lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ. Продолжение. Окрестности Agay.

      (Intro). 1. Собираясь после ночевки в деревне ехать на работу, я с вечера укладываю в багаж что-нибудь, что в нечопорном двадцать первом веке сходит за вицмундир – и, поутру, облачившись в него, примерно полчаса бреду к остановке электрического поезда. В извечном споре труда и праздности вынужденное перемирие наступает в первые послерассветные часы: пока лентяй наслаждается самым сладким сном, трудяга имеет свой небольшой бонус: раннее, еще прохладное и совершенно безлюдное летнее утро – лучшее время в нашей деревне, а может быть и во всем календарном цикле. Простившись с недремлющей собакой и выйдя за калитку, я увидел, что на лацкане вицмундира темнеет незамеченное мною кофейное пятно, формой своей напоминающее Австралию. Мне сделалось неприятно: вернуться домой означало дурную примету и вероятность опоздания на электричку (следующая была через полчаса); я решил по возможности его игнорировать, а в городе постараться приобрести скромную футболку и идти на работу в ней. Примерно на половине пути мне попался толстовский знак «Рубка леса. Проход и проезд запрещен»; топора слышно не было, но за придорожной бровкой некогда густого ельника виднелись снедающие лесорубы; бригадир их, стоя у тропинки, проводил меня мутным взглядом. Лес было жаль: четыре года назад по нему прошелся короед, а ныне его догрызает антропогенный фактор. Грустя о зарослях и не забывая о пятне, я добрел до станции, купил билетик и сел в почти пустой вагон. Обычно в эти минуты я смотрю в индикаторе дорожных пробок, сколько бы понадобилось моему кичливому недалекому alter ego, чтобы проделать тот же путь в своей (нашей) черной машине, но это сейчас не утешало и не развлекало меня. Прошли контролеры; напротив меня уселась юная леди с очень запутанной практикой фаворитизма; поневоле слушая ее телефонные беседы, я представил себе ее лирическую биографию во всей многомерности. Было интересно, но, чувствуя неловкость (и от пятна тоже), я с типично вагонными ощущениями старался посильнее стушеваться. Перейдя К-ую площадь, я вошел в универсальный магазин, где отроду не бывал: он оказался не обычным моллом, а каким-то конгломератом оживших чаяний приезжей души: большие закуты с золотом и яркими одеждами образовывали сложное подобие восточного базара. Переходя воображаемый арык, я встретил вдруг Марка Г. (мы оба не удивились, но он посмотрел на мое пятно): Марк еще с начала 90-х годов, как и я, собирал книги и рукописи Гиппиус, но он – совершенный мономан (в хорошем смысле) и интересовался не только ею самой, но и ее друзьями, родственниками, свойственниками – коллекция-вселенная, вращающаяся вокруг одного сияющего центра (ей бы понравилось). Мои же интересы мельче, но шире, так что соперничества между нами толком и не было. (Может быть, впрочем, это был и не Марк Г.). Мы пожали друг другу руки и разошлись, я искал футболку, двигаясь между этих довольно-таки (скажем прямо) гнусных лавочек, чувствуя какой-то неуют души – не из-за нелепого пятна, не из-за встречи, не из-за дикого утреннего известия, до сих пор не помещавшегося в голове – или, вернее, из-за всего вкупе, но еще и из-за того, что был я здесь как-то не весь. «Случай на мосту через Совиный ручей», - подумал я про себя, прозревая причину – потому что место, где мы провели предыдущие две с половиной недели, до сих пор не полностью отпустило меня. Read more...Collapse )
Tags: Всемирный путешествователь
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 53 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →