October 15th, 2010

Lucas van Leyden

Очевидец и крыса

     Отличное исследование высокочтимого gloomov о русской литературной крысе (по поводу “Засахаре кры») напомнило мне об одном стихотворении А. Днепровского (он же, по некоторым сведениям, Александр Александрович Зусман). Туманящаяся личность автора, не вполне ясный образный строй и редкий размер этого текста явно заключают в себе любопытный сюжет, но, поскольку шансы, что до него в обозримом будущем дойдут руки, невелики, я лучше просто его здесь приведу:

На столе плясала крыса. И стаканы дребезжали,
И звенели гулким звоном ложки чайные в буфете,
А за ширмой в темной спальне черти старые молчали,
Молодые ж наслаждались страстью в сладостном дуэте.

«День окончен! Слава Богу!» Старый черт сказал умильно
И улегся аккуратно на разостланной соломе.
Небеса горели звездно. Кто-то реял в высях сильный.
На столе плясала крыса в лихорадочной истоме.

(Днепровский А. Вечность. Лирические стихотворения. <Харьков?>. 1924. С. 19).