lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

Летейская библиотека - 26

      Подумав, я счел себя неправым во вчерашнем эпизоде со Смиренским: лучше напечатать фрагмент и пересказать биографию, чем вообще пропустить чувака. Со Смиренским я исправлюсь, у меня есть еще его стихи в запасе, а вот сегодняшнего героя я смог разыскать только одну книгу–поэму, а других его изданий даже и не видел никогда. Так что приступаем.
      Аракин Яков Иванович (1878 – не раньше 1945). Родился в Вологде, учился в Казанском ветеринарном институте, потом в Казанском университете (на медицинском факультете). Между 1901 и 1904 годом переехал в Петербург, работал ветеринарным врачом. В 1906 году он опубликовал брошюру «Освободительное движение и массовое помешательство», написанную, надо полагать, с ветеринарной точки зрения. Около 1907 года Аракин получает место в земском отделе Министерства Внутренних дел и, по некоторым сведениям, оканчивает курс в Санкт-Петербургском археологическом институте. Между 1907 и 1909 годом в его квартиру прописывается, как сказали бы в недобром прошлом, Аракина Варвара Александровна – скорее всего, жена, хотя педантичность не позволяет нам исключить приехавшую из Вологды мать; никаких других сведений мы о ней не имеем. 1912 год в его жизни отмечен сразу двумя книгами: публицистической «Еврейский вопрос» и лирической «Стихотворения. – С того берега. Рассказ в стихах. – Романсы».

      Не понимаю как, но он умудряется не оставить ни единого следа в тех местах, где обычно запечатлеваются писатели, а тем паче публицисты (а человек, пишущий про общественное движение и еврейский вопрос – кто он, как не публицист? То есть у него, похоже, нет никакого литературного круга общения: довольно редко по тем, да и по нынешним временам. Вот и поплатился безызвестностью.
      Так он работает в этом земском отделе до 1917 года, а потом наступает известно что. Десять лет просидевший на одном месте клерк вдруг оказывается каким-то графом Монте-Кристо. В 1918-1919 году он – заведующий департаментом в министерстве внутренних дел правительства Колчака, потом – начальник осведомительного отдела Сибирского казачьего войска (все это время мы двигаемся на восток, вы заметили?), затем чиновник для поручений при атамане Семенове (это мы уже в Забайкалье). В 1920 году Аракин неожиданно устраивается на скромную должность библиотекаря в Дальневосточном университете. Я думаю – ради работы под прикрытием, поскольку на другой год он вновь занимает высокую должность в совсем уж эфемерном Меркуловском правительстве, а в следующем – 1922 году – он оказывается в Харбине и вместо шашки, папахи и верного коня при нем совсем мирные атрибуты: перо и бумага. Он редактирует журнал «Баян», читает лекции, занимается театром. Выпускает книгу стихов «Мечты и мысли. Лирика, мистика и философия». Но административный опыт опять берет свое: с 1924 года он заведует канцелярией паспортного стола Главного полицейского управления, а с начала 1930-х годов становится цензором и, не забыв опыта соприкосновения с большевиками, решительно изымает и истребляет коммунистическую литературу из публичных библиотек. За это время он издал еще несколько книг; по его уверениям восемь, но нам известны, хоть и в единичных экземплярах, только семь, включая описанную выше. С 1934 года он – пенсионер; судя по всему - с дурным характером. Опубликована резолюция на его заявлении в Бюро по делам Российской эмиграции в Манчжурии: «Сообщить г. Аракину, что я удивлен тоном настоящего Прошения. Во 1-х, довольно многословный, от которого погибла Россия и разложилась эмиграция, во 2-х в нравоучениях руководители Бюро не нуждаются и т.д.». После этого документа мы теряем его из виду на несколько лет; говорят, он нищенствовал. В 1945 году советские войска вошли в Харбин и практически сразу начались аресты среди бывших соплеменников (одним из первых был арестован и погиб в пересыльной тюрьме по пути в метрополию замечательный поэт Несмелов, знакомый Аракина). По воспоминаниям Перелешина, другого харбинского поэта, Аракину «дали умереть на крыльце чужого дома». Дата его смерти в разных источниках обозначена по-разному – 1945, 1946 или 1949 год (последний – наиболее часто).
      Вот фрагмент , взятый из единственной имеющейся у меня его книжки: Неприятность в небесах. Из китайской мифологии. Харбин. 1926



      И вот, от камня жизнь начавши,
      Птенец стал друг всех обезьян, -
      И время шло, и раз, уставши,
      Все прыгуны разбили стан
      У шумных вод, у водопада.
      Друг всех решил тут разузнать:
      Откуда веет с вод прохлада?
      И есть ли водам что скрывать?
      Чрез водопад скакнувши смело,
      За водопадом он нашел
      Пещеру, скрытую умело –
      В пещере город он обрел;
      Дома из золота стояли,
      Блистая в кровлях дорогих,
      Кругом сады благоухали,
      Плоды давно созрели в них!
      И обезьян под сень пещеры
      Храбрец по скорости собрал,
      И, удивив всех выше меры,
      Над ними царствовать он стал.
Tags: Российская вивлиофика, Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments