January 10th, 2009

Lucas van Leyden

Жизнь до феминизма

Есенин в переписке называл Марию Яковлевну Папер (это которая «Я великого, нежданного, / Невозможного прошу / И одной струей желанного / Вечный мрамор орошу») - Марией Попер.
Андрей Белый называл Веру Оскаровну Станевич (влюбленную в него) – Верой Штаневич.
Остроумие прямо буренинское: «Андреев Белых, Анкудинов Желтых, Оболдуев Сизых и прочих…»
Lucas van Leyden

(no subject)

     Сеть и поисковые системы в ней сильно принижают умственные завоевания отдельной личности; оказывается, что почти все, что приходит в голову, уже было придумано. То есть и раньше это подозревалось, но теперь, когда любой словесный кунштюк мгновенно можно проверить, факт становится несомненным. Пару дней назад я случайно обнаружил, что дон Корлеоне из «Крестного отца» - это дон Львиное сердце (лат.), как Ричард, что делает всю сагу разновидностью рыцарского романа. Радовался я этому обстоятельству ровно до момента, когда оказался перед компьютером и обнаружил, что это едва ли не общее место.
     Кто-то из высокочтимых в похожей ситуации написал «специально не пойду проверять» - жест, требующий мужества, для меня недостижимого. Collapse )