May 5th, 2009

Lucas van Leyden

Кн.

     В один день – три книжки с необычным провенансом. Позвонил друг, посетивший магазин, в который он заходит редко, а я – никогда; как ни смешно, причиной тому не отсутствие там приличных книг (они там бывают) и не личность владельца (мы почти приятели), а как-то не складывается – и лавка чуть вдали от торных путей, и с парковкой не все ладно. Звонил он с тремя брошюрками Анненского – одна у меня была, а двух не было. Я задал два сакраментальных вопроса «в-каком-виде-и-сколько-стоит» (произносится на одном дыхании и представляют собой в общем-то одно слово) и услышал в ответ довольно утешительную цену и огорчительное обстоятельство: обе книжки в отвратительном позднесоветском белокроне. Я даже не знаю, как эта штука пишется, но видели вы ее все – такая брезентоподобная ткань, покрытая еще какой-то синтетической мурой, типа коленкора, но еще противнее. В нее было модно переплетать книги между 1950 и 1990 годами. Я вообще обычно стараюсь в таком виде книжки не приобретать – по расчету, давно описанному Ульянинским: «Прежде я рисковал покупать книги плохо сбереженные, но, купив их, начинал сейчас же хлопотать о замене плохих экземпляров лучшими, а когда это удавалось, то, по большей части, оказывалось, что расход на первоначальную покупку и последующую мену превышает стоимость последнего хорошего экземпляра. Прогадав несколько раз в таких обменах, я в настоящее время совершенно отказался от покупки неудовлетворительных по сохранности книг, предпочитая выжидать, пока судьба приведет в мои руки отлично сбереженный экземпляр» (я это уже однажды цитировал, впрочем). Collapse )