April 4th, 2016

Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: АЗОРСКИЕ ОСТРОВА

      Борей, так сказать, ярившийся здесь свистом, дул с такой степенью силы, что вершина оказалась полностью очищенной от снега: редкие его крупинки, не выдержав напора, улетали, крутясь, куда-то вниз, где судьба их была предрешена; намерзший в изложьях пересохших ручьев лед был ветром плавно огранен, отчего кругом сверкали необыкновенные ледяные цветы, казавшиеся до сих пор невозможной фантазией малоизвестного поэта. Не встречая себе преграды вдоль всей Атлантики, бешеные порывы ветра яростно атаковали этот небольшой клочок суши, одиноко стоящий среди трудноразличимого внизу океана. Немного выше, почти на уровне трещины-фумаролы, из которой вырывались редкие облачка вулканического дыма, сразу уносимого прочь, вцепившись в крошащуюся вулканическую породу, на узком скальном карнизе стоял высокочтимый i_shmael, слегка развеваясь под ударами урагана, как парадный флаг самопровозглашенной, но славной державы; чуть ниже, в ровно таком же положении, но еще и уперев трекинговую палку в непрочный туф, колебался автор этих строк. Кричать было бесполезно: воздушный вой, свист и хохот заглушали все возможные звуки. Уцепившись покрепче за камень и высвободив, таким образом, вторую руку, я стал жестикулировать. «Послушай!» - казалось, говорил я. – «Извини, что я в такую минуту отрываю тебя от насущных занятий. Конечно, если бы не острая необходимость, я бы не рискнул. Ты знаешь – я не паникер. Если бы можно было обойти эту треклятую скалу с подветренной стороны и подняться там, мы бы непременно постарались это провернуть. Но единственная, хоть и немаркированная тропа лежит по западному склону – и когда к сыпучей почве и гравитации добавляется ураган, поневоле начинаешь сомневаться в благополучном исходе дела. Тропа не видна, склон крут; у нас с собой нет даже паршивой веревки, а сорваться тут – пара пустяков. Давай-ка зафиксируем результат и пойдем отсюда прочь» (попробуйте, кстати изложить все это на языке жестов одной рукой). Мы посмотрели наверх: до вершины оставалось примерно двадцать метров; позади было три часа ходьбы, девять часов полета и два месяца подготовки. Ветер взвыл и захохотал. Мы пошли вниз. Collapse )