lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

DHL, отдел кадров

     Пошел вчера шутить в ответ на пост высокочтимого aka_author по вопросам курьеров и понял, что нетвердо помню, сколько их было у Хлестакова – тридцать пять тысяч или сорок. Истина выяснилась мгновенно:
     «Кажется и легко на вид, а, рассмотришь — просто чорт возьми. Видят, нечего делать — ко мне. И в ту же минуту по улицам курьеры, курьеры, курьеры... можете представить себе, тридцать пять тысяч одних курьеров! каково положение, я спрашиваю?» (отсюда)
     Впрочем, за те несколько секунд, которые потребовались, чтобы дойти до аутентичного текста, выяснилось, что я – не единственный читатель, который в этом контексте путает два числа. Более того, разброс воспоминаний оказался неожиданно большим. Стало интересно, я решил посчитать. (Немного напоминает подсчет количества чертей на конце иглы, ну так на то это и схоластическое упражнение). Спрашиваем только у «Яндекса», ради строгости поиска запрос заключаем в кавычки, интересуемся в обеих классических формах: «Х тысяч курьеров» и «Х тысяч одних курьеров». Результаты:

     «Десять тысяч курьеров» – 98 страниц; «Десять тысяч одних курьеров» - 174 страницы
     «Пятнадцать тысяч курьеров» – ни разу; «Пятнадцать тысяч одних курьеров» - 1
     «Двадцать тысяч курьеров» – 4 страницы; «Двадцать тысяч одних курьеров» - 3
     «Двадцать пять тысяч курьеров» - 2 страницы; «Двадцать пять тысяч одних курьеров» - 1
     «Тридцать тысяч курьеров» – 279 страниц; «Тридцать тысяч одних курьеров» - 422
     «Тридцать пять тысяч курьеров» – 808 страниц; «Тридцать пять тысяч одних курьеров» - 1446
     «Сорок тысяч курьеров» – 233 страниц; «Сорок тысяч одних курьеров» - 1312 (sic!)
     «Сорок пять тысяч курьеров» – 1 страница (у Лескова!); «Сорок пять тысяч одних курьеров» - 2
     «Пятьдесят тысяч курьеров» – 2 страницы; «Тридцать тысяч одних курьеров» - 4

     Дальше встречаются единичные вкрапления, уже неинтересно. Будь у меня образование небесплатное, я бы посчитал среднее арифметическое, чтобы выяснить, сколько точно курьеров приписывает Хлестакову молва, наверное примерно 38 471,2 или что-то в этом роде. Но смотрите, как любопытно – есть небольшой всплеск на числе 10 000, потом подъем на тридцати и почти равноправные в форме точной/якобы точной цитаты числа 35 000 и 40 000.
     Почему? Рабочие (напрашивающиеся) версии дрейфа народной памяти в сторону 40 000 такие:
     1. Литературная. «Сорок тысяч братьев» и все такое. К концу XIX века это было уже устойчивым фразеологизмом, Чехов им регулярно козыряет («Отлетаев был глуп как сорок тысяч братьев» и пр.; добрый Яндекс напоминает, что у Островского есть похожее место).
     2. Ритмическая. «Сорок тысяч одних курьеров» - хотел обозвать хориямбом, но нет наверное, фиг знает как называется. Короче, два первых слова типа хорей, а два вторых типа ямб что ли. В общем, понятно. Читается легко. А альтернативный (правильный) вариант совсем не такой напевный.
     3. Сакральная. Помимо очевидных мытарственных коннотаций, можно вспомнить и пословицы («Продли бог веку на сорок сороков», «Один глаз зорок, не надо и сорок», «Бабий век – сорок лет») с этим числом. Про 35 не помню ничего.
     Ну вот так примерно. Кстати, в первом издании «Ревизора» курьеров всего пятнадцать. Не тысяч, а вообще. Почему их число так возросло? Наверное для особой выразительности, хотя в этом конкретно монологе все другие симптомы гипертрофии остались практически неизменными. А вот почему тридцать пять? Идей никаких, честно говоря. Ну, начал писать около 1835-го года. Не очень-то убедительно. В качестве смешной детали могу добавить, что из черновиков МД тридцать пять последовательно вымарывается: такую сумму некогда просил Собакевич (потом стал требовать тридцать), столько лет было его родственнице (стало около тридцати). И, наконец, во втором томе тридцать пять тысяч – цена имения Хлобуева и здесь же на заднем фоне маячит зловещее пятнадцать:
      «Потому-то я и прошу всего только тридцать <пять> тысяч».
     Чичиков стал, разумеется, торговаться.
     «Помилуйте, как же тридцать пять, за этакое тридцать пять. Ну, возьмите 25 тысяч».
     Платонову сделалось совестно. «Покупайте, Павел Иванович», сказал он. «За именье можно всегда дать эту <цену>. Если вы не дадите за него тридцати <пяти> тысяч, мы с братом складываемся и покупаем».
     «Очень хорошо, согласен», сказал Чичиков, испугавшись. «Хорошо, только с тем, чтобы половину денег через год».
     «Нет, Павел Иванович, это-то уж никак не могу. Половину мне дайте теперь же, а остальные через 15 дней. Ведь мне эти же самые деньги выдаст ломбард. Было бы только чем пьявок кормить». (отсюда)
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments