lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

Прислуживаться тошно

     Отчего, интересно, в ругательном тезаурусе большевиков такое место занимала тема лакейства? «Прислужники мирового империализма и пр.». Небрежение работой прислуги так глубоко проникло в язык, что в нашем подъезде, например, консьержки предпочитают именовать себя «дежурными» - типа сразу на рукаве мысленно вырастает красная повязка. Ну и Бог с ними, главное, чтоб сторожили. Все равно смешно.
     Но не комплексовали ли таким образом большевики (по крайней мере идеологи) из-за своего собственного происхождения? Вот для примера смешная историйка.
     Относительно генеалогии знаменитого советского поэта Демьяна Бедного (Ефима Алексеевич Придворова, 1883 – 1945) ходили разные слухи. Каноническая версия выглядит так: «Родился в бедной крестьянской семье. Отец уходил на заработки в город (был чернорабочим, сторожем). Б. с 3 до 7 лет жил у отца в городе, где выучился церковнославянской грамоте; с 7 до 13 лет - в деревне с матерью. Б. был подпаском, подрабатывал как "грамотей" (писал письма, жалобы односельчанам, читал молитвы по умершим и т. п.); все заработанные им деньги отбирала мать» (отсюда). Вопреки ей, циркулировала и менее, по советским временам, лестная. Совсем недавно ее освежили в памяти на каком-то радио:

     Н. ДЕЛЬГЯДО: А есть еще легенда, связанная с Константином Константиновичем и Демьяном Бедным. Насколько она...
     Л. ЗАВЬЯЛОВА: Вы знаете, да, мы были крайне удивлены, когда мы встретили такую версию, что у Константина Константиновича был роман с графиней Марией Эдуардовной Клейнмихель. Вот плодом этой связи явился будущий поэт Демьян Бедный.
     Н. ДЕЛЬГЯДО: У него была фамилия Придворов.
     Л. ЗАВЬЯЛОВА: Придворов, да. Придворов его была настоящая фамилия. Вы знаете, мы не могли, скажем так, пройти мимо такой версии. Но нам кажется, что это все-таки крайне под большим вопросом. (отсюда).

     Между тем эта версия не сказать, что уж совсем безвестная. Роман Гуль рассказывал в 1970-е (со слов Федина времен его заграничной поездки конца 1920-х) такую историю:

     «Из-за каких-то гонорарных недоразумений Демьян был в ссоре с "Красной газетой" и не давал туда ни строки, запрещая даже перепечатывать его басни. Но однажды к редактору "Красной газеты" Чагину вдруг звонок. Звонит Демьян, говорит, что хочет мириться и будет печататься, но просит немедленно прислать ему пятьсот рублей, он сидит у антиквара-букиниста на проспекте 25 Октября. Чагин и так и сяк, говорит, сию минуту в кассе свободных денег нет. Но Демьян упрашивает, говорит, что пятьсот рублей ему нужны сейчас дозарезу. И наконец пятьсот рублей Чагин отправляет Демьяну к антиквару-букинисту. Оказывается, ловкий антиквар случайно где-то приобрел письма Демьяна к его незаконному, но кровному отцу вел. кн. Константину Константиновичу и сообщил об этом в Москву Демьяну. Тот стремглав примчался в Ленинград выкупать их. Но для выкупа до двух тысяч рублей не хватало пятьсот. И не выходя из магазина, Демьян звонил в "Красную", предлагая Чагину мировую, только чтоб тот немедленно привез ему эти пятьсот рублей. Ну, и выкупил”. Но Федин, смеясь, говорил: “Я этого антиквара-букиниста превосходно знаю, он хитруший черт, и я уверен, что парочку самых махровых писем он все-таки на всякий случай припрятал”». (отсюда)

      Давайте разбираться. Проспект 25 Октября – это Невский, который так интересно назывался между 1918 и 1944 годом. Антикварный магазин на нем – это магазин Федора Григорьевича Шилова. Вот смотрите: в 1923 году Губар открывает магазин «Антиквариат» (самое начало НЭПа), в 1927 году передает его Шилову, а в 1929 магазин закрывается. То есть, если это событие и происходило, то только в эти два года. Не пишет ли Шилов об этом в мемуарах? Нет. Но зато пишет П. Н. Мартынов, другой букинист:

     (вначале следует эпизод, как Шилов не распознал в письме неизвестного лица руку Пушкина и Демьян дешево его купил).
     «Шилов заволновался, даже в лице изменился. Он затаил обиду и стал придумывать, как возместить потерю. Как-то появилось у него 12 писем, в приобретении которых Д. Бедный был очень заинтересован. Шилов вызвал его из Москвы и назначил цену по 100 рублей за письмо. Д. Бедный усиленно торговался, говоря: «Ты с ума спятил, чтоб я заплатил за это такие колоссальные деньги, ведь все равно это пойдет в печку». Шилов был неуступчив. После некоторых препирательств Д. Бедный заплатил ту сумму, которую назначил Шилов.
     - Ну, - говорил, уходя, Демьян Бедный, - я тебя как-нибудь поддену, ты от меня не отделаешься.
     - Не сердитесь, Ефим Алексеевич, - отвечал Шилов. – Это – невестке в отместку…. Помните автограф Пушкина?...»

     Кстати, сам Шилов старается в мемуарах (специально сейчас посмотрел) дело замять:

«Помню, однажды мне случайно попала часть архива одного адмирала. В бумагах, помимо семейной переписки, были документы, относящиеся к воспитанию и образованию великого князя Константина Романова, поэта.
     Я предложил архив Ефиму Алексеевичу. Он просмотрел и говорит:
     - Очень интересно.
     - Так покупайте.
     - Не знаю, стоит ли – мне это как будто ни к чему»

     Или это он так шутит? Непонятно. И вообще есть некоторое расхождение в ценах, там 2000 руб., а там 1200. Плевать, конечно, кто чей был отец, да и не нашего ума дело, но история, согласитесь, смешная.
     Вроде не самый приятный был человек Демьян Б. – и скандалист, и богохульник, и коммунист. Но страсть к старым книжкам даже самого неприятного персонажа как-то очеловечивает. Библиотека у него была огромная и замечательная, больше 30 000 томов. А помните, кстати, реальный комментарий к строчке Мандельштама «Его толстые пальцы, как черви, жирны»? То есть помните, конечно, но я на всякий случай напомню:

     «Демьян сам уже был в немилости из-за своего книголюбия. Он имел неосторожность записать в дневнике, что не любит давать книги Сталину, потому что тот оставляет на белых страницах отпечатки жирных пальцев. Секретарь Демьяна решил выслужиться и переписал для Сталина эту выдержку из дневника. Предательство, кажется, не принесло ему пользы, а Демьян долго бедствовал и даже продал свою библиотеку» (отсюда)

     Библиотеку он даже не продал, а передал в Литературный музей, но какая должна быть библиофильская страсть в человеке, чтобы любовь к книжкам пересилила страх перед людоедом! Поневоле внушает уважение.
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments