January 4th, 2018

Lucas van Leyden

ТиД

      Мои московские маршруты обычно консервативны, как тропы у флегматичного муравья-фуражира: примерно сто двадцать раз в году я езжу на работу, сорок пять раз – в один архив, двадцать – в другой и так далее; передвигаюсь я почти исключительно на общественном транспорте (который дешев, пунктуален и не нуждается в дорогостоящей парковке), а иногда на такси. Впрочем, один раз в году, в самом начале января, поздним вечером мы с NN заводим свой большой фермерский автомобиль (который давно привык ездить лишь на дальние расстояния) и отправляемся в самый центр, чтобы посмотреть на Москву в боевой раскраске. Маршруты слегка разнятся: один раз, восхитившись огромной искусственной собакой на Пушкинской площади, мы припарковались где-то поблизости и пошли фотографировать на ее фоне нашу собственную натуральную собаку, в тот раз оказавшуюся с нами; в другой (помню, был почти невыносимый мороз, так что выпрастывание из машины было сродни изгнанию из утробы: с той разницей, что пациент находился в полном сознании) гуляли по Никольской, на которой сплошная пелена миниатюрных лампочек застила небо полностью. Вчера мы повернули от Пампушки на Твербул (увидев мельком возведенные на площади расписные малиновые палаты), доехали по кольцу до набережной, миновав шаловливую подсветку Остоженки, потом прокатились вдоль Москвы-реки до того таинственного места, где набережная вдруг – буквально за один миг – делается каким-то мрачным пригородом и оканчивается недвусмысленными военными воротами; вернулись к цивилизации, припарковали машину на почти пустынной Солянке и пошли пешком в парк «Зарядье». Collapse )