May 12th, 2011

Lucas van Leyden

ЛЕТЕЙСКАЯ БИБЛИОТЕКА - 65 (биография)

      С июльского номера 1907 года в журнале «Исторический вестник» начали печататься воспоминания Александра Павловича Чехова, старшего брата прославленного автора «Каштанки». В шестой главе первого выпуска мемуарист живописует нравы санкт-петербургской репортерской среды, к которой сам принадлежал – и, среди прочего, с особенными подробностями останавливается на типической фигуре этого сообщества; местном уроженце, на тот момент уже давно покойном. «Это был господин, в котором в одинаковой мере уживались и хорошие и дурные стороны. В общем он был малый недурной, а в частностях – не всегда безукоризненный. Прошлое его мне неизвестно и короткого знакомства у меня с ним не было. Я застал его уже прочно установившимся репортером. Работал он главным образом в «Новостях», но не брезгал в то же время и другими газетами. Впоследствии он окончательно перешел в мелкую прессу, где обнаружил самую разностороннюю деятельность, был и репортером, и романистом – писал сердцещипательные уголовные романы с тем обилием любви и страшных подробностей, от которых у доверчивого читателя волосы на голове становятся дыбом. <… > Мастер он был на все руки. До репортерства, говорят, занимался тем, что скупал платину на Урале и перепродавал ее; числился кем-то в Человеколюбивом Обществе и носил поэтому вицмундир какого-то неопределенного ведомства; состоял членом Общества покровительства животным и даже редактировал журнал этого общества. Редактировал он его удивительно просто: перепечатывал из газет скачки и бега и на том и заканчивал» etc - деталями в этом роде заполнены четыре страницы убористого шрифта. В принципе, для «Исторического вестника», который вечно вынужден был довольствоваться материалами, не подошедшими в «Русский архив» и «Русскую старину», не было ничего необычного ни в стиле, ни в интонациях заметки: благо, журнал Шубинского имел специальную регулярную рубрику для уточнений, извинений и опровержений. Таким образом, вероятно, главный редактор был не слишком удивлен, получив несколько дней спустя следующее письмо:

      «Милостивый Государь, г. Редактор!
      В июльской книге Вашего журнала помещена статья некоего Александра Чехова содержащая гнусный пасквиль на Н. Н. Животова.
      Сведения сообщаемые Чеховым ложны и факты искажены.
      Не знаю причин, побудивших указанного полу-писателя-полурепортера по истечении восьми лет со смерти Н. Н. развеселым кабачным языком возмущать покой усопшего, облыгать и чернить его имя, набрасывая таким образом тень на все семейство Животовых. Полагаю – просто уверенность в полной безнаказанности.
      Г. Чехов ошибся: в настоящий момент я – сын Н. Н. Животова требую немедленной и полной реабилитации имени покойного. В противном случае сию же минуту, выезжаю в Петербург для сведения личных счетов с пасквилянтом. Решаюсь заметить, что литературным лаврам «Вестника» мало может придать печатание на его столбцах завидно низкой статьи с определенным шантажным направлением и освещением фактов из жизни скромного труженика восемь лет тому назад сошедшего в могилу при общем сожалении всей Петербургской и провинциальной прессы. <…>
      Реабилитация, о которой я говорю – должна заключаться в напечатании в том же «Вестнике» на видном месте опровержения в следующих словах:
      «Все сведения сообщенные мною о жизни Николая Николаевича Животова в статье «Записки репортера» оказались вымышленными и не соответствующими действительности. В виду этого я – Александр Чехов раскаиваюсь в написанном и прошу у наследников покойного извинения
                        (подпись)
      Засим я требую повторения тут же некролога помещенного в Новом Времени после смерти Н. Н. (1900 г. – число 28, 29 июля)»

      Письмо это было подписано: «Студент медик Университета Св. Владимира Николай Николаевич Животов. Адрес: Киев. Святошин. Собс<твенный> дом» - автор его и есть наш сегодняшний герой. Collapse )