November 29th, 2008

Lucas van Leyden

(no subject)

Лет пятнадцать назад бытовала устойчивая аббревиатура СКВ – «свободно конвертируемая валюта». Стыдливо обозначала доллар, который еще немного жег язык, поскольку совсем недавно был гонимым. Так вот, из московской речи она, кажется, исчезла лет десять назад, причем напрочь. А вот в Петербурге вполне еще в ходу, по крайней мере в рекламе (видел своими глазами). Полез в Яндекс проверить – и точно, в первой выдаче две системных красных волчанки, система кондиционирования воздуха, станки какие-то дурацкие, но на второй позиции горделиво - Центр обмена СКВ "Лиговский".
Интересно, почему? Про porebrik lingva все знают (моего терпеливого питерского друга трясет от ярости, когда я называю буханку «черной булкой», но он старается не подавать виду). Но это-то совсем недавнее приношение языку от реальности. Или оно уже маркировано как архаизм?
Lucas van Leyden

(no subject)

Как мало все-таки человеку нужно, чтобы проникнуться чувством безграничного величия!
Я проехала под знак, подошла харя номер один, я говорю: «Извините, но другим способом не проехать», и сую ей деньги, потому что объясняться с этими — ниже человеческого достоинства. Харя берет и отваливает, я проезжаю ровно 50 метров, останавливаюсь у дверей ресторана, и тут же подваливает на патрульной машине другая харя — они, вероятно, в паре работали.
Но харе номер два не повезло. Не успела я достать деньги, как из дверей ресторана ко мне навстречу вышла охрана человека, с которым у меня была назначена встреча, и харя номер два отвалила с необычайной скоростью.

(пишет сочинительница Латынина, ссылку увидел у mrparker)
Здесь замечательно все – и попутное признание в двух нарушениях закона (проезд под запрещающий знак и взятка) и лакейское сладострастие – дорогой ресторан! сотрапезник с охраной! Ну и гневное презрение к гаишнику, который по долгу службы попытался воспрепятствовать хозяевам жизни ездить как им хочется, а не как положено. Чорт знает что. Я однажды слышал ее по радио: умная дама вроде, правильные вещи говорит. Может однофамилица все-таки?