October 21st, 2017

Lucas van Leyden

К. Ю. ЛЯНДАУ. ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ ОДНОГО РУССКОГО БИБЛИОФИЛА (начало)

      На первый поверхностный взгляд поэзия русского модернизма и современное ей книжное собирательство существуют почти в разных вселенных и могут быть объединены (в стиле загадок Безумного Шляпника) лишь тем, что для обоих явлений начало ХХ века – период высшего расцвета. В самом деле, легким попустительством судьбы мы имеем весьма подробное представление о составе библиотек крупнейших наших поэтов – Блока1, Сологуба2, Вячеслава Иванова3 - и ни в одной из них мы не находим следов собирательских усилий: составлены они в разных долях из подношений современников и книг, потребных для работы. Чуть в большей степени библиофилом был Брюсов4: его библиотека (сильно прореженная, но все же сохранившаяся с известной полнотой) несет на себе следы забот и комплектаторского толка, и сугубо практического - часть книг одета в заказные недешевые полукожаные переплеты, причем на некоторых экземплярах сохранились его строгие указания мастеру, предписывающие сберечь обложку и поаккуратнее обходиться с обрезкой полей. Некоторыми типичными библиофильскими свойствами обладал и Волошин – что, в частности, послужило причиной ссоры его с одним из коктебельских постояльцев: он так и не простил Мандельштаму невозвращенное им итальянско-французское издание «Божественной комедии»5. Collapse )