September 14th, 2010

Lucas van Leyden

ЧЕТЫРЕ ПЕРЕВОДА БАЛЬМОНТА ИЗ КИТАЙСКИХ ПОЭТОВ

     (Для высокочтимой mingqi, которая помогла мне разобраться с китайскими именами в библиографическом указателе, перепечатываю четыре текста из книги: Бальмонт К. Д. Зовы древности. Гимны, песни и замыслы древних. <Берлин>. 1923.
     Покуда они перепечатывались, а голова была пуста, я поневоле размышлял – отчего для нашей поэзии Китай, в отличие от Японии, никогда не был ни объектом деятельного интереса, ни источником образцов для переложений? Довольно подробный реестр переводов в библиографии Скачкова насчитывает менее двухсот единиц: это, конечно, не исчерпывающая картина состояния дел, но вполне объективная. Вымышленный китайский поэт Мяу-Бяу-Пхун, герой пьесы Полевого, своим комическим именем и аккуратными речами, кажется, воплощает комплекс представлений русского литератора о своем юго-восточном коллеге, сохранившихся без изменения чуть ли не до 1910-х годов («Свирель Китая», которую безжалостный библиограф называет «вольным переводом с плохого французского перевода» - едва ли не первый в новой русской поэзии взгляд через Амур).
     Гумилев в интервью 1917 года говорит неожиданную вещь: «Новая поэзия ищет простоты, ясности и достоверности. Забавным образом все эти тенденции невольно напоминают нам о лучших произведениях китайских поэтов, и интерес к последним явственно увеличивается в Англии, Франции и России». Спустя несколько месяцев этот интерес будет жестко простимулирован извне – когда Харбин и Шанхай станут приютом для беглой русской Музы… но тем временем я допечатал последнее из четырех стихотворений). Collapse )