December 2nd, 2013

Lucas van Leyden

ЗАПИСКИ КОММЕНТАТОРА: ДАНТЕ, ЧИЧИСБЕЙ.

      Вот выглядящее довольно загадочным стихотворение Н. Н. Минаева 1941 года:

ЖЕНЩИНА – ЖЕНЩИНЕ

В Крыму, вдали от площади Арбатской,
Под рокот волн, на пляже, при луне,
Душой и телом, так сказать, вдвойне
Я связь креплю с республикою братской.

Я не скулю как неврастеник датский:
«Быть иль не быть?!.» Здесь быть по вкусу мне,
Но утверждать, что счастлива вполне
Все ж не могу: не едет Златовратский.

Мы жизнь ведем аркадских пастушков,
Мы, это – я и трепетный Горшков,
Как чичисбей мой он не без таланта,

Но я хочу, чтоб был со мной А.Н.: –
Он захватил меня навеки в плен
Своими переводами из Данта.

-

1941 г. 19 мая. Понедельник.
Москва.


      Опытный комментатор старой закалки, привычно выделив малознакомые слова, выписал бы «Данте» и «чичисбея», перекатав соответствующие определения из БСЭ (или легко заменившей ее Википедии): «Чичисбе́й (итал. cicisbeo, мн. ч. cicisbei) — в старой Италии постоянный спутник замужней женщины, сопровождающий её в общественных местах, зачастую также её любовник» etc. Его молодой коллега, бравирующий академическим вольнодумством, добавил бы: «неврастеник датский» - Гамлет, герой одноименной пьесы У. Шекспира (1564 – 1616) – и на этом бы иссяк. Мы же, не стесняясь временем, трудозатратами и бумажным дефицитом, отправимся дальше – или глубже, как посмотреть. Collapse )