April 21st, 2011

Lucas van Leyden

ЕЩЕ РАЗ К ВОПРОСУ О ТЕОСОФСКОМ СУБСТРАТЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО РЕАЛИЗМА

      В подробно и точно1 описанном архиве Вячеслава Иванова, сохраняющемся в Отделе рукописей Российской Государственной библиотеки, есть документ, в атрибуции которого, вопреки обыкновению, допущены сразу две ошибки. В описи и каталоге он озаглавлен как письмо неустановленного лица к М. М. Замятниной, меж тем содержание его, если и не вопиет о немедленном установлении истины то, по крайней мере, выразительно намекает на возможность его осуществления. Вот он:

«27 Октября

Киев. Сретенская
д. № 17 кв. 10
После 1-го Января буду
в П-бурге. Будете ли?

      Дорогая, сейчас только прочла Ваше письмо, как близки Вы мне, как ширится сердце от той вселенской любви, которая приходит от Вас, через Вас...
      Кончила «Рыцаря из Нюренберга», побежден странс первый, прорвалась...
      Знаю теперь одно: время, время соединяться всем нам «однодухим» ибо «соборной» должна быть духовная эволюция России, в одной соборности нет тупика, в одной соборности прообраз Великой Жертвы, Великого Излияния.
      Вячеслав Иванов мне дивно близок. Тантала не могла сразу прочесть, захватывало дух, и не от слов сказанных (хотя слова изумительны) а от того что еще не выговорил он... оттого что ОН и никто, никто иной должен ПОЗНАТЬ и НАЗВАТЬ. Скажите ему теперь, когда он в горе человеческом, что его изначальное, отвечное, его истинное Я не может ослабеть, не должно страдать.
      Пусть он весь перельется в него, оставит с разбитым телом одно душевное, и пока оно истекает кровью, пусть дух не медлит, пусть облегченный новой болью, окрыляется страданьем навстречу Высшему Познанью.
      Омытое слезами страданья принятого и возлюбленного внутреннее око увидит то, что просмотрело даже око огневое.
      О если б он понял, если б сумел принять как надо... Я вижу как натянулись, как готовы оборваться земные скрепы вокруг него, и Свободный, Очищенный он сможет выявить все, к чему назначен.
      Ужели я ошибаюсь?!... Нет не может быть; все подписанное его именем скрывает весть, сулит Грядущее.
      Помогите ему, скажите несказанное, пусть вполне поймет, стряхнет последнюю землю...
      Ведь это же Он.
      Он – сердце «соборности», может ли замереть хотя бы на миг?? Задержит ли питание организма? Куда вливаться, к кому тянуться тем кто понял?
      Один из всех блуждающих, оторванных огней, он видим мне в нездешних планах как пламенник не потерявший связи с вечным светом.
      В нем нету оскуденья... (Отец не будет скуп для Сына) в нем рост, пусть мужественно стряхивает последний прах.
      То, о чем так наивно и так чуждо для русского гения хлопочет А. Каменская, свершается незримо, без слов и протоколов, и если это не мое безумное увлечение то скоро скоро мы все, кто понял возьмемся за руки.
      Жду Вас безмерно... В «Нюренбергском» все, что я видела. Вяч. Иванову всей душой посылаю все что имею, хоть это и очень мало....
      Целую Вас родная
                        Ольга» 2


      Даже немногих сообщаемых в тексте письма фактографических сведений достаточно, чтобы безошибочно опознать в его авторе будущую гордость советской литературы, лауреата орденов «Знак почета», Красной звезды и Трудового Красного знамени, старейшую ленинградскую писательницу, тео- и антропософку, язвительную умницу … Collapse )