May 7th, 2014

Lucas van Leyden

ЗАПИСКИ КОММЕНТАТОРА: «И душа не могла / Просиять из-под пепла…»

      Воззвание ко всем людям доброй воли о заполнении дезидерат минаевского комментария принесло дивные плоды: среди прочего, высокочтимый roma2202 указал мне на то, что прах Минаева покоится в колумбарии нового Донского кладбища. Вопрос этот был для меня чувствителен: собственно говоря, как земная часть человеческой жизни заканчивается громоздкой точкой могильной плиты, так и реконструируемая биография должна из соображений гармонии завершиться сведениями о месте вечного упокоения. Кроме того, признаться, отношения биографа и героя, складывающиеся с годами чтения писем, дневников, воспоминаний, - приобретают странные свойства, делающие их не вполне похожими на другие типы человеческих связей. Помнится, несколько десятилетий назад, готовясь к экзамену по античной литературе, мы в подспорье мнемонике рисовали на больших листах схемы взаимоположения персонажей. Заключенные в кружочки имена соединялись линиями сообразно типам связующих их отношений: черная означала «убил», красная «любил», зеленая «дружил»; оказалось, что вариантов совсем немного – и когда синему пунктиру мы присвоили «выдавал себя за» - вдруг тщета бытия (усугублявшаяся близкой встречей с профессором Т. Ф. Теперик) глянула на нас прямо из этой многоцветной схемы. Так вот, чувства историка к герою явственно выбиваются из этого ряда – и своей антидиалогичностью, и невольным привкусом всезнайства и много чем еще. Collapse )