Анастасии Чеботаревской к Федору Сологубу (1907 – 1916) // Федор Сологуб. Разыскания и материалы. М., 2016. С. 416).
29 Письмо от 29 октября 1908 г. // Ежегодник рукописного отдела Пушкинского дома на 1974 год. Л., 1976. С. 144 (публ. А. В. Лаврова).
30 ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 3. Ед. хр. 905. Л. 2.
31 Башмаков А. И., Башмаков М. И. Описание коллекции книг, содержащих автографы, из библиотеки М. И. Башмакова. Спб., 2009. С. 240.
32 См.: «Тетради посещений» Федора Сологуба. Вступит. статья, публ. и аннотированный указ. имен М.М. Павловой и А.Л. Соболева // Федор Сологуб. Разыскания и материалы. М., 2016. С. 78, 84, 85, 86, 87, 88, 94.
33 Цит. по: Письма С. А. Соколова и Л. Д. Рындиной к Ф. Сологубу и Ан. Н. Чеботаревской. Вступительная статья, подготовка текста и комментарии Н. А. Богомолова // Федор Сологуб. Разыскания и материалы. М., 2016. С. 176.
34 Книжная летопись Главного управления по делам печати. № 19. 17 мая. Перечень в алфавитном порядке книг, поступивших с 1 по 15-е мая 1908 г. С. 24.
35 ЦГА Москвы. Ф. 31. Оп. 3. Ед. хр. 930. Л. 13.
36 Там же. Л. 10-11. Поскольку это так называемый «отпуск» (копия отправленного письма) подписей в конце там нет.
37 Там же. Л. 16.
38 Брюсов В. Я. Среди стихов: 1894—1924: Манифесты, статьи, рецензии. Сост. Н. А. Богомолов и Н. В. Котрелев, вступ. статья и коммент. Н. А. Богомолова. М., 1990. С. 275.
39 Гумилев Н. С. Письма о русской поэзии. М., 1990. С. 77 – 78 (см. также комм. Р. Д. Тименчика на с. 297).
40 Слово. 1908. № 488. 20 июня. С. 6. Чулков получил экземпляр от Г. Тастевена с сопроводительным недатированным письмом: «Одновременно высылаю Вам экземпляр книги Сологуба «Пламенный круг», может быть Вы написали бы о ней статью для «Руна» или для другого издания» (РГБ. Ф. 371. Карт. 4. Ед. хр. 70. Л. 24 об.).
41 Блок А. Полное собрание сочинений. Т. 8. М., 2010. С. 41 – 45. Блок (что не очень для него характерно) подарил экземпляр «Пламенного круга» матери с лаконичной надписью.
42 Русская мысль. 1908. № 8. Отд. IV. С. 169 – 171.
43 Анненский И. Книги отражений. Издание подготовили Н. Т. Ашимбаева, И. И. Подольская и А. В. Федоров. М., 1979. С. 349 - 351.
44 Зарницы. Литературно-политический сборник. 1909. № 2. С. 53 – 88.
45 Образование. 1908. № 7. Отд. III. С. 72 – 74.
46Образование. 1908. № 8. Отд. III. С. 8 – 9.
47 Петербуржец. Литературные новости // На Кавказе. 1909. № 1. С. 89 - 90. Псевдоним этот в свое время использовали Чехов и Ленин, но Чехов уже умер, а Ленин не подходит по тексту.
48 Вестник литературы. 1919. № 7. С. 6.
49 ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 6. Ед. хр. 39. Л. 3.
50 Литературная жизнь России 1920-х годов. События. Отзывы современников. Библиография. Ответственный редактор – А. Ю. Галушкин. Том 1. Часть 2. Москва и Петроград. 1921 – 1922. М., 2006. С. 517.
51 Россия. 1922. № 3. С. 31.
52 Кадашев В. <Амфитеатров А. В.> Федор Сологуб. Пламенный круг // Руль. 1922. № 631. 24 декабря. С. 21 – 22.
53 Заканчивается он: «С благородной простотой и чутким вниманием издан «Пламенный круг» к-вом 3. И. Гржебина» (Петровская Н. Разбитое зеркало: Проза. Мемуары. Критика. Сост. М. В. Михайловой; вступ. статьи М. В. Михайловой и О. Велавичюте; коммент. М. В. Михайловой и О. Велавичюте, при участии Е. А. Глуховской. М., 2014. С. 651).
Tags: Российская вивлиофика, Собеседник любителей российского слова
Subscribe

  • ТЕХНИЧЕСКОЕ

    Издательство Ивана Лимбаха (которому я навеки признателен) просит сообщить, что новый тираж "Грифонов" вышел из печати и на этой неделе поступит в…

  • "МУЗЕЙ КНИГИ" (окончание)

    Начало - здесь. ТОМ ВТОРОЙ ХI. А. С. ПУШКИН 204. Руслан и Людмила, 1820 205. Кавказский пленник, 1822 206. Цыганы, 1827 207. Братья…

  • "МУЗЕЙ КНИГИ" (начало)

    В самом конце двадцатого века я был знаком с одним антикваром из Минска. В предмете он разбирался очень хорошо, при этом был весьма…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments

  • ТЕХНИЧЕСКОЕ

    Издательство Ивана Лимбаха (которому я навеки признателен) просит сообщить, что новый тираж "Грифонов" вышел из печати и на этой неделе поступит в…

  • "МУЗЕЙ КНИГИ" (окончание)

    Начало - здесь. ТОМ ВТОРОЙ ХI. А. С. ПУШКИН 204. Руслан и Людмила, 1820 205. Кавказский пленник, 1822 206. Цыганы, 1827 207. Братья…

  • "МУЗЕЙ КНИГИ" (начало)

    В самом конце двадцатого века я был знаком с одним антикваром из Минска. В предмете он разбирался очень хорошо, при этом был весьма…