October 19th, 2009

Lucas van Leyden

Летейская библиотека - 51

     В июне 1919 года с советско-польской войны возвращался в Москву солдат Красной Армии. Позади было изматывающее отступление - кампания сложилась неудачно. Лично для него военный поход ознаменовался творческим успехом (в вещмешке хранился написанный в Риге сонет «Гранитных, мрачных стен старинные громады…») и телесной немощью – где-то на пути он тяжело заболел и был отправлен в отпуск для поправки здоровья. Его запоминающуюся внешность нам легко вообразить по многочисленным словесным портретам: «румянолиц как девица», «хорошенький молодой человек», «худой и длинный», «унылая высокая фигура в очках», «тонкий, высокий, гибкий, с прилизанными волосами на небольшой изящной голове», «вечный мальчик, красивый и сладкий», «совсем главный любовник кинодрамы». Можно предположить, что в момент, когда он сходил с поезда на Виндавском вокзале Москвы, ясное чело было омрачено тревогой: у него имелась проблема. Дело в том, что некоторое время назад коллекционер и библиограф П. Я. Заволокин попросил у него автобиографию для словаря писателей. Это бы не беда, но к ней должна была прилагаться фотография, а она вышла непохожей – и это было уже серьезно. Принятое решение вряд ли в 1919 году многим пришло бы в голову – он отправил новую фотографию, на которой красовался в полном офицерском обмундировании образца 1915 года, сопроводив ее умиротворяющей припиской: «Присылаю и новую карточку, на которой я очень похож, вся беда на ней атрибуты - офицера старой армии, если их можно стереть, то хорошо бы ею заменить прежнюю». Этот беспечный красноармейский Адонис – наш сегодняшний герой, Николай Николаевич Захаров-Мэнский. Collapse )