lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

Categories:

"Как ясен Август, нежный и спокойный, / Сознавший мимолетность красоты"

      С 6 августа по 2 сентября я проехал на велосипеде по Финляндии 1529 километров - это больше, чем среднестатистический владелец велосипеда проезжает за несколько лет, а то и за всю жизнь. Дистанция эта сложилась из одиннадцати походов:

6 августа. Хельсинки - Коувола. 145 км. (трек)

8 августа. Хельсинки - заповедник Porkkala и обратно. 101 км. (трек)

11 августа. Pessalompolo - Overtorneo (Швеция) - Pello - Pessalompolo. 176 км. (трек)

13 августа. Pessalompolo - Aavasaksa и обратно. 86 км. (трек)

15 августа. Грунтовой заезд вокруг озера Lohijarvi. 60 км. (трек).

18 августа. Pessalompolo - Tervola - Muurola - Pessalompolo. 180 км. (трек)

20 августа. Грунтовой заезд к Собачьему озеру и сопке Большой Собаки. 74 км. (трек)

22 августа. Pessalompolo - Рованиеми и другой дорогой обратно. 174 км. (трек)

26 августа. Raisala - Kayla - Salla - Raisala. 209 км. (трек)

29 августа. Raisala - Pelkosinniemi и обратно (грунт). 173 км. (трек)

2 сентября. Хельсинки - архипелаг Пеллинки и обратно. 151 км. (трек)

      Понятно, что описывать их все в отдельных постах бессмысленно, тем более, что в записях треков есть полные технические подробности и кое-какие фотографии. Вероятно, я ограничусь в итоге изложением трех-четырех самых запоминающихся и/или живописных маршрутов. При этом мне кажется, что некоторый велосипедный опыт, полученный за эти походы, может быть небесполезным для тех, кто соберется ездить в северной Европе: по крайней мере, четыре года назад, когда я после тридцатилетнего перерыва сел на велосипед, мне бы заметки такого рода оказались очень кстати.
      Вот так выглядит аппарат, на котором я ездил в августе:

IMG_1296

      Это Montague Paratrooper 2015 года выпуска. Главная его особенность - складная рама, которая, впрочем, в этом году утратила (надеюсь, временно) свою способность к складыванию: закрепляющий ее в разложенном виде стальной штырек намертво сросся с алюминием. Теоретически можно, приложив определенное усилие, попробовать их разъединить, но это грозит поломкой штырька, а новый будет малой скоростью плыть из Небраски с завода-изготовителя долгие месяцы. Поэтому мы с мастером решили подождать конца сезона, а тогда уже рискнуть. Если не считать рамы, это обычный тяжелохвостник, он же хардтейл, он же МТБ, он же горный велосипед - самый распространенный и универсальный тип двухколесной машины. Принадлежит он к начально-среднему уровню, что один раз приятно отразилось на цене, а потом многократно и неприятно - на надежности, поскольку веломаркетологи, злобно пощелкав калькуляторами и посмотрев статистику, рассудили, что большая часть покупателей таких велосипедов проезжает 100-200 километров за сезон, так что нечего ради них и стараться. В результате велосипед требует частого техобслуживания, которое в основном сводится к замене отслуживших деталей: так, в июле мы заменили цепь, кассету, передние звезды, перебрали обе втулки - и, кажется, цепь уже снова намекает, что как бы пора. При этом он, как и любая машина, тесно взаимодействующая с человеком, представляет собой уже не столько механизм, сколько организм, так что часть возникающих симптомов склонна к самоизлечению или врачуется немедицинскими методами. Так, например, иногда он любит поскрипеть откуда-то снизу (велосипед - штука сложнорезонирующая, так что определить источник скрипа непросто). Звук этот как появляется, так и исчезает - и, пока доедешь до мастерской, предъявить уже оказывается нечего. Но опытным путем выяснилось, что звук этот убирается проездом по луже, хотя бы самой маленькой, причем даже медленным, без брызг: Монтэгю не то, чтобы нуждается во влажной смазке, а ему просто хочется катнуть по мокренькому - и он немедленно перестает скрипеть.
      По сравнению с заводским вариантом в мой экземпляр внесены некоторые изменения, каждое из которых, как в компьютерной игре, добавляет несколько процентов к умениям (или скиллам, как говорили в старину) героя. Вот наиболее важные из них.
      1. Резина (+ 10 % к скорости, + 10 % к силе, + 10 % к дистанции). Все горные велосипеды комплектуются на заводе брутальной шипастой резиной, назначение которой - подчеркивать мужественность его владельца (или - по контрасту - женственность владелицы). В практическом смысле нужна она только в тот редкий миг, когда грунтовку еще развезло, но ехать еще можно: обычно это 100-200 метров, после чего вам все равно придется тащить велосипед на руках. Поэтому я без тени сожаления поменял грубые издательские покрышки на полуслики Schwalbe Hurricane - легкие, бесшумные, с отличным накатом по асфальту и предсказуемым поведением на грунте. Накачиваю я их почти до верхней границы, чтоб лучше катили - хотя на гравии из-за этого сильно трясет.
      2. Грипсы, сиречь держалки (+ 10 % к комфорту). В принципе, велосипедист обычно парит в воздухе, касаясь грешной земли лишь в пяти местах, и то опосредованно - и все эти пять точек опоры склонны к физическому страданию. На заводе обычно ставят самые простые резиновые грипсы, которые неудобны и нехороши: я заменил их на толстенькие кожаные хваталки Brooks, от которых рука не мерзнет и не затекает. Впрочем, дело это на любителя - есть много разных форм и вкусов; я же полностью доволен имеющимися.
      3. Седло (+ 200 % к комфорту). У кожаного седла Brooks множество недостатков: оно дорогое, боится дождя, нуждается в смазке особым кремом, поскрипывает, марает светлую одежду и т.д. - но оно единственное из известных мне, которое позволит вам проехать на велосипеде двенадцать часов, не испытав в том месте, которым вы к нему повернуты, ни малейшего недомогания. Я использую модель Flyer, которая оборудована дополнительными пружинками, но бывают они самыми разнообразными (и даже пластиковыми для вегетарианцев). Сзади на седле укреплен один красный отражатель и маленький красный же фонарик, склепанный заботливыми китайскими безымянными руками. В темноте он один будет представительствовать за вашу сумрачную фигуру перед попутными водителями.
      4. Контактные педали (+ 20 % к силе, + 10 % к скорости, + 10 % к дистанции). Взгляните на бедро Афродиты Книдской (или ее любого земного воплощения, которое окажется неподалеку). Вы с интересом увидите, что мышцы, заведующие разгибанием ноги (т.е. те, от которых зависит прежде всего движение бегуна, ходока или велосипедиста) зрительно намного меньше, чем те, которые занимаются сгибанием (и на которых приходится самая ничтожная часть нагрузки). Сделано это так, вероятно, для красоты, как и многое в окружающем мире - но контактные педали позволяют использовать это обстоятельство в практических целях, поскольку накрепко зацепляют облаченную в специальный ботинок ногу. Таким образом, прикладываемая к педалям нагрузка равномернее распределяется между всеми наличными мышцами, что существенно экономит силы. Главный их недостаток - надо все время помнить, что ноги приделаны к велосипеду намертво и не забывать выщелкнуться перед остановкой, а иначе можно свалиться. В городе, где много всего отвлекающего и куча светофоров, я обычно их не использую, но на длинных дистанциях они очень кстати.
      5. Впереди на руле висит маленькая сумочка Deuter, в которой лежит полностью заряженный power bank на 20 000 и два (основной и запасной) зарядных провода для айфона. Справа от нее прицеплена держалка для телефона: даже такую элементарную вещь не очень просто подобрать: одна не прикручивается в нужном положении, другой экземпляр норовит выронить телефон при тряске, третья стоит как автомобиль… В результате я остановился на безымянном экземпляре, который держит телефон двумя боковыми клешнями и четырьмя резинками - только это гарантирует, что при скоростном спуске с горы он не вырвется и не улетит. В нем укреплен старый смартфон с узкой специализацией - на него закачана прорва оффлайновых карт и много доброй хорошей музыки, так что в основном он работает в режиме навигатора и фонотеки. Второй (основной) телефон едет в кармане и используется как фотоаппарат. Вообще вопрос навигации, почти избыточный в цивилизованных местах, на лесных грунтовых тропах приобретает первостепенное значение: весь север Лапландии изрезан сеткой лесовозных дорог, почти полностью безлюдных и лишенных указателей: здесь вполне нормально за шесть часов и 90 километров дороги не встретить ни одного человека и ни одной машины (кроме асфальтовых шоссе, естественно). Поэтому дублирование систем навигации и связи кажется мне вполне простительным. Слева от навигатора, ровно по центру, висит простейший велокомпьютер, показывающий текущую скорость и время - все его остальные (не очень богатые) возможности мне не нужны.
      6. Слева на руле висит китайская велоколонка: вещь не слишком нужная, но приятная, особенно если маршрут включает долгую пилежку по однообразной местности. Так, в одну из поездок мне нужно было проехать 75 километров в одну сторону по шоссе, причем по дороге, на которой я уже бывал. Было пасмурно, иногда принимался мелкий дождь. Через два часа я взвыл от тоски, но быстро нашелся и скачал (впервые в жизни) аудиокнигу "Евгений Онегин". Решил начать я сразу со второй главы (первую я в общем помню наизусть). "Деревня, где скучал Евгений, была прелестный уголок", - доверительно сообщил на всю лесотундру гнусный маслянистый баритон. Олень, пасшийся у дороги, умчался вскачь, высоко подбрасывая копыта.
      7. Сзади под седлом укреплена сумочка с минимальным комплектом для ремонта: запасная камера, лопаточки для разбортирования колеса, мультитул, насос, заплатки для камеры… Все это, чтоб не стукалось друг об друга, переложено пупырчатой пленкой. Рядом, на подседельном штыре накручен простейший велозамок с кодом, который, конечно, предназначен больше для защиты от честных людей - перекусить его, думаю, можно не только плоскогубцами, но даже и просто зубами. Но психологически он немного утешает: отчего-то даже в честнейших странах, где можно уронить кошелек и вернуться за ним через два дня, кража велосипеда почитается не преступлением, а чем-то вполне обыденным.
      8. За спиной у не попавшего в кадр автора этих строк висит серенький (что неверно: все должно быть ярким, чтоб машины шарахались) велосипедный рюкзак на 15 литров объема. Основной его вес в момент выезда приходится на воду, плещущуюся в двухлитровом гидраторе. В северных маршрутах пополнять запасы воды трудно (хотя в нелегкую минуту можно просто полакать из болота, полагаю), а воды я в движении пью много, литр-полтора на 50 километров минимум, а в жару еще больше. Велосипед мой такой конструкции, что фляжку можно приладить только одну, да и доставать ее будет непросто, а трубочка от гидратора всегда под рукой. В дополнение к нему я беру еще 300-500 граммов неприкосновенного запаса жидкости (обычно изотоника). Кроме того в рюкзаке находятся:
      а) заряженная фара - во всех случаях, когда хотя бы теоретически возможно позднее возвращение;
      б) 3-4 энергетических геля типа "съел и покрутил с удвоенною силой";
      в) 2-3 спортивных батончика;
      г) непромокаемая куртка (если я не сразу еду в ней);
      д) пуховая мини-жилетка (если температура ниже 15 градусов);
      е) маленькая аптечка: обезболивающие и пластыри;
      ж) 20-30 евро наличными; кредитная карточка.
      З) пакет для грибов.
      9. Из дополнительных аксессуаров, помимо обязательного шлема и весьма удобных перчаток я в этот раз оценил специальные велосипедные бахилы, которые при температуре ниже +10 (не редкость в это время на севере) позволяют ногам не мерзнуть - очень удобная и полезная штука. И сейчас, как говорилось в давнем анекдоте, со всей этой чепухой на борту мы попытаемся…………………….
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 129 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →