lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

К БИОГРАФИИ А. Н. ЕГУНОВА (одноклассники). Окончание.

Начало здесь.

                        <1>

      19 августа <1913>.
      Дорогой Милюков!
      Последние твои письма я читаю с улыбкою. Для меня слишком очевидно, что ты находишься в величайшем заблуждении, во тьме; а я нахожусь в свете. Ты представляешь себе, что испытывал бы ты, если бы тебе стали говорить, что 2х2=5? Нелепость здесь настолько очевидна, что вызывает только улыбку. И вот имея теперь твои письма, я испытываю то же самое чувство. Как доказывать, что 2х2=4? – Тут только руками махнешь и улыбнешься. Но если поглубже начнешь анализировать то явление, что 2х2 для многих людей есть все-таки 5, а не 4, то увидишь здесь несомненные признаки власти над миром Духа Нечистого, затемняющего рассудок людей; ибо люди, людской рассудок, если он здрав, всегда признают, что 2х2=4. Ты сейчас болен, и еще не нашел самого себя. Ты во тьме и раб греха.
      Я не стану тебе доказывать, что 2х2=4, потому что мало верю в убедительную силу слов, и потому что сам я неразумен и не ловок в доказательствах. Но я сделаю гораздо лучше: ежедневно молясь о неверующих, я буду упоминать и о тебе в моих молитвах, прося чтобы Господь не лишил и тебя своей благодати.
      Советую тебе прочесть «Исповедь» Л. Толстого. Там ты найдешь и доказательства.
      Теперь о будущем (если только мы доживем до будущего): предупреждаю тебя, что, увидевшись с тобою осенью, я буду стараться удаляться и от тебя, как от всех. Я решил и с Васильевым42 до некоторой степени прекратить отношения. Не жди от меня ни слов, ни отношений, кроме самых общежительных. Я удаляюсь от людей потому, что я им не приношу никакой пользы, а они мне приносят вред, развивая (без их на то воли) во мне внешнего человека в ущерб внутреннему.
      Желаю тебе всего хорошего. Хорошее же в твоем положении, на мой взгляд, будет состоять в том, чтобы ты испытал как можно больше неприятностей и, даже, бед; может быть ты таким путем придешь к Богу.
      Итак, желая тебе всего хорошего, желаю тебе всяких бед.
      Впрочем пути Господни неисповедимы.
      А. Егунов.
      P.S. Если знаешь, то напиши, какого числа начинаются занятия в Университете, к которому часу и как туда приходить. Я ничего этого не знаю.
      P.P.S. Отнесись к этому письму и ко мне честно, ибо ты живешь (да и я живу) в такой среде, где ко всяким проявлениям религиозности относятся иронически и с насмешкой, и это отношение вкоренилось и в тебе.


                        <2>

      29 марта <1915>

      Дорогой Милюков!
      Наша переписка как-то незаметно заглохла, в чем, каюсь, повинен главным образом я. Пусть так – но я первый и возобновляю ее.
      Теперь я гораздо больше, чем раньше, ценю общение с людьми. Поэтому мне не хотелось бы, чтобы наши довольно близкие отношения прекратились. С моей стороны я готов их возобновить.
      Если и раньше твои письма были мне интересны, то теперь, когда так много изменилось и вовне и (я думаю) в тебе, мне особенно бы хотелось узнать кое-что о тебе.
      Если ты напишешь мне, то ты найдешь во мне прежнего твоего «корреспондента».
      Теперь обо мне. Я все больше уклоняюсь в ту сторону, к какой я всегда тяготел, если ты еще это помнишь. По милости Божьей я нашел истинную церковь Христову, присоединился к ней и пребывание в ней доставляет мне постоянное удовлетворение и радость. Но об этом как-нибудь подробнее.
      Теперь же пусть это короткое письмо послужит к возобновлению нашего общения. Я буду ждать ответа и впредь (не по-прежнему) согласен вести переписку.
      Поздравляю тебя с прошлым праздником, желаю всего лучшего.
      А. Егунов.
      P.S. Мой теперешний адрес: Петроградская стор. Церковная ул. д. 12 А. кв. 143.



      На промежуток между этими двумя письмами, то есть между летом 1913 и весной 1915 года падают драматические события в жизни их адресата. Первое из них адресовано в финский поселок Пуумула, где была дача Милюковых. О безмятежном настроении этого лета свидетельствует случайно уцелевшее письмо Сергея к его родственнице:

      «Дорогая Елизавета Павловна,
      спасибо за твое письмо. Относительно того, заеду ли я к тебе по дороге в Крым, сейчас ничего определенного сказать не могу. Папа сейчас находится в Крыму и мы еще не получили от него известий, будет или не будет у нас строиться этим летом и осенью дом. Если будет, то я с мамой отправимся в Крым. Тогда я сообщу тебе об этом. – У нас здесь стоит засуха. Деревья, которые посажены по папиной инициативе, начинают сохнуть, несмотря на усиленную поливку. Но с другой стороны такая погода совсем преображает Финляндию и делает ее гораздо привлекательнее.
      Я имею благодаря ей возможность каждое утро выходить на берег моря и там читать книгу. А то, когда небо обложено тучами и моросит мелкий дождик, как это иногда бывает, хочется скорее бежать из Финляндии.
      Вообще здешние пески кажется начинают противодействовать папиным замыслам насадить у нас парк из разнообразных лиственных деревьев. Кроме того, бывают дни, когда ветер не переставая свистит в трубах и во всех закоулках дома, а несчастные тополя и липы не могут разогнуться и все подпорки, которые мы им делаем, мало помогают.
      Но ветра здесь теплые и не портят общего впечатления. Я теперь только обратил внимание на нашу главную прелесть – море. Никогда я еще столько не катался на лодке и не смотрел на него. Теперь у нас будет своя лодка и даже с парусом. Коля заказал ее в Транзунде (около Выборга) местному мастеру из рыбаков. Он утверждает, что там делают самые дешевые и хорошие лодки.
      У нас здесь до сих пор было очень одиноко и мы не знакомились прочно ни с кем из соседей. Теперь у нас образовалась небольшая компания игроков в теннис и мы, раза три в неделю, собираемся вместе на нашем теннисе.
      В виду слухов о проведении железной дороги от ст. Тюрисево к форту (в 5-ти верстах от нас) и дальше по побережью, здесь начинается наплыв покупателей прибрежных земель. Много наших соседних крестьян из деревни Пумула уже продали свои участки русским. Каждый день кто-нибудь приезжает смотреть участки с Черной Речки или из Териок. С одной стороны это обеспечивает в будущем здесь большую компанию, но с другой стороны деревня Пумула превращается в дачное место. Пожалуй последнее хуже чем приятно первое. Я знаю, как живут некоторые мои товарищи в Териоках и мне очень не нравится их «дачная» жизнь, хотя даже трудно определить, чем собственно она мне не нравится.
      Ты хочешь знать Тапин адрес. Тапа уже несколько дней тому назад вернулась из Тульской губ. и теперь никуда не намерена уезжать. Кажется, что она немножко разочарована в результатах своей поездки. Она захватила в Петерб. свою приятельницу Шагун и живет здесь вместе с ней. – Еще ты меня спрашивала, прочел ли я присланные тобою французские книги. Я их уже давно прочел и они мне понравились. Теперь пробую читать по английски Джэка Лондона. Я забыл почти все слова, но общие обороты, построения фраз разбираю, т.что мне приходится смотреть только в словарь, а не в грамматику. Вообще последнее время читаю преимущественно беллетристику. В начале лета прочел две книги по истории, да теперь начал заниматься психологией (Рибо) и философией (Ницше, Авенариус). Сделать что-нибудь определенное этим летом я не рассчитываю. Самое большое прочту несколько книг по отдельным вопросам или отдельных авторов. Вот Тапа, та составила себе расписание занятий и занимается систематически» 44.

      Осенью этого года он начал учиться в университете, на том же историко-филологическом факультете, что и Егунов, но спустя год оставил учебу. Очевидно, природная его тревожность усугублялась непростыми отношениями в семье. Его двоюродная сестра пыталась его увещевать:

      «Из твоих писем я вижу, что тебе опять довольно скверно, а последнее письмо твое меня просто огорчило. Мне жаль, что ты не воздержался от демонстрации, конечно же не потому, что этим ты не исполнил мою просьбу, а потому что ты таким образом портишь отношения, дороже которых нет ничего. Ты говоришь, что твой поступок – разрыв с твоими, и что вообще ты ступил на путь, связанный с разрывом. Как можно так думать? На каких бы принципах не были воспитаны люди, если только они любят друг друга, то не могут они в конце концов не сговориться. А что тебя любят твои родные, я очень хорошо знаю. Во время моего объяснения с тетей Аней по дороге из Крыма, мы говорили о тебе довольно откровенно, и я знаю ее отношение к тебе. Она страшно любит тебя, гордится тобой, твердо убеждена, что из тебя должно выйти что-нибудь очень большое. Поэтому она так боится, что ты бросишь занятия, и что все твои дарования погибнут понапрасну. По-моему ты должен бережно относиться к ней, конечно, не портить своей жизни, но суметь обойтись без всяких разрывов. Дорогой мой братишка, ты нехорошо относишься к своей семье без всякого основания. Я очень боюсь, что ты наделаешь каких-нибудь глупостей, в которых потом будешь раскаиваться. Ты ищешь тепла и любви у товарищей и знакомых, страдаешь от недостатка хорошего отношения, а действительную любовь отбрасываешь как ненужную, только потому, что она проявляется не совсем так, как бы тебе хотелось. Я боюсь за тебя, мой любимый мальчик, и жалею тебя ужасно» 45.

      В конце 1914 года Милюков поступил в Московский сельскохозяйственный институт – вряд ли по сердечной склонности, а скорее потому, что родные требовали от него продолжения учебы; так, 3 августа 1914 года он писал матери: «Получил свидетельство о звании, но оно оказалось не необходимым. <…> В Лесном оказывается в этом году нет конкурса, я надеюсь, что и в сельско-хоз. он будет облегчен ибо в противном случае мой провал обеспечен» 46. В декабре того же года он был принят в Александровское пехотное училище в Одессе, откуда месяцем позже писал отцу:

      «Милый папа,
      Я тебе так долго не писал, потому что никаких определяющих обстоятельств за это время не произошло. Об внешней обстановке, которая меня окружает, ты мог узнать из писем к маме. Прежде у нас было довольно много свободного времени; кроме того нас сразу поставили в положение нижних чинов, очевидно, чтобы потом отбить всякую чувствительность, когда мы сами будем командовать. До известной степени эта цель достигнута, ибо мы прониклись убеждением в необходимости строгой дисциплины. Но все же предугадывая, что воинский дух с того момента, когда мы станем «старшими» юнкерами и начальниками «младших» (1-ое февраля) понизится, над нами поставили прапорщиков.
      Прежде, да и теперь иногда, резкость начальников наших давала повод к печальному раздумью. Теперь, во первых для раздумья у нас гораздо меньше времени, а во вторых уже чувствуется та большая свобода, которую мы получим через неделю.
      Кроме того из разнообразных обстоятельств произошло то, что мы приступили к тактическим занятиям в составе всей роты в здешнем ботаническом саду. Последний раз правда мне пришлось только просидеть два часа в резерве, лежа на снегу в канаве или за кустами. Но все же здесь так редко видишь солнце и улицу, что тактические занятия нами всегда приветствуются. Замечательно сложились мои отношения к преподающим офицерам. Они очевидно хотят пойти навстречу такому факту, как пребывание сына члена Гос. Думы. в военном училище и поэтому, несмотря на то, что я не особенно прилежаю военным наукам, у меня хорошие отметки и хотя у меня строй очень слаб, мне грозит сделаться взводным или отделенным командиром.
      Сейчас во дворе новые «молодые» ожидают докторского осмотра. Любопытно, что училищу удалось поселить в нас чувство солидарности со всем его строем – на «молодых» мы смотрим до известной степени, как на нашу собственность, которую надлежит обработать и привести в должный вид.
      Пока прощай, целую тебя. Надо отправляться «на исполнение служебных обязанностей».
      Что пишет мама из Львова и когда вернется? Собирается ли в Одессу? У меня, как я уже писал, только воскресенье свободно и то пока я не оставлен без отпуска.
      Целую Тапу. Передай ей, что оба письма получены.
      Твой Сережа.
      Я спрашивал, можно ли сюда выписать «Речь». Мне сказали, что «Речь» в войсках воспрещена. Здесь получаются одесские газеты сомнительного достоинства» 47.

      Сохранилось несколько его писем к матери зимы и весны 1915 года. В частности, 23 февраля он писал: «Только что узнал, что нас выпустят, не знаю по какой причине, но на месяц позже, т.е. вместо 1 апреля – 1 мая. Но известно, что за последний месяц репетиций у нас не будет, а только тактические и строевые занятия» 48. Следующее письмо оборвано больше чем наполовину так, что безошибочно можно прочесть только первые строки: «Милая Мама,
      можно считать, что пятимесячный искус уже окончился, осталось мне быть в училище меньше недели. Не могу судить, насколько удалось проникнуться нам воинским духом и сведениями, необходимыми на войне. Во всяком случае, начальник училища, мирясь с необходимостью выпуска офицеров, относится к нам с <обрыв> презрением, как к людям штатским» 49.
      1 мая он был выпущен из училища в звании прапорщика и зачислен в 205-й пехотный Шемахинский полк. Два месяца спустя он погиб в бою у деревни Майдан-Островский.

==

42 Николай Николаевич Васильев, одноклассник Егунова и соавтор его по несохранившейся поэме «Филомела». Он умер в 1942 году в блокаду; на его могилу Егунов ходил в 1956 году (см.: Выбранные места из переписки друзей-филологов. А. И. Доватур – А. Н. Егунов – Я. М. Боровский. С. 175). У его сестры, Анны Николаевны Гипси (вдовы замечательного поэта, о котором я писал несколько лет назад) Егунов жил, вернувшись в Ленинград.
43 Этот адрес в справочной книге на 1917 год будет числиться лишь за матерью Егунова, Эрминией Васильевной.
44 Письмо к Е. П. Мышенской от 21 июля без обозначения года (теоретически не исключено, что оно относится к 1912 и даже к 1911 гг.) // ГАРФ. Ф. 579. Оп. 1. Ед. хр. 6460. Л. 1 – 2 об. Коля – старший брат, Николай Павлович. Транзунд – финский город Uuras, по-шведски именующийся Trångsund; совр. Высоцк. Тапа – сестра Наталья Павловна. Ее подругу мы не знаем.
45 Письмо неизвестной (подпись «Вера») от 23 ноября 1913 г. // ГАРФ. Ф. 579. Оп. 1. Ед. хр. 6466. Л. 5 – 5 об. Тетя Аня – мать адресата.
46 ГАРФ. Ф. 579. Оп. 1. Ед. хр. 6421. Л. 4.
47 Письмо от 23 января 1915 г. // ГАРФ. Ф. 579. Оп. 1. Ед. хр. 5073. Л. 1 – 1 об.
48 ГАРФ. Ф. 579. Оп. 1. Ед. хр. 6421. Л. 1.
49 Там же. Л. 2.
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments