December 26th, 2012

Lucas van Leyden

СТИХИ ФИЛОЛОГОВ. 4. ИВАН РОЗАНОВ

      К своим пятидесяти годам он сделался прежде всего отражением книг — прочитанных, написанных, приобретенных. Едва ли не последний словесный его портрет, вернее, набросок, сделанный не слишком прилежным учеником («умное лицо, проницательные, глубоко сидящие глаза и выдающиеся вперед челюсти с оскаленными зубами»1), говорит об оригинале несравнимо меньше, чем книжные реестры, окружавшие его со всех сторон: рекомендательные списки, desiderata собрания, антикварные каталоги. Монотонная биография Ивана Никаноровича Розанова (1874–1959) — четырнадцатого ребенка в семье московского нотариуса, прилежного ученика, примерного студента, образцового профессора, малозаметного лирического поэта и выдающегося библиофила etc. давно написана и, в принципе, общеизвестна2. Но параллельно с ней развивалась и ее прикровенная альтернатива: становление филолога-собирателя в агрессивной среде — и этот небанальный казус, кажется, заслуживает пристального рассмотрения. Collapse )