March 9th, 2015

Lucas van Leyden

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ: ТЕНЕРИФЕ

      К исходу первой тысячи метров подъема (а с тяжелой поклажей – и раньше) человек постепенно начинает выдыхаться: интервалы между остановками делаются меньше, фотоаппарат перекочевывает с плеча в рюкзак, в голове шевелятся непрошенные мысли о тщете всего сущего, а особенно – горных прогулок. Самое время притормозить и оглядеться: каменистая тропа, сложенная из обломков базальта, круто уходила вниз; вокруг простирались безжизненные лавовые поля, лишь кой-где запятнанные куртинами бесстрашного (и успевшего раскаяться в своей самонадеянности) местного кустарника; в изломах и трещинах держались намертво спаянные куски льда; ниже, за выходами белесого камня, оживленного нагромождениями темно-коричневых валунов, виднелись пологие песчаные гряды, ограниченные уже у самого океана рядами зубчатых скал. Там, ближе к живительной влаге, начиналась полоса скудной местной растительности, спустившейся было к самой воде, но отпрянувшей от ее соленых брызг. Густо-кубовое, индиговое небо было абсолютно ровного чистого цвета – и лишь ближе к африканскому берегу его испод оказывался слегка подбит геральдической горностаевой опушкой перистых облаков. «Ну ты живой?» - спросил меня высокочтимый i_shmael, стоявший на каменной тропинке несколькими метрами выше. «Да, вполне», - слукавил я. И мы пошли дальше. Collapse )