lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

ТиД, ТО

Ездил сдавать автомобиль на ночное техобслуживание, типа вечером ставишь – утром забираешь уже обслуженный. На приемке скопилась очередь, по внешнему виду – как за бесплатным супом, какие-то потерханные мужички сильно за пятьдесят. Не ожидал, честно говоря, что принадлежу к такому социально-возрастному срезу. (Через полчаса, когда уже ехал пассажиром, пожаловался своему приятелю, на что тот с противным клекочущим хохотом отвечал: «а ты сам то давно на себя в зеркало смотрел?»).
Приемщик (у нас теперь строгости) вышел осмотреть тачку, чтоб я не подсунул ее с каким-нибудь дефектом, в котором буду потом обвинять сервис. В процессе осмотра он залез в нее, чтобы списать показания одометра, для чего нужно включить зажигание. Чего он (и я) не учел, так это того, что одновременно включился проигрыватель, который я забыл выкрутить с рабочей мощности. «TAKE THIS JOB AND SHOVE IT!!!» - посоветовал ему из двенадцати колонок (плюс сабвуфер) Джелло Биаффра («Dead Kennedys»). Чувак бедный аж подпрыгнул. Боюсь, не попортили бы мне машинку.
Зато купил сегодня клевую книжку.

Был такой чувак, Александр Биск (1883 – 1973) – сын киевского ювелира, детство и юность провел в Одессе, путешествовал по Норвегии, жил в Европе. Знаменит он прежде всего тем, что был первым переводчиком и энтузиастом Рильке в России. Книга стихов у него единственная, вышла в 1912 году, называется «Рассыпанное ожерелье». Стихи занятные, иногда с такой простодушной напористостью («Приходи погреться в студию / На закате дня… / Девушка с высокой грудью, / Не забудь меня!»; посвящено Маршаку, кстати), иногда вполне приличный модернизм: «Просил любви я… Привели / Ко мне больную истеричку; / Нам краской губы подвели / И дали клоунскую кличку. / Мы пили тигровый абсент / Я говорил, что жажду боли, / Что я усталый декадент, / Что мы сильны бессильем воли…». А иногда вообще очень симпатичные, как это про Норвегию:

Как викинг спящий, замер этот гордый
Скалистый край. Когда-то, в смене грез,
Как волки, волны грызли здесь утес,
Отряхивая взмыленные морды.

Но тяжело уперся камень твердый
И много волн разбрызгал и разнес…
И влага тихо, капельками слез,
Скользнула вниз, в зеленые фиорды.

И тихо все. Не слышен буйный вой,
И пеной волн не брызжет ветер вечный –
Все тихо над заснувшею водой…

И только кряж – седой, остроконечный,
Хранит в себе угрюмые века,
Закутавшись в густые облака.

Так вот, это «Рассыпанное ожерелье» я сегодня и купил. Экземпляр небезупречный, чего я стараюсь избегать, но зато с очень славным и теплым инскриптом Леониду Петровичу Гроссману от автора. Показать не могу, ибо сканер в обычном состоянии прикручен к ноутбуку, а ноутбук открутился и уехал в деревню А. в составе ручной клади лучшей части семьи. А я здесь сижу и перетаскивать сканер к десктопу не имею никакого желания.
Tags: Российская вивлиофика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 27 comments