lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

МАРГИНАЛИИ СОБИРАТЕЛЯ: БОРИС САДОВСКОЙ. Окончание (№№ 9 - 15)

Окончание. Начало здесь.



      9. Полдень. Собрание стихов. Пг., «Лукоморье», 1915.
      Тираж 1200 экземпляров.

      Задуманная и ставшая итоговой книга стихов Садовского стала складываться еще за пять лет до издания: «Готовлю помаленьку второй сборник стихов «Полдень» и пишу роман времен Екатерины «Двуглавый орел»» (письмо от 21 июля 1910 г.). Найти для нее издателя удалось, вероятно, отчасти из-за политического размежевания вокруг журнала «Лукоморье» (я писал об этом, говоря о книгах Георгия Иванова): по крайней мере, Ходасевич зимой 1915 г. уже знал о совершившийся негоции: «От издателя слышал, что Вы выгодно продали "Полдень". Поздравляю». Он же, после выхода книги, написал обстоятельную рецензию на нее. Блок, получивший экземпляр 21 ноября 1915 г. («годовщина смерти Фета», - отметил автор в инскрипте), благодарил Садовского: «Спасибо Вам за подарок. Предчувствую, как приятно будет читать «Полдень». И разрезать уже приятно — красивая книга».
      Когда-нибудь, когда дойдет дело до полноценного издания стихов Садовского (два случившихся подступа к этой задаче были не безупречны), возникнет немало вопросов с посвящениями, намеками, эпиграммами и мадригалами, которыми богата книга – по пока до этого далеко.
      Издана она весьма изящно, с лаконичной изысканной обложкой работы Д. Митрохина. Мой экземпляр – в славном старом переплете с суперэкслибрисом неведомого «И. И.» на корешке, куплен в составе библиотеки В. Швыряева. Книга не слишком редкая.




      10. Лебединые клики. Пг. Книгоиздательство бывш. М. В. Попова. <1915>.

      Обложка работы С. Грузенберга (на книге авторство не указано). Известны рецензии Ю. Айхенвальда и А. Гвоздева. Юный Д. Крачковский (в будущем – замечательный поэт) отозвался о ней почти апологетически: «Страница за страницей, смело, как-то даже разбрасывает г. Садовской блестки своего вдохновенного фейерверка, и удивляешься, что в наше время, когда потерянная писательская добродетель украшает своими вялыми венками даже лучшие головы,—г. Садовской отважился быть мастером и, конечно, понес и несет соответственную кару, продиктованную застенками современной критики».
      Поскольку я всегда старался сосредоточиться на поэтических сборниках, а прозу покупал по остаточному принципу (а когда спохватился, стало поздно – книги кончились), экземпляры этого и следующего изданий у меня не самые лучшие – в советских (хотя и не бездарно сделанных) переплетах, подрезанные – но хотя бы с сохранившимися обложками. Куплены в составе библиотеки В. Швыряева.




      11. Адмиралтейская игла. Рассказы 1909 – 1914. Пг. Книгоиздательство бывш. М. В. Попова. <1915>.
      Тираж 2100 экземпляров. Обложка работы С. Грузенберга.
      Известны отзывы И. Оксенова и Ю. Айхенвальда.
      Книга совсем не редкая.




      12. Ледоход. Статьи и заметки. Пг., Издание автора. 1916.
      Обложка работы И. Мозалевского.

      Известен эпистолярный отзыв Ходасевича: «За "Ледоход" спасибо. Но на другой день после того, как я его получил, Айхенвальд уже умудрился написать о нем в "Утре России". Книга приятная, но кое-каких заметок я бы в нее не включал. Лермонтов, Фет и… Ауслендер. Не стоило». Помимо упомянутого Айхенвальда о книге писали В. Фишер и неизвестный мне Книгочий.
      Эта книга, напротив, представляется мне исключительно редкой. Ценя Садовского-критика куда как выше Садовского-прозаика, я давно старался ее купить – и все не мог. Дошло даже до того, что я начал подумывать о приобретении глубоко дефектного экземпляра давно, с глубины веков, валявшегося в одном московском глубоко дефектном магазине – но тут меня опередил некий благодетель. Помог случай: после умерщвления владельцами интернет-аукциона «Молоток» (от которого, впрочем, пользы собирателю было чуть) его беспокойная паства разбрелась по множеству мелких аукциончиков, которые, естественно, наперебой предлагают мне у них чего-нибудь выиграть в упорной борьбе. Обычно любые неперсонифицированные призывы машинально отправляются в вечности жерло, но тут я отчего-то помедлил и даже пошел посмотреть, какие это «Лучшие Предложения По Цене» приготовили мне очередные негоцианты; открыл раздел антикварной книги и присвистнул – прямо передо мной неизвестный, но милый пользователь из далекого N-ска продавал вожделенный «Ледоход». Я сделал ставку (полагаю, рекордную в недолгой истории ресурса – кажется, он уже скомкал себе титульный лист, как говорят корейские книголюбы) и желающих поспорить со мной не нашлось, так что через неделю симпатичный экземпляр прибыл ко мне, бережно запеленутый в «N-скую рабочую правду».
      Кстати сказать, похожего мнения о редкости книги придерживался и Е. Архиппов, писавший автору в 1925 году: «И еще одну большую радость Вы дали мне: я ведь только теперь прочел «Ледоход», не в силах будучи достать его с 1916 года. С большим интересом, по капле я прочел Ваши статьи о Фете. Критическая манера Ваша повышает интерес к автору (тому или иному) до остроты вдохновения и благодарности Вам».




      13. Обитель смерти. Стихи. Нижний Новгород, издание автора. 1917 (на обл.: Москва).
      Тираж 250 экземпляров.
      Книга вышла в конце 1917 года и собрала восторженные (хотя по преимуществу эпистолярные) отзывы. Не склонный к сантиментам Гершензон писал автору, паролем вкрапляя пушкинскую строку: «"О, милый брат, какие звуки!" Я твержу себе на память Ваши стихи к сыну и Ваш "Памятник", не могу насытиться ими. Не узнаю Вас в них, так удивительно выросла в Вас душевная сила и мощь дарования». 5 декабря из Петрограда писал Кондратьев: «Дорогой Борис Александрович. Сердечно благодарю Вас за дорогой подарок. Ваша «Обитель Смерти» была получена мною в дни грусти и уныния, но, едва получив, я не мог оторваться от Вашей ценной книги, пока не перечел по нескольку раз все ее стихи. В них подведены художником и гражданином итоги эпохе русского искусства. По-видимому, вместе с нею уходим и мы». Днем позже писала давняя приятельница: «Мой милый старый друг. Как Вы тронули меня своею памятью и как я Вам благодарна за Вашу книгу». Через десять дней пришел привет от Ходасевича (с которым вскоре предстоит размежевание по политической линии): «Дорогой Борис Александрович, сердечное Вам спасибо за книжку. Шла она ко мне без малого сто лет. Нужны ли Вам мои похвалы? Скажу все таки, что есть в ней прекрасные стихи, — “Памятник”, например».
      Вопреки ожиданию, несмотря на небольшой тираж, книга встречается достаточно часто. Я купил свой экземпляр лет десять назад при незапоминающихся обстоятельствах и с тех пор не раз мог поменять (мне не нравится пятнышко на передней обложке), но всегда что-то останавливало. А теперь так, наверное, с ним и останусь.




      14. Морозные узоры. Рассказы в стихах и прозе. Пб., «Время», 1922.
      Обложка А. Остроумовой-Лебедевой.

      Осенью 1922 года плывущий вниз по Волге на теплоходе «Урицкий» Д. Усов писал М. Зенкевичу: «В Нижнем видел Бориса Садовского. Он 6 лет не выходит из комнаты, прикованный к креслу тяжелым недугом. Он стал язвительным, горько умудренным старым остряком. Печатает новую книгу «Морозные узоры» (стихи и проза)». Издание книги сделалось возможным благодаря Г. П. Блоку, родственнику одноименного поэта, незадолго до этого сделавшемуся пайщиком (с долей в 15 %) в кооперативном издательстве «Время». По его письмам видны этапы работы над книгой.
      19 марта 1922 г.: «В ближайшие дни приступаем к набору. Я решил, с Вашего позволения, объединить все в одну книгу с названием «Морозные узоры» — Рассказы в стихах и прозе. Порядок, конечно, Ваш. О внешности будущей книги позвольте не говорить. Мне хочется из этого сделать Вам подарок (Überraschung — недаром 25% немецкой крови!). Положитесь на мое старание, в котором, я думаю, Вы не будете сомневаться. Достаточно Вам сказать, что я мечтаю о Вашей книге».
      2 июня 1922 г.: «Рукопись Ваша благополучно прошла цензуру и теперь в ближайшие дни начнет набираться. Выжидали выяснения апрельских тарифов в типографиях и потому несколько задерживали. С Вашего разрешения решил окончательно соединить все в одну книжку: «Морозные узоры. Рассказы в стихах и прозе»».
      7 августа 1922 г.: «Морозные узоры вышли из Типографии в самый Ильин день (и только в Успенье я Вам их посылаю!). Скажите совершенно откровенно Ваше мнение об их внешности. В продажу они только что поступают — сразу раскатятся по всей России «до стен недвижного Китая»».
      У меня отмечена единственная рецензия на книгу (Россия. 1923. № 5); не знаю, были ли еще.
      Книга встречается не особенно редко.





      15. Приключения Карла Вебера. Роман. М., Издательство «Федерация»; артель писателей «Круг». 1928.
      Первые упоминания об этом романе встречаются в середине 1920-х годов: так, Цявловский, активно Садовскому сочувствовавший, советовал ему 10 ноября 1925 г.: «Близко зная настроения издательские в настоящее время, я думаю, что легче всего из того, что у тебя имеется, издать авантюрный роман из эпохи Петра, о котором мне говорила Татьяна Андр<еевна>. Диктуй его». Кстати сказать, второй жене Цявловского принадлежит один из самых впечатляющих словесных портретов позднего Садовского: «Он вообще очень колоритная своеобразная фигура. Он — разбитый параличом человек; максимальное, на что он способен, это сидеть в креслах. Он не стар. Ему может быть 50 лет. Но при этом необыкновенно интенсивно работающая мысль, он все время пишет, обдумывает романы, весь погружен в творчество. Он похож на вельможу XVIII века, может быть, на Меньшикова в ссылке. Мы были у него с Мстиславом. Он принял нас в небесно-голубом халате, с кружевным воротничком и серебряными бомбочками-пуговицами».
      В 1927-м году, благодаря стараниям другого бывшего приятеля, С. Клычкова, глава из романа была напечатана в «Красной нови». В результате, один из сочувственников (версии расходятся, а точных данных у меня нет) сумел внедрить в издательский план рукопись романа в момент слияния двух крупных, но обреченных книжных предприятий – и в обстоятельстве всеобщей неразберихи его случайно напечатали.
      Из-за занимательности содержания за приличным экземпляром (даже таким как мой) придется побегать.
      За пределами обзора оставляю подготовленное Садовским издание «Опасного соседа» и некоторое количество адресованных ему инскриптов, хранящихся у меня в собрании.
Tags: Российская вивлиофика, Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments