lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

МАРГИНАЛИИ СОБИРАТЕЛЯ: двадцать «Мелких бесов»: окончание

Бесы № 1 - 6 - здесь. Бесы № 7 - 14 - здесь.

41.22 КБ 24.29 КБ

15. Sologub Fedor. Il piccolo diavolo. Romanzo. A cura di C. Alvaro. Milano. Societa anonima editoriale Dott. R. Quintieri. Tip. Antonio Cordani. 1921.
– 260 p.
      Первый итальянский перевод.

      Выполнен итальянским прозаиком Альваро Коррадо (1895-1956), знакомым и корреспондентом Горького, неоднократно бывавшим в СССР (см.: Быковцева Л. Горький в Италии. М. 1975. С. 349). В 1930-е годы входил в итальянский круг общения Вяч. Иванова («В Риме жил в ту пору старый московский друг Павел Павлович Муратов с женой Екатериной Сергеевной, сыном Гавриком и собакой Муцио. Он познакомил нас с веселой богемой художников и музыкантов: Де Кирико и его брат Савиньо, писатели Альберто Спаини, Коррадо Альваро и многие другие. Все встречались в маленькой траттории на виа делла Кроче, принадлежавшей трем зрелым девицам и их брату Цезарю, ласково называемому Чезарино. Клиенты платили когда могли, все знали друг друга и всех знал Чезарино». – Иванов Д. В. Из воспоминаний // Вячеслав Иванов. Материалы и исследования. М. 1996. С. 49; ср.: «Помню, как я снабжала маслом писателя Коррадо Альваро и как мы с Фламингой носили его к вдове Джованни Амендола, Еве Кюн». – Иванова Л. Книга об отце. Воспоминания. М. 1992. С. 261). На это издание есть русская рецензия, оставшаяся мне недоступной: Первухин М. Русская книга в Италии // Общее дело. № 254. 26 марта 1921 года. С. 4.
      Перевод неполный (сострадательный толмач подсократил сологубовский текст), сделанный при помощи подстрочника. Подробности: Фава М. Ф. Сологуб в переводах на итальянский язык // Федор Сологуб. Биография, творчество, интерпретации. Спб. 2010. С. 441 – 448.
      С библиофильской точки зрения книжка довольно редкая, но если она попадется вам в венецианском антикварном магазине (как попалась мне), то кошелек ваш это не отяготит: здесь «редкая» не всегда значит «дорогая».

35.13 КБ 37.50 КБ

16. Sologoub Fédor. Le demon mesquin. Roman. Traduit du russe avec l’autorisation de l’auteur par H. Pernot et L. Stahl. Préface de m. Jean Chuzeville. Paris. Edition Bossard. Rue Madame, 43. Anc. Imp. Levé, 741, rue de Rennes. 1922.
      - 399, [1], 1 л. портрета.

      Первый французский перевод.
      Переводчики (вернее сказать, переводчицы) первого французского издания «Мелкого беса» не слишком известны в литературе. Мы знаем имя Pernot-Feldmann (Перно-Фельдман): ее звали Анриетта (Henriette); она переводила с русского на французский эссе Ремизова «Тургенев-сновидец», материалы о Толстом и, как ни странно, «Журнал Кости Рябцева» Н. Огнева. В 1928 году она предлагала Мейерхольду перевести его книгу 1913 года: «… в беседе, которую я недавно, к моему удовольствию, имела с господином Жаком Копо, бывшим директором театра Вье-Коломбье, господин Копо с энтузиазмом поддержал мою идею о переводе на французский язык Ваших работ о театре. Я убеждена, что эта публикация будет иметь у французов большой успех, она может быть осуществлена, если Вы захотите, под покровительством Копо» (Мейерхольд и Франция. Публ., вст. ст. и комм. О. Н. Купцовой // Мнемозина. Документы и факты из истории отечественного театра ХХ века. Исторический альманах. Выпуск 4. М. 2009. С. 759; Мейерхольд отказался). Не может ли она быть переводчицей финансового ст-ния из анархистского журнала? (Кросби, Э. Дебет и Кредит : [стих.] / пер. А. Перно // Обновление жизни. 1917. № 1. С. 17) – Это дало бы интересный материал к ее биографии. Согласно воспоминаниям внучатого племянника, она умерла, не оставив наследников, в возрасте около 70-ти лет. Про ее соавтора L. Stahl мы не знаем ничего, за исключением того, что она – леди (автор предисловия упоминает их как medames) и, следовательно, значащаяся в иных каталогах расшифровка ее имени как «Leonard» должна быть отведена.
      Значительно больше известно про автора предисловия, в котором можно предположить главное действующее лицо всего предприятия по переводу сологубовского шедевра. Жан Шузевиль (Шюзевиль; 1886 – 1959) – французский поэт, критик и переводчик – впервые побывал в России в 1904 году, где, среди прочего, познакомился с Ремизовым: «Я не утерпел и зашел на Кузнецкий к Тастевену. Но не французские новинки показал мне Тастевен, а только что приехавшего из Парижа: это был по возрасту мой сверстник, тонкий, как вылитый, с глазами астронома и филолога – звезды и слова: Жан Шюзевиль. Он был весь в Верлене, а в руках Малармэ» (Ремизов А. Петербургский буерак. М., 2003. С. 163; эти отношения растянулись на полвека: Ремизов и Шузевиль были соавторами в переводах Достоевского; Шузевиль, «обезполпред английский» и «аглицкий обезьян», по выражению одного из ремизовских корреспондентов (К. Мочульского. См.: «…С вами беда – не перевести». Письма Д. П. Святополка-Мирского к А.М.Ремизову. 1922-1929. Публикация Роберта Хьюза // Диаспора. Т. V. Новые материалы. Париж. – Спб. 2003. С. 351), в редкие приезды из Рима кашеварил у Ремизова на кухне (см.: Никитин B. П.. «Кукушкина». (Памяти А. М. Ремизова). Воспоминания. Публ. Н. Ю. Грякаловой // ЕРОПД на 1990. Спб., 1993. С. 293) и т.п. В дальнейшем оброс русскими знакомствами: с 1908 или 1909 в диалоге с Брюсовым (письма Шузевиля сохранились, начиная с 1912: РГБ. Ф. 386. Карт. 109. Ед. хр. 28); подробности см.: Рене Гиль – Валерий Брюсов. Переписка. 1904 – 1915. Спб. 205 С. 407 (комм. Р. Дубровкина)). В 1910 году в Париже с ним познакомились Гумилев и Ахматова: «Бывал у них Шюзевиль. Николай Степанович бывал у него. АА у Шюзевиля не была ни разу — он служил в какой-то иезуитской коллегии учителем, жил там, и женщинам входить туда считалось неудобным…» (Лукницкая В. Николай Гумилев. Жизнь поэта по материалам домашнего архива Лукницких. Л. 1990. С. 108; подробности дальнейших отношений см.: Жан Шюзевиль Письмо к Н. С. Гумилеву. Публикация М. Д. Эльзона // Литературный архив. Материалы по истории русской литературы и общественной мысли. Спб. 1994. С. 294 – 296; в публикуемом письме трогательная кода: «Tous mes compliments a Madame Goumileff»).
      Главное свершение Шузевиля – составление превосходной антологии: «Anthologie des poètes russes. Paris 1914», более чем релевантно отображающей литературную картину первого военного года; разрешение от вкладчиков он начал собирать еще за три года до издания (см., напр., письмо Блоку: РГАЛИ. Ф. 55. Оп. 1. Ед. хр. 470; здесь упоминается, что согласие Белого, Брюсова, Волошина, Кузмина, Гумилева и А. Толстого уже получено; предисловие написал Брюсов). Несмотря на недовольство отдельных участников («Купили Chuzevill'я. Ужасный вздор он пишет про меня». – Кузмин М. Дневник. 1908 – 1915. Предисл., подгот. текста и комм. Н. А. Богомолова и С. В. Шумихина. Спб., 2005. С. 438), в целом, антология была оценена весьма высоко:
      «Жан Шюзвиль, выпустивший в Париже в своих переводах «Антологию русских поэтов», ограничил свою задачу последним периодом русской поэзии, от Вл. Соловьева до Алексея Н. Толстого. В книгу вкрался только один до крайности досадный пробел: нет Сергея Городецкого, и роль представителя народных мотивов в русской поэзии отведена Алексею Н. Толстому, бывшему в зависимости, во все течение своей краткой поэтической карьеры, от того же Городецкого.
      Но, несмотря на этот промах, книгу надо приветствовать не только как первую вполне серьезную попытку ознакомить Францию с нашей поэзией, но и как антологию, по подбору имен и произведений не имеющую себе равных в России. Каждому поэту предпослана статья, интересно и достаточно осторожно оценивающая свойства его творчества и его положение в литературе. И легко помириться с тем, что Брюсов в переводе стал звучать, как Вьеле-Гриффен, что Блок оказался очень похожим на Метерлинка. Переводчик сам поэт (его книга стихов «La route poudroyee» вышла несколько лет тому назад), и нет ничего удивительного, что он ловит соответствия чужих ритмов с родными даже там, где это соответствие лишь мнимое. Особенно его надо поблагодарить за смелость, с какою он заменяет рифму ассонансом, стремясь точно передать образ, выразить особенности речи. Читая эту книгу, чувствуешь, как что-то прибавляется к прежнему представлению о поэтах, и начинаешь верить парадоксу, что для того, чтобы понять вполне какого-нибудь поэта, надо его прочесть переведенным на все языки» (Гумилев Н. С. Письма о русской поэзии. М., 1990. С. 187 – 188; см. также комм. Р. Д. Тименчика: С. 332 – 333).
      Принадлежавший Сологубу экземпляр антологии ныне находится в коллекции В. Э. Молодякова и будет у него когда-нибудь мною выменян.
      С коллекционной точки зрения французское издание «Мелкого беса» встречается не слишком редко. У него есть двадцатипятиэкземплярная разновидность на особой бумаге¸ но я ее не встречал.

54.04 КБ 25.95 КБ

17. Sollogub Fiodor. Il demone meschino. Romanzo. Traduzione dal russo di Ettore Lo Gatto. Volume primo. Foligno. F. Campitelli – editore. Reale Stab. Tipografico F. Campitelli. 1923.
      Второй (и последний прижизненный) итальянский перевод.

      Это двухтомное издание, выпущенное в маленьком городке Фолиньо в Умбрии, недалеко от Перуджи; долгое время его единственным вкладом в русскую литературу было то, что Блок, выбиравший нетрадиционные итальянские маршруты, написал там стихотворение «Искусство — ноша на плечах…». - Но на некоторое время Фолиньо стал центром если не мировой, то уж точно итальянской славистики: здесь были изданы переводы Достоевского, книги Булгакова о Толстом, сборник «Critici Letterari Russi» и мн. др.; большая часть этих изданий связаны с именем выдающегося филолога, основателя итальянской русистики, Этторе Ло Гатто (1890 – 1983). Его личность (масштабы которой мы до сих пор не можем должным образом оценить) удивительным образом была одинаково симпатична и советским официальным ученым, осторожно настроенным к западным коллегам (ср. череду апологий: «Заслуги Ло Гатто как пропагандиста русской литературы огромны. Имя Ло Гатто, по словам Артура Крониа, должно быть золотыми буквами вписано в историю итальянской славистики». – Григорьев А. Изучение русской классической литературы в Западной Европе и США // Русская литература. 1958. № 1. С. 244; ср.: Горохова Р. М. Новинки итальянской русистики // Русская литература. 1981. № 3. С. 198), так и первому поколению эмигрантов: «Выходящий в Риме (издательская пометка «Неаполь» условна) журнал «Russia» целиком посвящен литературе, искусству и истории Poccии. Этот «толстый» журнал возник усилием воли и финансовым самопожертвованием одного лица два года тому назад. Так как лицо это (молодой проф. Этторе Ло Гатто) располагает всеми данными для подобного предприятия (отличным знанием русского языка, страстной преданностью русской культуре), кроме финансовой мощи, не превышающей обычных средств скромного итальянского педагога, то издание журнала о России на итальянском языке можно приравнять к геройскому подвигу» (Мих. Ос<оргин>. [Рец. на:] Russia, rivista di litteratura, arta, storia // Современные записки. № 19. 1924. С. 446).
      Историю перевода «Мелкого беса» он изложил сам в мемуарах: «Мои отношения с Сологубом были сложные, а в чем-то и мучительные. Волею случая его роман «Мелкий бес» привлек не только мое внимание, но и внимание Коррадо Альваро, который опубликовал одновременно со мной очень сокращенный перевод, по свидетельству Гобетти — с французского, озаглавив его «Маленький дьявол». Я покритиковал Альваро, с которым позже мы стали друзьями, в «Russia», но сейчас чувствую угрызения совести, потому что тон критики, хотя и справедливой, был весьма самонадеянным. Но это еще не все: вскоре после опубликования романа я получил письмо от Сологуба, который спрашивал, может ли он что-то получить от издателя по авторскому праву. В то время русские не могли претендовать на авторские права, но письмо свидетельствовало о таких плачевных условиях жизни писателя, что я решил послать ему весь свой гонорар, полученный за перевод от издателя Кампителли из Фолинио. Я обратился в банк; деньги были отправлены, но вернулись назад,— автор за это время скончался» (Этторе Ло Гатто. Мои встречи с Россией. М. 1992. C. 18).
      Не это ли письмо отложилось в виде черновика в архиве Сологуба: «Я весьма благодарен Вам за то, что Вы решились взяться за такое трудное дело, как перевод «Мелкого Беса» и довели это дело до конца. Мне будет чрезвычайно приятно прочитать Ваш перевод, и Вы меня бесконечно обяжете, если передадите Вашему издателю мою просьбу прислать мне эту книгу.
      Тот авторский гонорар, о котором Вы мне пишете, я попросил бы перевести не деньгами, а продовольственными посылками посредством Американского комитета Гувера» (письмо к неустановленному лицу от 30 августа 1922 г. // ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 2. Ед. хр. 24. Л. 9 – 9 об.).
      См. также: Фава М. Ф. Сологуб в переводах на итальянский язык // Федор Сологуб. Биография, творчество, интерпретации. Спб. 2010. С. 441 – 448.
      Книга довольно редкая; второго тома мне разыскать так и не удалось.

33.05 КБ 16.32 КБ

18. Сологуб Ф. Мелкий бес. Роман. <Издание восьмое>. Берлин – Петербург – Москва. Изд. З. И. Гржебина. Типография Макс Маттиссон. Берлин. Риттерштрассе 71. 1923.
      – 342 с.

      Это и следующее издание были выпущены З. И. Гржебиным, бывшим партнером Копельмана по «Шиповнику». 5 апреля 1919 года Гржебин, активно заключавший соглашения с писателями по сю сторону железного занавеса, подписал договор с Сологубом, по которому ему отходили права на роман «Заклинательница змей», безымянную на тот момент книгу рассказов, два сборника стихов и «Мелкий бес» (ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 6. Ед. хр. 39. Л. 2). Тогда ему по неизвестной причине не удалось издать роман, так что два года спустя договор был перезаключен: в этот раз под его действие подпадали «Мелкий бес», центральный стихотворный сборник Сологуба «Пламенный круг» и книга рассказов «Земные дети» (так и не воплотившаяся) (Там же. Л. 3). Оба издания вышли в 1923 году, но у того, в котором значатся немецкие выходные данные, порядковый номер издания не проставлен.
      В этом же году возник план переиздания романа в Госиздате, о чем автору сообщала В. А. Щеголева: «Приехал П. А. Краснов из Москвы. Творимую легенду ГИ пока не берется печатать, якобы слишком большая книга. Предлагают переиздать Мелкого Беса» (письмо 29 мая 1923 г. // ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 3. Ед. хр. 779. Л. 29). План этот не осуществился.

45.51 КБ

19. Сологуб Ф. Мелкий бес. Роман. Издание девятое. Берлин – Петербург – Москва. Изд. З. И. Гржебина. 1923.
      – 239 с.

      Оба гржебинских издания не слишком редки, хотя приличный экземпляр в обложке разыскать не слишком просто. Кстати сказать, я никогда не видел обложку 9-го издания.

38.38 КБ 13.48 КБ

20. Сологуб Ф. Мелкий бес. Роман. Издание десятое. Л. Издательство «Мысль». Военная типография Главного управления Рабоче-крестьянской Красной Армии (Пл. Урицкого, 10). 1926.
      – 331, [1]. Тираж 5 000 экземпляров.

      Договор о переиздании романа в кооперативном издательстве «Мысль» был подписан 27 февраля 1926 года:
      «Между нами, нижеподписавшимися Ф. К. Сологубом и Издательством «Мысль» заключен следующий договор:
      1. Мною, Ф. К. Сологубом, передается издательству «Мысль» право на издание и переиздание в течение пяти лет романа «Мелкий бес».
      Количество экземпляров определено в 10 000, при чем Издательство имеет право выпустить их в виде 2-х изданий, оплатив эти десять тысяч гонораром, определенным в п. 2» (ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 6. Ед. хр. 39. Л. 4).
      Сейчас не представляется возможным установить, был ли предпринят второй завод или тираж ограничился пятью тысячами. Книжка встречается довольно редко, а в издательской обложке работы С. Чехонина – тем более.
      Известен инскрипт: «Дорогому Владимиру Александровичу Бонди на память о прошлых днях. Федор Сологуб. 22 сентября (5 октября) 1926» (РНБ. Ф. 90. Ед. хр. 60).

* * *


      Из посмертных публикаций романа любопытнее прочих издание “Academia” (Л., 1933) и в высшей степени неожиданное – кемеровское издание 1958 года, напечатанное тиражом в 75 000 экземпляров. Первоначально роман предполагалось переиздать в Москве, но он был специальным распоряжением исключен из темплана. Стоивший строгих выговоров кемеровским книжникам (см.: Блюм А. В. Как это делалось в Ленинграде. 2004. С. 218) факт издания романа потом активно – не пропадать же добру – использовался в научно-политической борьбе: «Против коммунистической партийности в литературе и в литературоведении направлена брошюра И. Хольтхузена о трилогии Федора Сологуба «Творимая легенда». Хольтхузен обвиняет советское литературоведение в невнимании к этому произведению. Только напрасно западногерманский литературовед воображает себя защитником литературных ценностей, попираемых фанатиками и догматиками в СССР. Ведь лучший роман Сологуба «Мелкий бес» у нас не раз переиздавался, чего «Творимая легенда» явно не заслуживает. Неужели Хольтхузен не замечает в этом романе явной пошлости и безвкусицы?» (Григорьев А. Накануне V съезда славистов // РЛ. 1963. № 1. С. 202). Дальнейшие издания (за исключением фундаментального тома «Литературных памятников») особенного интереса не представляют.
      Из прижизненных материалов «Мелкого беса» наиболее существенная дезидерата для меня – сценическая переделка романа, осуществленная автором. Книга эта, как почти все пьесы Сологуба, довольно редкая, но надежды я не теряю. Зато некоторое время назад мне удалось купить несколько открыток со сценами из этого спектакля – и этой попыткой визуализации полюбившихся многим героев я завершаю столь затянувшийся обзор.

42.97 КБ

43.52 КБ

43.02 КБ

34.06 КБ

34.21 КБ

36.94 КБ

39.36 КБ
Tags: Российская вивлиофика, Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments