March 8th, 2011

Lucas van Leyden

ВИЗУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ К ОДНОМУ ИЗ ИМЕН АХМАТОВОЙ

      В богатом и тщательно исследованном1 сюжете о взаимоотношениях Ахматовой и Сологуба в 1920-е годы есть один не слишком важный, но вполне выразительный документ - недатированная записка О. А. Глебовой-Судейкиной к Сологубу:

      «Дорогой Федор Кузьмич! Я и Аничка очень просим Вас не забыть прийти к нам после заседания. Анница не совсем здорова и не выходит сегодня. Ждем вас обе, Ольга и Анка» 2 .

      В этой эпистолярной миниатюре обращают на себя внимание три различных имени, которыми автор записки называет лучшую подругу. «Аничка» - уменьшительно-ласкательный вариант, не равнозначный «Анечке»; применительно к Ахматовой это слово использовалось (в письменном обращении) Гумилевым3 , А. И. Гумилевой4 , Н. Пуниным5 ; в переписке с третьими лицами – той же Глебовой-Судейкиной6 , в воспоминаниях - Н. Мандельштам (см.); кроме того, в такой транскрипции Ахматова записывала обращение к ней собственного брата7 .
      Простоватое «Анка» по отношению к Ахматовой едва ли не полностью монополизировано Глебовой-Судейкиной, причем, кажется, лишь в определенной аудитории: по крайней мере, в следующий раз (в сохранившихся источниках) оно появится внутри того же треугольника: «Очень беспокоюсь о том, здоровы ли Вы, здорова ли моя Анка?», - пишет Глебова-Судейкина Сологубу 26 ноября 1924 года8 .
      И уж совсем загадочно выглядит третий вариант – «Анница»: насколько можно судить по оцифрованным источникам, эта форма имени вышла из активного бытования уже к началу XIX века, а до этого употреблялась лишь в официальных документах и только ради нагнетания субординационных различий. Что могло заставить Глебову-Судейкину назвать Ахматову таким образом? Оказывается – это был вполне конкретный сигнал адресату, апеллирующий к обоюдоизвестному тексту: Collapse )