July 5th, 2014

Lucas van Leyden

«Пионы в зелени густой / Зажженные весною»

      Меня всегда изумляли и восхищали растения, которые начинают жить в саду своей собственной жизнью: перемещаться с клумбы на клумбу, расселяться по соседним участкам, используя подручную муравьиную силу, самостоятельно скрещиваться между собой, являя нерадивому садоводу пример могучего и витального мичуринского духа. Интересно, что редки и почти даже небывалы случаи, когда занесенное в чужой ареал растение вдруг начнет сорничать так, что все заполонит (из примеров для средней полосы припомню только борщевик Сосновского и элодею канадскую). Обычно пришлец если и приживется и даже с грехом пополам интродуцируется, то и живет себе тихонечко не слишком далеко от места первоначальной высадки и отнюдь не старается захватить все кругом. Так, например, на нашем участке ютится немаленькая колония завезенного сюда еще в незапамятные времена барвинка – и я каждый раз, аккуратно пересаживая его ради места под новую клумбу, бормочу про себя «О, черви земляные, / В барвиночном напитке / Зажгите водяные / Два камня в черной нитке». Collapse )