January 27th, 2014

Lucas van Leyden

ФУТУРИСТ И МУМИЯ

      Давид Давидович Бурлюк был одноглазым и сделался оттого человеком инстинкта; его уполовиненное зрение компенсировалось могучей интуицией. В литературе он был Нельсоном и Кутузовым, уподобляясь прославленным военачальникам не столько роднящим увечьем, сколько способностью подбирать союзников, опережать противников, вникать в детали и не упускать при этом общей картины сражения. Накануне открытия одной из провинциальных живописных выставок, посреди провинциального турне, он вдруг занервничал, заходил из угла в угол по гостиничному номеру, бормоча «не пойдут», «прогорим», - к живому изумлению мешкотных спутников. Наконец, выход был найден: из-под кровати был извлечен носок одного из соучастников, прикреплен к холсту – и на другой день спокойное равнодушие городка, прочувствованное сквозь гостиничные стены, оказалось поколеблено1. Выходя на сцену для чтения стихов, он всегда несколько минут молча лорнировал публику, что твой Воланд (тоже, кстати, не лишенный разноглазия) и только когда по рядам пробегало предчувствие ропота, убирал лорнет в карман жилета и с облегчением выдыхал: «Русь один сплошной клоповник…»2.Collapse )