August 2nd, 2017

Lucas van Leyden

МАРГИНАЛИИ СОБИРАТЕЛЯ: ПАВЕЛ РАДИМОВ

     Поелику (как советует Салтыков-Щедрин начинать для убедительности любой текст) филология представляется мне наукой преимущественно точной, любое трудноопределимое или расплывчатое понятие, к которому поневоле приходится прибегать, действует на меня угнетающе. Речь даже не о титульном выражении «серебряный век», чья гулкая пустота занятно резонирует с маркетинговой привлекательностью (тоже, кажется, до известной степени мнимой) – а о практически любых обобщениях, касающихся творческой манеры. По сути, единственным безупречным основанием для включения поэта в литературную группу может служить его очное к ней причисление, что трагически напоминает обряд посвящения в запорожцы («Ну, хорошо, - отвечал кошевой, - ступай же в который сам знаешь курень»). И правда: мы не смутимся с определением персонального состава акмеистов или люминистов, но вот на вопрос о том, кого считать символистом, а кого нет, я бы поостерегся отвечать категорически. Более того, существенные затруднения ждут того, кто попытается определить само понятие поэзии модернизма – прямо, косвенно или апофатически: в момент, когда докладчик, закончив речь, будет раскланиваться в лучах софитов, среди почтительно внимавшего зала непременно возникнет (не без моей помощи) призрак с возгласом на бледных устах – «а как же я?» - и оратор будет повержен. Collapse )