April 21st, 2009

Lucas van Leyden

(no subject)

Мне всегда казалось, что современный стандарт комментария к художественному произведению (не античному) оформился в середине ХХ века и окончательно затвердел к его последним годам. То есть, я имею в виду не графическое оформление (оно неизменно уже несколько веков), а именно манеру делать любое пояснение ветвистым, а любую мысль возводить к ее истоку. Велико же было мое удивление, когда я сегодня случайно нашел издание «Капитанской дочки» 1912 года, где комментарии – и какие! - занимают больше половины текста. Например к фразе «Жена его им управляла, что согласовалось с его беспечностью» приводится здоровенная цитата из профессора Фореля («В основании любви у женщин лежит, если не прямо потребность подчинения, то все же потребность ставить любимого человека на пьедестал» и т.д., полстраницы), к словам «я привязался к доброму семейству» - не меньшая – из профессора Мандусса («Юноша испытывает огромную потребность в привязанности» и т.п.). Шопенгауэр, Паульсен («основы этики»), Сикорский, Кант (единственный почему-то с пояснением «великий немецкий философ» - другие предполагаются общеизвестными) упоминаются буквально на каждой странице. В результате не особо большая повесть занимает 250 страниц убористого текста. Помимо подстрочных примечаний, она снабжена еще затекстовыми комментариями, предметным указателем и «указателем писателей, имена которых упоминаются в выдержках» (Шопенгуаэр – 17 раз). Типичные литпамятники, по-моему. А составил это издание, так опередив свое время, Алексей Павлович Флеров (1866 – 1954) – одесский филолог и педагог, позже – основатель Черниговского педагогического института.