June 9th, 2009

Lucas van Leyden

Летейская библиотека - 45

     9 февраля 1926 года П. Н. Лукницкий по своей обычной привычке записывал в дневнике подробности дневного визита к нему Ахматовой:

     "У меня в комнате холодно сегодня - АА шубу накинула на плечи и так, в шубе, сидела. И очень грустная сегодня. Даже шутки ее постоянные сегодня как-то не шутками, невесело звучат.
     - Что с Вами?
     - Не знаю... Я, кажется, заболеваю...
     - У Вас жар?
     - Нет.
     - Как Вы себя чувствуете?
      АА, блуждая взором по столу, ответила: "Нелепо", - и в эту секунду заметив на столе сборник стихов Бориса Нелепо, быстро полушутя сказала: "Дайте мне Нелепо". Я улыбнулся и дал. АА стала перелистывать... Но уже твердо, без шуток, я просил: "Но что именно?". АА оторвалась от книжки, серьезно взглянула мне в глаза и, помолчав секунду, дотронулась пальцем до глаз: "Веки тяжелые... и кровь тяжелая..."» (отсюда).

     Листала она эту вышедшую годом раньше книжку покойного автора, вероятно, уже зная, что найдет там свое имя («горький ритм Ахматовских страниц»). Зафиксированный тщательным Лукницким каламбур, конечно, простоват и очевиден, но, с другой стороны, трудно отделаться от мысли, что короткая и малозаметная жизнь нашего сегодняшнего героя, Бориса Петровича Нелепо (1903 – 1923) косвенно рифмуется с его необыкновенной фамилией. Впрочем, обо всем по порядку. Collapse )