lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

ПЕНЬЕ БЕЗ МУЗЫКИ: Женева, Mont Fortin, Лозанна (окончание).

      [Нотабене: за последнюю неделю два небезразличных мне предприятия в рамках корпоративного каннибализма убили собственными руками свои прекрасно работающие продукты. «Это теперь принцип компании Land rover», - сказал мне приемщик дилерского центра, – «довести машину до ума и немедленно снять с производства. Но если вы поспешите, мы зарезервируем для вас один из последних экземпляров». Я отказался (моему Discovery IV нет еще и трех лет), но сильно загрустил: ни одна из обновленных моделей не сможет заменить эту вершину автомобильной эволюции. Вчера же сходную свинью (хорошее название для рассказа, кстати) подкинул Google, насильственно изничтожив последнюю возможность пользоваться рядом функций сервиса Picasa. Логики в этом, кажется, никакой, но есть античная удаль: Кронос, пожирающий свою Пикасу в рамках оптимизации производства. В связи с чем я утратил прекрасный и привычный инструмент хранения, отбора и обработки фотографий, так что эта порция вышла на диво трудоемкой – что, впрочем, надеюсь, будет не так заметно с той стороны прилавка]

Окончание. Начало тут.

Указанная выше собака путешествовала вместе с парой немолодых итальянцев-трекеров; такой человеческий тип служит для меня постоянным источником оптимизма: загорелые, поджарые, веселые ребята, каждому крепко за 60, да еще и с собачкой. Шли они раза в полтора быстрее нас с Ишмаэлем, но отдыхали дольше, так что мы встретились на маршруте еще несколько раз.

Продолжение осмотра с верхней точки маршрута:


Прямо напротив:


Другая сторона руин:


Спускаемся вниз:


Сначала тропа идет по зеленому плато:


Среди небольших озер и пятен нерастаявшего снега:


Снега все больше:


При отсутствии уклона он не слишком неприятен:


Сурок бросился от нас бежать, но был ленив и любопытен, так что спрятался в неглубокую норку, развернулся там и через пару минут (мы с И. терпеливо ждали) высунул свою усатую морду. Впрочем, вскоре нас догнала собачка, так что ему пришлось углубиться.


Единственный месяц, когда здесь почти нет снега – август, так что все цветет одновременно:


Тропа забирает вправо, скоро пойдем вниз:


Впереди неприветливая Франция:


Озерцо:


Красивый лед:


Снег. Подходим к перевалу:


Тропа ведет дальше, но нам туда не надо:


Оглядка:


Перевал. Украшен типичными непальскими флажками:


Налево в сторону Франции идет очень неприятная тропа, проходящая через широкие снежники; по ней очень медленно шли трое трекеров (я сразу вспомнил, как год или два назад оказался один на здоровенном снежнике во французских Высоких Альпах):


А это уже наша тропа:


Гора напротив:


Последний взгляд на красивый гребень, теперь с другой стороны:


В основном тропа довольно приличная:


Но иногда скачет вниз довольно резво, так что лучше не зевать:


А иногда просто исчезает. Неприятное место:


Снежники:


Резкий спуск:


Все, мы уже на дне долины в окружении ходоков вокруг Монблана:


Взгляд на ледник, который мы до этого видели с высоты:


Речушка:


Два небольших озера на противоположной стороне; забежали к ним уже исключительно от лихости:


      На другой день я поехал в Лозанну. Помимо прогулки по городу, посещения музея, где собраны рисунки заключенных и пациентов психиатрических клиник (очень сильное впечатление) и ревизии антикварных магазинов, у меня была задача историко-литературного свойства. Вообще Лозанна – очень русский город, оставивший след в десятках писательских биографий, но меня интересовала лишь одна. Летом 1912 года Вячеслав Иванов спешно уехал из России в Европу и некоторое время провел здесь, пока не переселился в недалекий французский Эвиан (Villa de Bosquet, Grande rue, Evian). Психологические обстоятельства его и Веры Константиновны бегства из России были таковы, что первые полгода они довольно тщательно скрывали свой адрес, обходясь для переписки местным «до востребования»: «От своих получила всего два письма, они хорошо живут, Вяч. Ив. встает в 8 ч 4 об. утра и боварит <т.е. переводит «Мадам Бовари» - ЛЛ>. Просили Вас целовать. Адрес их пока Лозанна до востребования» (Замятнина – Ал. Чеботаревской, 9 июня 1912); «Чтобы обеспечить себе большую свободу передвижений, я сосредоточил переписку в Лозанне, где часто бываю, так, что не удаляюсь от берегов Лемана, — и потому прошу прислать корректуру — без опасения, что она заблудится, — на Лозаннскую почту» (Иванов - Маковскому, 4 сентября 1912); «Другим давайте старый адрес: Лозанна, до востребования. Оттуда мне все пересылают» (Иванов - Скалдину, 10 октября 1912); «Слышал я что Вяч. Ив. все еще в Лозанне. Будьте добры сообщить, куда именно ему писать» (Бородаевский – Скалдину, 18 января 1913) и т.д.
      Обычно в таких случаях находятся какие-нибудь забытые бумаги, пометки или конверты из-под входящей почты, но увы: не могу сказать, что я пересмотрел все в поисках лозаннского адреса, но естественным путем он мне не попался: были счета из тамошнего музыкального магазина, расписка за взятое в аренду пианино, квитанция из лозаннского магазина медицинского оборудования William Margot – но никаких отелей. Единственное, что у меня было – это подробное описание дороги к их тамошнему временному жилью:
      «Попав в Швейцарию, мы были пленены красотой гор и долин, по которым пробирается поезд от Базеля. Очень быстро проехали Швейцарию. В Лозанне оставили вещи на вокзале и по фуникулеру спустились в Ouchy, хотя говорили, что там дешевых отелей нету, но мы приметили маленький отельчик на самой набережной с отличным видом, сначала смутивший нас своим несколько примитивным видом но оказавшийся прекрасным во всех отношениях, где мы платим по 2 франка, что по здешним ценам чрезвычайно дешево.
      У нас 2 комнаты, одна с 2 окнами большая и другая тоже с 2 окнами поменьше для Вячеслава, рядом, в 3 этаже с прекрасным видом на озеро и Dent de Midi. Напротив огромный Hotel de Chateau перестроенный из башни 17 века. Сезон еще не начинался и полная тишина, только шелестят автомобили. Вячеслав очарован озером и горами, находит озеро красивее гораздо, чем в Женеве. Погода все время сильно туманная и несколько часов дождя преимущественно ночью, но и эта туманность придает особую прелесть, хотя тучи начинают нам надоедать. Мы ведем дела чрезвычайно энергично и времени не теряем».
      Конечно, циник и педант сказал бы, что в эпоху интернета необходимость в полевых исследованиях отпала. Пусть его! Мы, старые, легкие на подъем романтики историко-литературного поиска, не ищем простых путей и не стесняемся с лишениями. Так думал я, сидя прекрасным июльским утром в скором поезде, направлявшемся в Лозанну.

Здешние указатели отличаются некоторой прямолинейностью:


Осматриваюсь с высоты. Это район Ouchy, о котором идет речь:


Фуникулера нет, но я решаю, что нынешнее лозаннское метро (которым здесь очень гордятся) проложено точно по его следу, так что еду до конечной – и немедленно натыкаюсь на несомненную примету из письма:


Это тот самый «Hotel de Chateau перестроенный из башни 17 века». Вот так виднее:


Если встать на набережной лицом к нему (он расположен на полуострове), то окажется, что виден он из окна всего лишь двух отелей. Первый:


Второй:


      Конечно, выражение «маленький отельчик» гораздо больше подходит к «Hotel du port», который и представляется мне наиболее вероятной кандидатурой. (Смущает, конечно, что по фасаду у него три окна, а из письма следовало, что они занимают две двухоконные комнаты. М.б. на разных этажах? Или отелем был еще угловой желтенький домик?). Надо ли говорить, все это – весьма предположительно и до обнаружения прямых источников может считаться лишь гипотезой.
      Возможно, правду знала эта ворона, по виду – не менее, чем столетняя, но на мой прямой вопрос она не ответила ничего:


В любом случае – мне пора было отчаливать:
Tags: Всемирный путешествователь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments