May 23rd, 2011

Lucas van Leyden

Цветут тюльпаны синие / В лазоревом краю... / Там кто-нибудь на дудочке / Доплачет песнь мою!

     Пустяковое дело привело меня лет шесть назад на один подмосковный рынок; обходя прилавки с рассадой, среди бесконечных рядов, богатых бархатцами и пятнистых петуниями, я вдруг увидел маленький и странный цветок: три белых лепестка и три чашелистика цвета слоновой кости образовывали ровную шестиугольную конструкцию, въедавшуюся в сетчатку своей жесткой простотой (как поздние стихи Георгия Иванова действуют непосредственно на барабанною перепонку, еще не достигая мозга). Над цветком хлопотала ведьма-заводчица; с нарочитой небрежностью я поинтересовался ценой; она заломила что-то очень много, мстительно добавив, что этот экземпляр уже абонирован: так я встретился с триллиумом.
     Придя домой, я узнал, что он любит тень и лесную подстилку и, охотно разрастаясь, образует куртину дивной красоты; со сдержанным оптимизмом реляции контрастировала немалая европейская цена и известная редкость предложений; спустя пару недель, несколько звонков и одну поездку, заветный цветок оказался у меня в саду. В следующем году, как только сошел снег, я немедленно устремился к месту чаемой куртинки: из земли, ровно в том месте, куда я ее закопал, грустно торчала маленькая зеленая пымпочка. В апреле мой хилый саженец выбрался на поверхность. В мае завязал бутон. В июне бутон завял, не раскрывшись.
     Так продолжалось долгие пять лет – я менял почву, свет и местоположение; клятое растение же, насмехаясь надо мной, каждый год отращивало единственный побег и, уныло покачав бутоном, вяло в августе. Наконец, в прошлом году я решил действовать не умением, а числом, для чего купил еще четыре саженца. И что же – мой старый друг вот-вот, наконец, откроется, а перед вами – одно из прошлогодних приобретений Collapse )