lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:
     Попасусь-ка я на чужой полянке.

     Вот первые четыре строки стихотворения Мандельштама:

     Как дерево и медь - Фаворского полет,
     B дощатом воздухе мы с временем соседи,
     И вместе нас ведет слоистый флот
     Распиленных дубов и яворовой меди.


     При минимальных познаниях в теории гравюры смысл их довольно прозрачен – это поэтическое изображение процедуры изготовления классической торцовой гравюры на дереве, т.е. ксилографии. (Именно торцовой – потому что а) другой к ХIХ-му, а уж тем более к ХХ-му веку уже не было; б) потому что дальнейший образный ряд построен на теме годовых колец, которые, натурально, не видны при продольном распиле). «Мы с временем соседи», «расширенный час» - деревянное овеществление времени, все дела, ну это все и так ясно. Но это все – если о гравюре иметь представление только в общих чертах, а вот если прочесть какую-нибудь популярную книжку про основные техники эстампа, то возникает законный вопрос – а при чем тут медь??
     Я, честно скажу, теоретических исследований за недостатком места дома не держу, поэтому все эти соображения небось сто раз высказаны. В сети я, помимо анекдотических предположений (на которые почему-то О.Э. особенно провоцирует) нашел только совершенно верное замечание, что Фаворский с медью не работал. Ну и правильно, с медью после партизана-архаика Пожалостина в России никто дела не имел, а уж на Западе и подавно. (Здесь важно, кстати, помнить, что это совсем разные техники для гравера – в меди он прорезает бороздки, в которые набьется краска, а в дереве наоборот, вырезает все лишнее, а оставляет выпуклый рельеф, на который краска будет нанесена; т.е. свободно переходить с техники на технику мало кто мог). Давайте, чтоб нагнать туману, вспомним еще один случай, когда появляется медь рядом с гравюрой.

      А посреди толпы задумчивый, брадатый,
     Уже стоял гравер, друг медно-хвойных доск,
     Трехъярой окисью облитых в лоск покатый
     Накатом истины сияющих сквозь воск.


     (NB есть смежный к нему кусок «А посреди толпы стоял гравировальщик…» и т.д., где тоже есть медь, но она там не сочетается парадоксально с деревом и нам поэтому сейчас его не надобно).
     В этом отрывке на первый взгляд вообще какая-то чертовщина. Если слово «хвойный» воспринимать в ботаническом значении, то вот первая несообразность – для продольной (обрезной) гравюры еще могли использоваться мягкие породы дерева (обычно несмолистые), но для торцевой (с которой М. только и мог сталкиваться) – почти исключительно твердые. Вторая заминка – «трехъярая окись» как раз бесспорно технологически относится к медной доске. Надо напоминать? Давайте на всякий случай. Техника такая: на отполированную медную доску наносится особый лак («облитых в лоск», а?), который затвердев, становится прозрачным. Потом эту пластину держат над пламенем восковой свечи, чтоб ее зачернить и чтоб сияющая медь не мешала рисовать. Потом специальной иголкой процарапывают лак до меди. Потом это дело проливают кислотой, незащищенные лаком участки разъедаются. Затем скипидаром убирают лак и накатывают краску. (Я сильно упрощаю, но это есть где прочесть). Т.е. получается, что кроме «хвои» и «доски» все остальное абсолютно к месту. Более, того, даже доска простительна (при некоторой натяжке пластину можно назвать доской), а вот «хвоя» страшно мешает.
     Давайте оставив себя временно в недоумении вернемся к «Фаворскому». Там медь встречается еще один раз – «яворовая медь». Явор, как известно, клен, т.е. яворовый - кленовый. Прилагательное это еще минимум раз встретится у Мандельштама (может и больше, я по памяти): «Ясность ясеневая и зоркость яворовая / Чуть-чуть красная мчится в свой дом». Красная? То есть может быть просто дело в цвете?
     Давайте поглядим. Если считать, что медный/хвойный/яворовый – есть характеристики, смежные через цвет, то погрешности против гравировальных технологий исчезают, представая лишь слишком выпуклой метафорой. Т.е. в первом случае (с Фаворским) мы имеем дело с ксилографией в чистом виде (твердую древесину клена используют для досок, а медь – характеристика цвета), а во втором – с гравюрой по меди в чистом виде (а «хвойный» - опять же характеристика цвета).
     Но позвольте, - скажете вы, - а так ли Мандельштам хорошо знал технологию? В том-то и дело, что вроде знал, по крайней мере спрашивал о ней у Л. Гумилева (как написано в издании Библиотеки поэта) и Харджиева (как написано у Герштейн).
     Нет, подождите, - скажете вы. Клен должен быть белый (цвет распила), а хвоя зеленая! Нет-нет. Гляньте через неделю на елку, стоящую у вас в гостиной, и вы увидите, какая бывает хвоя. Извините, что я вас за этим посылаю, но стихотворение январское, когда для горожанина больше хвои пожухлой, чем зеленой. А что касается клена – вспомните, каким вы его видели в последний раз. Правильно, с желто-красными листьями. И не только мы. «Тихо льётся с клёнов листьев медь», - писал Есенин в похожей ситуации.
     Ну вот примерно так. Интересно, писали уже об этом? Должны были, наверное. Придумывать такие построения, гуляя с собакой - занятие чрезвычайно увлекательное.
     Два замечания вдогонку. А) Тут спрашивают, точно ли белый распил у клена. Не знаю, давно не пилил. Но, по паркетным сайтам судя, да, светлый. Б) Все это не объясняет откуда «дерево и медь» в первой строчке первого отрывка. Возможно, он видел латунные (т.е. медно-желтого цвета) инструменты гравера и имеются в виду именно они.
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 17 comments