lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

К БИОГРАФИИ НИНЫ ХАБИАС

      Пути создания и разрушения литературных репутаций редко поддаются анализу, не говоря – прогнозу; стечение обстоятельств, обмолвка знаменитости, счастливое созвучие и своевременный скандал – все это могло идти на пользу начинающему сочинителю. Впрочем, даже соединенных этих факторов могло оказаться недостаточно – и тогда у покойного автора все надежда остается на историка литературы. Этот феномен посмертной справедливости в полной мере испытала на себе Нина Хабиас, ныне имеющая биографию и популярность на зависть многим своим современникам. Центральным пунктом свершившегося ее возвращения стала образцовая книга 1997 года, содержащая все ее наличные на тот момент стихи и тщательное жизнеописание1. Скудость исходных сведений предопределила наличие в последнем нескольких чувствительных временных лакун, одна из которых – период между отъездом Хабиас (на тот момент – Комаровой2) из Сибири и энергичным вхождением в московскую литературную жизнь. Тем интереснее было обнаружить при рядовом просмотре описей ГАРФ комплекс документов, позволяющий вчерне реконструировать примерно год ее московской жизни.
      Это – ее личное дело, сохранившееся в составе обширного архива Управления делами Всероссийской чрезвычайной комиссии по ликвидации безграмотности3. Грозная омонимия (которой охотно пользовались ее робкие управленцы) была совершенно обманчива: за аббревиатурой «ВЧК» скрывалось в данном случае учреждение исключительно гуманистической направленности. Комиссия была учреждена при Наркомпросе РСФСР специальным декретом Совнаркома 19 июля 1920 года4. Персональный состав ее руководства своей эклектичностью вполне соответствовал своеобразию момента: автор букваря для взрослых Дора Элькина соседствовала здесь с сестрой чекиста Менжинского (памятного нам по участию в «Зеленом сборнике стихов и прозы»), а управлял этим всем ни кто иной, как Иона Петрович Брихничев – священник, поэт, мистик, политический преступник, голгофский христианин и вообще человек удивительных дарований5. Будучи любимым детищем Ленина и Крупской (honi soit qui mal y pense), учреждение получило исключительно широкие полномочия; кое-где, впрочем, не обошлось и без некоторых перегибов – так, в Казанской губернии отказывавшихся учиться грамоте подвергали денежному штрафу и лишали продовольственных карточек6. Логистика ликвидации безграмотности была выстроена не без изящества: в столицах и губернских центрах были организованы инструкторские школы, где тренировались преподаватели, так сказать, первого уровня. Потом эти преподаватели, разъехавшись по стране, готовили уже непосредственно учителей для школ грамоты. Учителя же работали напрямую с населением. Комиссия обеспечивала бесперебойную работу этого механизма, непрерывно снабжая его учебными пособиями для каждого из звеньев просвещенческой цепи. На должность инструктора-организатора в центральный аппарат комиссии летом 1921 года абонировалась незадолго до того приехавшая из Иркутска провинциалка. На обложке дела имя ее написали с ошибкой: Хабиас-Комарова Инна Петровна. Дело было заведено 9 июля; этим же числом датировано заявление о приеме на работу:

<В> Всероссийскую Чрезвычайную Комиссию
по ликвидации безграмотности

                  ЗАЯВЛЕНИЕ

      Прошу о принятии меня на службу В.Ч.К. Л. Б. в качестве инструктора-организатора по ликбезграм. С работой этой (американ. система) отлично знакома т.к. была инструктором Главполитпросвета Иркутска и работала в Красноармейских школах караул. полков (теперь войска внус). Потом руководила литерат. и драматич. студиями красноармейцев Поарм. 5. Кончила смольный институт и 1 год юридич. факультета курсов Полторац. (б. Афанасьевой). В профессиональном союзе поэтов действит. член.

                        Нина Хабиас

9 июля 1921


      К заявлению (в соответствии с бюрократической практикой эпохи) приложена справка о том, что предыдущее место, где официально числилась Хабиас, готово с ней расстаться:

9 июля 1921

В Главполитпросвет В. Ч. К. Л. Б.

      Настоящим Театральный Техникум сообщает, что не встречает препятствий к тому, чтобы тов. Хабиас Инна Петровна, действительный студент техникума, поступила на службу в Главполитпросвет.

                        Зам. заведывающего Беронов
                        Управдел В. Инкижиновский


      Месяц спустя она заполняет анкету:

Учетно-распределительный подотдел Главполитпросвета

АНКЕТА <незаполненные пункты опущены>

1. Фамилия: Хабиас (Комарова)
2. Имя и отчество: Нина Петровна

4. Год рождения или возраст: 1895
5. Состояние здоровья и инвалидность: здорова

7. Семейное положение, состав семьи и ее местонахождение: Вдова. Члены семьи: сестра 15 лет. Бабушка
8. Национальность: русская
9. Какие местности России хорошо знаете, сколько лет там прожили, и были ли за границей: Крым, Кавказ, Польша, Сибирь, ДВР. Центр. За границей – Германия, Швейцария.
10. Родной и какие другие языки знаете и насколько хорошо: Русский, Французский, Немецкий говорю, читаю, пишу.
11. Образование ОБЩЕЕ: (низшее, гимназию, университет) в каких учебных заведениях учились, окончили ли, если нет, то сколько прошли классов или курсов: Окончила Смольный институт. 1 г. истор.-филол. фак. 1 г. юридическ.

16. Какие знаете специальности: Инструктор-учитель. Сестра милосердия.

18. К какому профессиональному союзу принадлежите в настоящее время? (№ билета): Всероссийскому Союзу Поэтов.

19. Какую культурно-просветительную работу выполняли по день заполнения анкеты (кроме партийной)? С 19 по 21 г. Иркутск Губвоенкомат Поарм 5. Учительницей красноарм. школ караульных полков. Членом комиссии по вопросу о ликвидации безграм. Инструктором литерат. и драмстудий красноармейских Поарм 5. Членом культкомиссии зав.художеств. секций Иркарполка 1. <Иркутский армейский? Артиллерийский? Артистический?>
20. Приходилось ли вам выступать на митингах, собраниях, съездах и пр. и в качестве кого: На собраниях как докладчик по поводу культ. просвет. работы
21. Участвовали ли в литературной работе (…):В газете «Вл. Труда» 1918 г. Стихи в «Красном стрелке». Руководила «Литерат. кружком» красноарм Поарм. 5.

28. Ваш взгляд на современную эпоху: Чрезвычайно интересуюсь
29. Каковы по вашему мнению первоначальные задачи в области политико-просветительной работы в настоящий момент и основные недостатки политико-просветительно работы в прошлом: Ликвид. неграмотн. Недост. прошлого – беспланость , отсут. мер к подготовке персонала.
30. Какие виды непосредственно политико-просветительной работы считаете наиболее важными в настоящее время: Ликвидацию безграмотности

32. Какую работу считаете наиболее подходящей для себя (…)?Методологическо-организационную

3 августа 1921 года Нина Хабиас Комарова

      В этих трех документах есть несколько весьма любопытных моментов: к недублирующимся в других источниках сведениям принадлежат известия о ее заграничных путешествиях, о подвластных ей иностранных языках; впервые, кажется, выясняется, на каких факультета она училась на курсах Полторацкой после окончания Смольного7. Отдельный сюжет, вероятно, скрывается за ее взаимоотношениями с «Театральным техникумом» - когда она поступила в него? Успела ли проблистать на сцене?
      Не все пока ясно и с членством в «профессиональном союзе поэтов», которое она упоминает в анкете. В сентябре 1921 года ее выступлением в кафе «Домино» был шокирован простодушный Т. Мачтет: «Хабиас, новая поэтесса, читает свои похабные, барковские стихи с эстрады…. Шум, гром, крики… милицию даже вводили» 8; это, вероятно, первое ее документированное выступление в Москве – но была ли она в этот момент уже членом союза? С другой стороны, 15 февраля 1922 года «литературный суд» приговорил ее к полугодовому лишению звания члена Всероссийского союза поэтов9 - значит, было чего лишать. Теоретически, у нее мог оказаться билет не московского, а петроградского отеления ВСП: дело в том, что в 1920-м году туда стремилась поступить загадочная «Нина Оболенская», чьи стихи были неохотно одобрены Блоком, Кузминым, Лозинским и Гумилевым10; еще при первом приближении к биографии Хабиас было высказано предположение, что это могла быть она.
      И, наконец, новым словом в хабиасоведении кажутся ее слова (которые не обязаны быть правдой) о службе в иркутских военно-просветительских частях, причем самое любопытное здесь не «войска внус» (до этой сомнительной формулы сокращалась внутренняя служба), а «Поарм 5» - политотдел 5-й армии. Дело в том, что волею судеб биография этой армейской единицы изучена весьма подробно – из-за одного служившего в ней иноземца-наемника. Если бы музы были чуть снисходительнее к нам, запоминающаяся фигура Нины Петровны могла бы сойти к читателю со страниц «Похождений бравого солдата Швейка», но увы: пленный анархист, агитатор Красной армии и иркутский домовладелец Ярослав Гашек не взял ее в свой роман. Факт же их знакомства неоспорим: с 3 июня 1920 года политодел 5-й армии находится в Иркутске – и именно в это время карьера Гашека идет в гору: он замещает начальника Поарма, редактирует издаваемую «Вестник ПОАРМА 5», организует в Иркутске интернациональный клуб etc. В эти же дни Хабиас работает в том же Поарме инструктором литературных и драматических студий и руководит литературным кружком11. Впрочем, в октябре 1920 года автор Швейка покидает Иркутск (а вслед за тем и Россию) и этот сюжет растворяется, не воплотившись.
      Последующие подшитые в той же папке документы выразительно характеризуют трудовой быт простой совслужащей. 5-го августа 1921 года ВЧК л/б ходатайствует перед жилотделом о предоставлении комнаты «сотруднице ее тов. Хабиас Н. П., в каковой она крайне нуждается и каковой приходится помещаться в учреждении (ночевать)» (погрешности против грамматики спишем на внушительность момента). Три дня спустя эта же просьба повторяется с большей настойчивостью и душераздирающими подробностями:
      «Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по ликвидации безграмотности просит Вашего распоряжения коменданту общежития Главполитпросвета тов. Шпякину о предоставлении вне очереди комнаты инструктору-организатору ВЧКлб тов. Хабиас, прибывшей в Москву из Поарма 5.
      При этом ВЧКлб сообщает, что у тов. Хабиас в Москве не имеется ни знакомых и ни родственников и ей совершенно некуда приютиться и ей приходится временно проживать в учреждении и спать на том столе, на котором она занимается».
      20 августа возник сюжет об обеденной карточке для тов. Хабиас. 29 августа у нее украли пальто. 1 ноября она была переведена на новую должность, в связи с чем вновь возникла тема жилплощади:
      «Ввиду того, что тов. Хабиас по приказу № 49 от 1 ноября с/г назначена для исполнения обязанностей по заведыванию информационно-статистической работой комиссии, ей, как ответственному работнику необходимо работать в спокойной обстановке дома, ВЧКлб просит предоставить тов. Хабиас отдельную комнату или в крайнем случае поместить в комнату, рассчитанную на двоих».
      Служба ее в ВЧК л/б заканчивается весной следующего года. 16 февраля она сообщает в Инструкторский подотдел о том, что заболела; спустя четыре дня рапортует о выздоровлении, но на работу не возвращается. 13 марта за подписью председателя Менжинской в общий отдел Главполитпросвета поступает циркуляр:
      «ВЧКлб просит дать распоряжение об отчислении инструктора т. Хабиас от занимаемой ею должности в виду отсутствия по неизвестной причине после подачи рапорта о выздоровлении с 20 февраля с. г.»
      Три недели спустя Хабиас и Грузинов будут арестованы московским судом за бесцензурное издание «Стихетт» и «Серафических подвесок» 12: едва ли не первый после большевистского переворота факт уголовного преследования за стихи.

      Две иллюстрации к этой заметке представляют собой типичный пример взаимоотношения книжного собирателя с собственной судьбой: буквально месяц назад, отвечая на запись высокочтимого aonidy, я упомянул «Стихетты» среди несбыточных своих дезидерат – и пару дней спустя был вознагражден листком полукартона, выпорхнувшим мне в руки из груды книжной рухляди. Последними строчками на нем были: «Я славнейшая всех поэтессин / Шафрана Хебеб Хабиас». В «Стихеттах» десять страниц – таким образом, мне осталось заслужить еще девять. Плюс переднюю обложку, конечно.

==
49.76 КБ 53.05 КБ

==
1 Оболенская (Хабиас) Нина. Собрание стихотворений. Издание подготовили А. Ю. Галушкин и В. В. Нехотин. М. 1997.
2 Ее трехфамильность сделалась поводом для эпиграммы Минаева, бывшего ее приятелем и корреспондентом: «Весьма приятно на Земле у нас / Быть человеком породы женской: / -Тут сразу можно быть и Хабиас, / И Комаровой, и Оболенской!..» (1926 г. 28 апреля).
3 ГАРФ. Ф. 2314. Оп. 7. Ед. хр. 98. Далее цитируется без ссылок.
4 История ВЧК л/б излагается по: Куманев В. А. Социализм и всенародная грамотность. Ликвидация массовой неграмотности в СССР. М. 1967. С. 74 – 87. См. также: Культурное строительство в РСФСР. 1917 – 1927 гг. Т. 1. Ч. 2. М. 0000. С. 105 – 109; Борьба с неграмотностью в первые годы Советской власти. Публикацию подготовили Т. И. Евтюшина, М. П. Дьячкова, И. М. Нагаев // Советские архивы. 1980. № 1. С. 44 – 50.
5 См., кстати, его квазимемуар об этом периоде: Брихничев И. На заре ликвидации безграмотности // 5 лет борьбы с неграмотностью. Сборник статей, воспоминаний и материалов под общей редакцией С. Курской и П. А. Сычева. <М.> 1925. С. 6 – 9.
6 Куманев В. А. Социализм и всенародная грамотность. Ликвидация массовой неграмотности в СССР. М. 1967. С. 81.
7 Высшее учебное заведение для женщин в Москве; организованы в 1906 г. С. К. Голицыной и В. А. Полторацкой как юридические курсы, в 1910 к ним прибавился историко-филологический факультет; тогда срок обучения стал четырехлетним. В 1910-е годы на них преподавали Ю. Айхенвальд, Р. Брандт, А. Грушка, Н. Радциг, С. Шамбинаго и др. (все сведения по: Ежегодник Высших Женских Юридических и Историко-Филологических Курсов в Москве, учр. В. А. Полторацкой. 1914 – 1915 акад. г. М. 1915).
8 Запись от 1 сентября цит. по: Нехотин В. Материалы к биографии Н. П. Оболенской (Хабиас) // Оболенская (Хабиас) Нина. Собрание стихотворений. М. 1997. С. 21.
9 Крусанов А.В. Русский авангард 1907-1932 (Исторический обзор). Том 2. Кн. 1. М., 2003. С. 422.
10 Блок и Союз поэтов. II. Отзывы, сохранившиеся в других архивах // ЛН. 92. 4. С. 694 (публ. Р. Д. Тименчика).
11 Все подробности об иркутском периоде биографии Гашека – из работы: Еланский Н. И. Ярослав Гашек в Красной Армии и на партийной работе в Советской России // Литература славянских народов. Выпуск 2. Сборник статей. М. 1957. С. 60 – 96.
12 Литературная жизнь России 1920-х годов. События. Отзывы современников. Библиография. Том 1. Часть 1. Москва и Петроград. 1921 – 1922 гг. Ответственный редактор – А. Ю. Галушкин. М. 2005. С. 379.
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 51 comments