lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

К БИОГРАФИИ ЗАБОЛОЦКОГО (окончание)

(Начало – здесь::: )

      23 сентября оно поступает в секретариат Панкратьева и препровождается к одному из его референтов: на сопроводительном бланке помета: «Т. Осипенко. М<ихаил> И<ванович> просит дать заключение». Дальше в дело подшито большое резюме, представляющее собой, по сути, пересказ следственного дела с унаследованным от него обвинительным уклоном:

      ПРОКУРОРУ СОЮЗА ССР

                                    Тов. Панкратьеву

      ЗАКЛЮЧЕНИЕ

      ЗАБОЛОЦКИЙ Николай Алексеевич, 1903 г. рождения, уроженец г. Казани, сын агронома, русский, гр. СССР, б/п, литератор, до ареста член Союза советских писателей, проживал в г. Ленинграде, постановлением Особого Совещания при НКВД СССР от 2.IX.1938 г. за контрреволюционную троцкистскую деятельность осужден в ИТЛ на 5 лет.
      Показаниями обвиняемых по другому делу ЛИФШИЦ24
<так!> и ТАГЕР установлено, что обвиняемый ЗАБОЛОЦКИЙ Н. А. являлся участником антисоветской право-троцкистской организации с 1931 г., принимал участие в нелегальных сборищах членов данной организации, где велась к.-р. пропаганда.
      ЛИФШИЦ показал:
      ТИХОНОВ (организатор антисоветской право-троцкистской группы) информировал меня, что им также создана группа и из ее участников назвал мне ЗАБОЛОЦКОГО. Далее он мне указал, что связан с к.-р. националистическими организациями, существующими среди грузинских писателей.
      Мы искусственно привлекали внимание к творчеству таких писателей, как ВАГИНОВ, КОРНИЛОВ, ТАГЕР, КУКЛИН, ЗАБОЛОЦКИЙ, являвшихся участниками организации. Их произведения, глубоко враждебные всему подлинно советскому, подымались нами на щит, печатались в Ленинградских журналах, в «Издательстве писателей в Ленинграде» и в Гослите
<так! – Госиздате?>, рекламировались, как последние достижения в области формы. В Ленинградских журналах, руководимых участниками нашей организации печатаются к.р. произведения Корнилова, Заболоцкого и др. участников нашей организации» (л.д. 35, 38 – 39).
      ТАГЕР показал
<так!>:
      «Вокруг ТИХОНОВА Н.С. примерно с 1931 г. группировались антисоветски настроенные писатели ЗАБОЛОЦКИЙ, КОРНИЛОВ (перечисляет других).
      ТИХОНОВ и его группа пользовались большим вниманием и поддержкой Бухарина, безотказно печатавшего их литературные произведения на страницах «Известий».
      В своей к.р. деятельности группа имела отчетливо правое направление. Произведения ее участников имели к.р. кулацкий характер. Связь нашей антисоветской организации с националистически настроенными писателями Грузии была установлена в 1933 г. и с того времени, до моего ареста, регулярно поддерживалась участниками организации ЛИФШИЦЕМ, ТИХОНОВЫМ, ЗАБОЛОЦКИМ, СПАССКИМ.
      ТИХОНОВ всячески продвигал в литературу ЗАБОЛОЦКОГО. ТИХОНОВ и др. участники нашей а/с организации немедленно приняли меры к его реабилитации, объявив о «неудаче» ЗАБОЛОЦКОГО. В спешном порядке были организованы «покаянные» выступления ЗАБОЛОЦКОГО. Была опубликована хвалебная ст. ЗОЩЕНКО М. М. о ЗАБОЛОЦКОМ (л.д. 52, 55, 57, 58).

      Литературный критик ЛЕСЮЧЕВСКИЙ25 о стихах Н. ЗАБОЛОЦКОГО, последнего называет выходцем из реакционной группы, а его произведения называет реакционным протестом против утверждавшихся в нашей стране норм общественного поведения.
      ЛЕСЮЧЕВСКИЙ о стихах ЗАБОЛОЦКОГО пишет:
      «Из вышедшей в 1929 г. книжки стихов ЗАБОЛОЦКОГО «Столбцы», он советский быт и людей уродует отвратительно. Он одинаково издевательски изображает и советских служащих, и «дамочек», и красную казарму, и красноармейцев, и нашу молодежь. Вот, например, «характеристика» молодежи у ЗАБОЛОЦКОГО:

      Потом пирует до отказу
      В размахе жизни трудовой.
      Гляди! Гляди! Он выпил квасу,
      Он девок трогает рукой,
      И вдруг, шагая через стол,
      Садится прямо в комсомол.

      ЗАБОЛОЦКИЙ юродствует, кривляется, пытаясь этим прикрыть свою истинную позицию. Но позиция эта ясна. Это позиция человека, враждебного Советскому быту, советским людям, ненавидящего их, т.е. ненавидящего советский строй и активно борющегося против него средствами поэзии.

      В 1929 г. («Звезда» № 10) и в 1933 г. («Звезда» №№ 2 и 3) были напечатаны куски из поэмы ЗАБОЛОЦКОГО «Торжество земледелия». Это откровенное, наглое контрреволюционное «произведение». Это мерзкий пасквиль на социализм, на колхозное строительство. Вот «картина» коллективизированной деревни, картина «Торжества Земледелия»:

      Повсюду разные занятья:
      Люди кучками сидят,
      Эти – шьют большие платья,
      Те – из трубочек дымят.
      Один старик, сидя в овраге,
      Объясняет философию собаке;
      Другой, также – царь и бог
      Земледельческих орудий,
      У коровы щупал груди
      И худые кости ног.
      Потом тихо составляет
      Идею точных молотилок
      И коровам объясняет,
      Сердцем радостен и пылок.

      А вот итог достижений социализма по Заболоцкому:

      В хлеву свободу пел осел,
      Достигнув полного ума.

      Только заклятый враг социализма, бешено ненавидящий советскую действительность, советский народ, мог написать этот клеветнический, контрреволюционный, гнусный пасквиль.
      В последующие годы Заболоцкий декларировал отход от своих старых позиций, «перестройку». Не подлежит сомнению, что это была лишь маскировка притаившегося врага.
      В самом деле, разве можно было бы в 1937 г. опубликовать такие откровенно воинственно-контрреволюционные стихи, как «Торжество земледелия» стихи в которых под видом «естествоиспытателя», наблюдающего природу, автор рисует полную ужаса, кошмарную, гнетущую картину мира советской страны.

      У животных нет названья –
      Кто им зваться повелел?
      Равномерное страданье –
      Их невидимый удел.

      За животными без труда можно расшифровать людей, охваченных коллективизмом, людей социализма.

      И еще более откровенные строки:

      Вся природа улыбнулась,
      Как высокая тюрьма.
      На безднах мук сияют наши воды,
      На безднах горя высятся леса!

      В 1937 г. при полной, активной поддержке ГОРЕЛОВА26 ЗАБОЛОЦКИЙ пытался опубликовать в «Звезде» стихотворение «Птицы». Это несомненно, аллегорическое произведение. В нем рисуется (с мрачной физиологической детализацией) отвратительное кровавое пиршество птиц, пожирающих невинного голубка.
      Таким образом, заканчивает критик ЛЕСЮЧЕВСКИЙ - «творчество» Заболоцкого является активной контрреволюционной борьбой против Советского строя, против советского народа, против социализма» (л.д. 66 – 77).

      Осужденный ЗАБОЛОЦКИЙ по делу виновным себя не признал. В своей жалобе он указывает, что «Торжество Земледелия» им написано в ранний период его писательской работы, рукой несложившегося, неопытного поэта, причину своей литературной ошибки он вскрыл по собственному почину. Не отрицает деловых связей и поверхностного своего знакомства с арестованными ОЛЕЙНИКОВЫМ, ТАБИДЗЕ, ЛИФШИЦ, ТАГЕР и др. Показания же последних двух считает клеветой. Ему же известно, что ТИХОНОВ Н. С. не только арестован
<так! – по смыслу: не арестован>, как организатор к.р. право-троцкистской группы (как об этом показали ЛИФШИЦ, ТАГЕР) но и является советским талантливым поэтом, который в феврале месяце 1939 г. за свою общественно-литературную деятельность награжден орденом.
      В связи с этим просит передопросить ЛИФШИЦА и ТАГЕРА разрешив вопрос о том, что их заставило дать следствию клеветнические показания, провести с ними очную ставку ЗАБОЛОЦКОМУ и допросить по его делу ТИХОНОВА Н. С.
      По наведенным Прокуратурой СССР справкам (справки наводил 17.Х.1939 тов. Шавер Б. М.) поэт ТИХОНОВ Н.С. действительно является орденоносцем, членом Президиума Союза Советских Писателей и поныне находится на свободе.
      При таком положении дела не исключена возможность оговора ЗАБОЛОЦКОГО со стороны ЛИФШИЦА и ТАГЕРА, в части его ЗАБОЛОЦКОГО участия в контрреволюционной право-троцкистской организации, почему полагал бы:
      По делу ЗАБОЛОЦКОГО произвести дополнительное доследование.

      Прокурор отдела по спецделам: И. Ефимов
27

      На полях этой бумаге есть пометка «Осипенко» (именно ему было поручено составление справки), но каким образом оказалось, что его задание выполнял прокурор Ефимов – неясно. Принципиальный пункт этого текста – «не исключена возможность оговора» и «полагал бы <…> произвести дополнительное доследование» (при том, что Лившиц, которого предлагается передопросить, уже расстрелян). Мы можем осторожно предположить, что на решимость прокуратуры подействовала и неизвестная нам резолюция из секретариата Сталина: судя по тому, что адресованное ему письмо подшито в дело, оно было перенаправлено прокурору, но с каким резюме? Никаких сопроводительных документов при нем не осталось. В соответствии с рекомендациями Панкратьев, пользуясь данной ему властью, направляет дело на пересмотр:

     СЕКРЕТНО

      14 ноября 1939 г.

      ПРОКУРОРУ ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ
      Копия: В 1-й Спецотдел НКВД СССР

      Направляю следственно-архивное дело УНКВД Ленинградской области по обвинению ЗАБОЛОЦКОГО Николая Алексеевича.
      Как видно из дела ЗАБОЛОЦКИЙ осужден Особым Совещанием при НКВД СССР за к/р троцкистскую деятельность сроком на 5 лет.
      Обвинение инкриминируемое обвиняемому ЗАБОЛОЦКОМУ основано на показаниях обвиняемых по другому делу ТАГЕР и ЛИФШИЦ
<так> уличающих ЗАБОЛОЦКОГО в том, что он являлся членом к/р право-троцкистской организации с 1931 г. и принимал участие в нелегальных сборищах членов указанной организации. Подтверждая участие ЗАБОЛОЦКОГО в к/р организации, ЛИФШИЦ указывал, что ТИХОНОВ – организатор а/с право-троцкистской группы информировал его Лифшица об участии ЗАБОЛОЦКОГО в этой организации.
      Характеризуя участие ЗАБОЛОЦКОГО в к/р организации, ТАГЕР показал
<так> «вокруг Тихонова, примерно, с 1931 г. группировались а/с настроенные писатели ЗАБОЛОЦКИЙ и др.»
      Между тем, Прокуратура располагает достаточно проверенными данными о том, что называемый Лифшицем и Тагер, как активный участник и организатор а/с право-троцкистской группы ТИХОНОВ Н. С. никогда не арестовывался, является орденоносцем и членом Президиума Союза Советских Писателей.
      По показаниям Лифшица, участниками а/с право-троцкистской организации, кроме ЗАБОЛОЦКОГО, также являлись: ВАГИНОВ, КОРНИЛОВ, КУКЛИН (писатели). Никто из указанных лиц по делу не допрошен и сведений об их судьбе также нет28.
      Недостаточно проверена по делу к/р деятельность ЗАБОЛОЦКОГО по его литературным произведениям. Заключение критика Лесючевского требует серьезной проверки созданием авторитетной экспертизы.
      При не признании обвиняемым ЗАБОЛОЦКИМ своей вины, очных ставок с изобличающими его лицами ЛИФШИЦ, ТАГЕР следствием произведено не было.
      По изложенным основаниям, поручаю Вам перепроверить дело, выполнив следующее:
      1. Выяснить, где в настоящее время находятся упоминаемые в показаниях Лифшица как члены а/с право-троцкистской организации, писатели ВАГИНОВ, КОРНИЛОВ и КУКЛИН, приложив к делу соответствующую справку. Если вышеуказанные лица арестовывались, выясните, какие ими давались показания о ТИХОНОВЕ и ЗАБОЛОЦКОМ, приобщив их к делу.
      2. Установить лиц, с которыми близко соприкасался ЗАБОЛОЦКИЙ по своей литературной деятельности и допросить их о политических взглядах ЗАБОЛОЦКОГО и его взаимоотношениях с ТАГЕР и ЛИФШИЦ
<так!>.
      3. Поручить Правлению Союза Советских Писателей дать заключение о литературной деятельности и оценку произведений ЗАБОЛОЦКОГО
      При производстве перепроверки, необходимо учесть доводы ЗАБОЛОЦКОГО приведенные им в жалобе на имя Прокуратуры СССР.
      Перепроверку поручите произвести старшему следователю областной Прокуратуры.
      Дело после перепроверки, со своим заключением, верните в Прокуратуру СССР к 1/XII- 39 г.
      ПРИЛОЖЕНИЕ: дело и жалоба ЗАБОЛОЦКОГО.

                        М. ПАНКРАТЬЕВ
29

      Этим открыто, по сути, новое следствие, которое должно быть произведено в очень короткие сроки: на все процедуры прокуратуре Ленинградской области отводится чуть более двух недель – и именно этим объясняется наличие в следственном деле нескольких идущих подряд литераторских писем, датированных 25 ноября – 1 декабря 1939 года: к компании защиты Заболоцкого присоединились Антокольский, Асеев, Тихонов, Зощенко, Чуковский, Каверин, Гитович. (Мужество для этого требовалось, кстати сказать, беспрецедентное: на фоне развивающегося «писательского дела» возвысить свой голос в защиту осужденного по нему товарища – могло оказаться самоубийственным поступком). Весь декабрь 1939 и январь 1940 следователь Леноблпрокуратуры Ручкин продолжает опрос свидетелей, причем его демонстративная непредвзятость заставляет литературного критика Лесючевского написать на него отдельный донос (!), педантично подшитый в следственное дело Заболоцкого. Прокуратура СССР, вероятно, торопит подчиненных ей прокуроров Ленинградской области: в деле сохранилась справка-телефонограмма, оправдывающая медлительность:

     СПРАВКА,
      полученная от Нач. Следственного отдела Прокуратуры Ленинградской области т. Бродского (Передано по телефону из Ленинграда).

      Рассмотрение дела по обвинению Заболотского задержалось в связи с тем, что писатели тт. Тихонов и Мирошниченко были на фронте. В настоящее время они прибыли в Ленинград и допрошены.
      Кроме того, для окончательных выводов, необходимо проверить два дела 1/ по обвинению Корнилова Бориса Петровича 1907 г. р., уроженца г. Семенова б/Нижегородской губ. и 2/ Куклина Георгия Иосифовича 1903 г. р., уроженца дер. Игнатово Вост. Сиб. обл. Нижне-Елинского р-на. Обзор по делу Заболотского будет прислан после просмотра этих дел.

                        (НРЗБ – Карницкая?)

      21/1-40 г.
30

      26 января Ленинградская прокуратура отправляет Панкратьеву свое заключение, заканчивающееся предложением «возбудить вопрос об отмене постановления Особого Совещания при Наркоме Внутренних дел СССР от 2.IX – 38 г., которым Заболоцкий заключен в исправтрудлагерь на 5 лет»31. Учитывая спешку, которой движение дела сопровождалось последние три месяца, логично было бы ожидать немедленной реакции Панкратьева. Но он не только никак не откликается на письмо ленинградских коллег – он вообще воздерживается от какого бы то ни было письменного суждения по этому делу. Пауза затягивается на полтора месяца – и только в начале марта в дело ложится следующий документ - заявление жены Заболоцкого:

     В спец. отдел Прокуратуры Союза ССР

                        Заболоцкой
                        Екатерины Васильевны
                        Ленинград.
                        Канал Грибоедова д. 9 кв. 18

      Заявление

      Прошу Вас сообщить мне в каком положении находится пересмотр дела моего мужа поэта Заболоцкого Николая Алексеевича.

                        Ек. Заболоцкая

      7.III.40 г.
32

      Месяц спустя прокурорское дело принимает не вполне объяснимый оборот: из архива НКВД затребованы резюме по делам Бенедикта Лившица и Елены Тагер (первый из них уже расстрелян, а вторая в лагере) – собственно, тех двоих, на чьих показаниях строилось дело против Заболоцкого. Имеющаяся документальная база не позволяет понять, какой из органов прокуратуры – Ленинградская областная или Всесоюзная требует эти бумаги, но, после недолгой служебной переписки, прокуроры их получают. Первым приходит резюме по делу Тагер:


     СЕКРЕТНО

      СПРАВКА
      По делу Тагер Е. М.

      Тагер Елена Михайловна, 1896 г.р., урож. г. Ленинграда, б/п, литератор, член Союза Сов. писателей, была арестована 20-го Марта 1938 г. УНКВД по Ленинградской области, как участник право-троцкистской организации.
      До 11.6.38 г. отрицала свою вину.
      На допросе 11.6.38 показала, что в 1929/30 г. она организовала литературную группу «Перевал», в которую вовлекла ленинградских писателей: Чуковского Николая, Спасского Сергея, Куклина Георгия, приблизила к ней Берзина Юлия, Добычина Леонида, Стенича Валентина и Фромана Михаила. Эта литературная группа превратилась в антисоветскую группу. Часто собираясь на квартирах друг у друга участники группы обсуждали различные поэтические вопросы и вырабатывали свои к/р политические установки... Эти вопросы (первый пятилетний план и коллективизация сельского хозяйства) обсуждали с враждебных позиций, предсказывали провал в их выполнении и делали вывод о неизбежности гибели советской власти. Особенно враждебно воспринималась политика ВКП (б) и Советской власти в области литературы.
      В 1931/32 г. а/с сборища стал посещать Лившиц Бенедикт Константинович, литературный переводчик, человек явно антисоветских убеждений, о чем стало известно из личных бесед с ним по различным политическим вопросам. Лившиц призывал писателей бороться с советским строем.
      На одном из сборищ у Чуковского Н. К. в 1933 г. Лившиц выразил свое резкое недовольство устранением из руководства политической жизнью страны Троцкого. На всех беседах Лившиц пропагандировал к/р троцкистские установки. Лившиц поддерживал связь с Кибальчичем33.
      На том же допросе Тагер показала:
      «В ряде случаев наши нелегальные сборища посещал Тихонов Н. С. и в происходивших беседах на политические темы полностью солидаризировался с нашими к/р высказываниями.
      Вокруг Тихонова Н. С. примерно с 1931 г. группировались антисоветски настроенные писатели Заболоцкий Н. А., Корнилов Б. П., Добычин Л. И., О. Мандельштам, Цирельсон, Колбасьев С. А., Эрлих В. И., Дмитроченко И. Т., Калитин П. Тихонов Н. С. и его группа пользовались большим вниманием и поддержкой Бухарина, безотказно печатавшего их литературные произведения на страницах «Известий».
      Из участников а/с троцкистско-правой организации, к которой я принадлежала до момента своего ареста, мне известны следующие лица: Лившиц Б. К., Тихонов Н. С., Чуковский Н. К., Спасский С. Д., Куклин Г. И., Федин К. А., Стенич В. О., Берзин Ю. С. и Фроман М. А.» (л.д. 14 об.).
      «Связь нашей а/с организации с националистически настроенными писателями Грузии… поддерживалась участниками организации: Лившицем, Тихоновым, Заболоцким, Спасским. По инициативе Тихонова и Лившица в Ленинград были приглашены грузинские националисты-писатели Т. Табидзе и П. Яшвили. Встреча была организована в моей квартире. Из участников троцкистско-правой организации на встрече присутствовали: Тихонов, Лившиц, Чуковский Н. К., Стенич и Куклин. В произнесенных на встрече речах много говорилось о необходимости установления тесной связи русских писателей с грузинскими, об обмене культурным наследством русской и грузинской поэзии. Табидзе и Яшвили в своих речах, в несколько завуалированной форме, выражали свои антисоветские националистические убеждения» <номер листа срезан при сшиве дела>
      «…Тихонов всячески продвигал в литературу Заболоцкого Н. А. – автора ряда антисоветских произведений «Столбцы», «Торжество земледелия»…
      После провала «Торжества Земледелия» Заболоцкого Тихонов и другие участники нашей а/с организации немедленно приняли меры к его реабилитации, объявив о «неудаче» Заболоцкого. В спешном порядке были организованы «покаянные» выступления Заболоцкого. Была опубликована хвалебная статья Зощенко М. М. о Заболоцком (л.д. 16 об., 17).
      «…По рукам ходили и обсуждались неизданные произведения белоэмигрантки Цветаевой… читались и обсуждались произведения:…. «Торжество земледелия» - Заболоцкого, явно антисоветское, пасквиль на перестройку сельского хозяйства на коллективных началах. Этих авторов мы поднимали на щит» (л.д. 19 об.)
      16-го Июня 1938 г. Тагер была произведена очная ставка с Лившицем, на которой они признали свою вину, изобличали друг друга, но фамилия Заболоцкого в их показаниях не упоминалась.
      На заседании Военной Коллегии от 23.IX.38 г. Тагер виновной себя признала и показания, данные на предварительном следствии – полностью подтвердила.
      Военной коллегией Верхсуда СССР Тагер осуждена к тюремному заключению сроком на 10 лет.
      3.V.40 г.

                        М. Рагинский (Рачинский?)
34

      Из этих выписок видно, какие авторы предназначались к закланию по первоначальному замыслу НКВД и насколько широко должны были пройтись репрессии по ленинградским писателям. Судьба упомянутых в ее показаниях лиц сложилась по-разному – Н. К. Чуковский не был даже арестован, Спасского посадили намного позже, Юлий Берзин пошел по писательскому делу, был приговорен к 8-ми годам и расстрелян в лагере, Леонид Добычин растворился в воздухе, Валентина Стенича расстреляли по этому делу, Михаил Фроман умер своей смертью, Корнилов был расстрелян, приготовленный повод для ареста Мандельштама не понадобился, о Цирельсоне известно только имя (Михаил) и несколько разрозненных публикация в периодике; Колбасьев был расстрелян по статье «Измена родине»; Эрлих – расстрелян; Иван Тарасович Дмитроченко – человек с биографией, достойной пера высокочтимого labas – на войне попал в плен, эмигрировал в Англию, вернулся в СССР; Павел Александрович Калитин расстрелян. Из всей истории особняком стоят двое, советский лоск которых ни на секунду не замутнился от этого упоминания: Федин и Тихонов. (Здесь можно рассуждать о неколебимости их статусов – но не было в 1930-е годы никого, чье положение в иерархии гарантировало бы безопасность! Не того калибра добыча? Цепь счастливых случайностей? Личное благоволение Сталина?).
      Два дня спустя была изготовлена справка по делу Лившица:

     СЕКРЕТНО

      СПРАВКА
      По делу Лившица Б. К.

      Лившиц Бенедикт Константинович, 1886 г.р., уроженец г. Одесса, литератор, был арестован 26.Х.37 г. УНКВД по Ленинградской области. На допросе 27.Х.37 г. виновным себя не признал, а 11.1.38 г. признал, что являлся участником а/с троцкистско-правой организации писателей, что по своей к/р деятельности был связан с находящимся в Париже активным участником к/р троцкистской организации Кибальчичем (л.д. 16). Лившиц дал подробные показания о его совместно с Тагер к/р деятельности и в частности о сборищах происходивших на квартире Тагер. Лившиц назвал Н. С. Тихонова участником а/с организации и, в частности, показал:
      «В стихотворном отделе «Звезды», редактируемом непосредственно Тихоновым, появилась издевательская поэма Заболоцкого – «Торжество земледелия», поднятая на щит, невзирая на свою явную контрреволюционность, Эйхенбаумом и Н. Степановым.
      Вообще вся одиозная контрреволюционная фигура Заболоцкого долгое время держалась на признании его Тихоновым…
      Тихонов, в свою очередь, информировал меня, что им также собрана группа и из ее участников назвал мне поэтов Заболоцкого, Корнилова, Дагаева, А. Ахматову и указал на свою близкую связь с формалистами Эйхенбаумом и Степановым» (л.д. 31).
      Мы искусственно привлекали внимание к творчеству таких писателей как Вагинов, Корнилов, Тагер, Куклин, Заболоцкий, являвшихся участниками организации. Их произведения, глубоко враждебные всему подлинно советскому, подымались нами на щит, печатались, рекламировались. В Ленинградских журналах, руководимых участниками нашей организации, печатаются контрреволюционные произведения Корнилова, Заболоцкого и других участников организации…» (л. д. 35).
      Больше о Заболоцком в показаниях Лившица ничего нет.
      В деле имеются изобличающие Лившица показания: Дагаева С. М., Сметанича (Стенича) В. О., Юркуна О. И. , Зоргенфрей В. А. и Тагер Е. М. В этих показаниях фамилия Заболоцкого не упоминается.
      Лившиц признал, что разделял террористические методы борьбы и принимал участие в обсуждении террористических планов.
      На заседании Военной коллегии от 20.IX.38 г. Лившиц виновным себя признал полностью и подтвердил ранее данные показания на предварительном следствии.
      Лившиц приговорен к ВМН, приговор приведен в исполнение.

      4.V.40 г.

                  М. Рагинский (Рачинский?)
35

      Эти показания увеличивают реестр потенциальных подозреваемых еще на три имени: Ахматова, Степанов, Эйхенбаум; ни в одном из случаев это упоминание не имело немедленных последствий.
      Дальнейшие эпизоды пересмотра дела от нас по-прежнему скрыты: 19 июня прокуратура вернула следственное дело в архив НКВД, а еще спустя два месяца жене Заболоцкого было отправлено стандартное сообщение:

     Гр-ке ЗАБОЛОЦКОЙ Е. В.
      Гор. Ленинград, ул. Грибоедова, д. № 9 кв. 8

      На В/заявление Прокуратура сообщает, что дело ЗАБОЛОЦКОГО Николая Алексеевича перепроверено.
      Установлено, что он осужден правильно и оснований к пересмотру дела нет.

      Нач. отдела по спецделам ЗОТОВ
36

      На этом документированная часть сюжета практически закончена. Вся история с несостоявшимся пересмотром дела при взгляде из сегодняшнего дня представляется цепью труднообъяснимых событий: при помощи личных ходатайств влиятельных лиц был запущен механизм прокурорской проверки; инициировавший его Панкратьев был (по крайней мере, внешне) настроен непредубежденно и решительно; в составленной прокуратурой справке недвусмысленно указывалось на шаткость доказательств обвинения; дело шло в исключительно быстром темпе – и вдруг примерно в конце января скорость бумагооборота снижается – и полгода спустя фиксируется оставление приговора без изменений. О том, что произошло на рубеже февраля и марта – была ли это незафиксированная беседа, распоряжение вышестоящего начальства или просто недоступный нам, но внятный для действующих лиц сигнал – мы в настоящий момент судить не можем. (Один из равнонеубедительных вариантов – наложение траектории дела Заболоцкого на перемены в судьбе Панкратьева: летом 1940 года он попал в опалу и был низложен).
      Последний из документов, подшитый в папке, касается странного казуса: при новом пересмотре обвинения, производившемся силами управления НКГБ по Ленинграду в апреле 1941 года была обнаружена утрата части листов следственного дела. Запрос по этому эпизоду, отправленный следственной частью УНКГБ в прокуратуру и в Секретариат особого совещания при НКВД остался без ответа.

==
24 Здесь и далее я не поправляю ошибочные написания фамилий.
25 Исключительно несимпатичная личность критика Лесючевского не раз становилась предметом специальных рассмотрений; см. прежде всего первую публикацию: Донос: К истории двух документов минувшей эпохи / публ. С. С. Лесневского // Литературная Россия. 1989. № 10, 10 марта. С. 10–11. Текст отзыва: Н. А. Заболоцкий Pro et contra. Спб. 2010. С. 253 – 256. Сходную роль Лесючевский сыграл в деле Бориса Корнилова; см. его донос: Борис Корнилов. «Я буду жить до старости, до славы…». Спб. 2012. С. 471 – 482.
26 Горелов Анатолий Ефимович (1904 – 1991) – ответственный редактор журнала «Звезда»; был арестован 12 марта 1937 года и осужден на 10 лет (позже дело было пересмотрено).
27 ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Ед. хр. 4266. Л. 19 – 21. Машинопись, подпись-автограф.
28 Впечатляющая иллюстрация рассогласованности репрессивной машины: Вагинов пять лет как в могиле, Корнилов год назад расстрелян, Куклин за пять дней до этого погиб в заключении.
29 ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Ед. хр. 4266. Л. 27.
30 Там же. Л. 29.
31 Заболоцкий Никита. Жизнь Н. А. Заболоцкого. М. 1998. С. 560.
32 ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Ед. хр. 4266. Л. 30.
33 След в ленинградском деле, связанный с личностью Виктора Львовича Кибальчича (Виктора Сержа; 1890 – 1947) требует специального рассмотрения. Чудом ускользнувший в Бельгию (в результате хора ходатайств европейских любителей Сталина) в 1936 году, он, по некоторым сведениям, посылал к праздникам открытки петербургским друзьям, в частности, семье Русаковых и Лившицу – что, косвенным образом, могло инициировать расправу над ними (см. комм. А. Устинова и А. Кобринского к дневниковым записям Хармса: Минувшее. Вып. 11. М. – Спб. 1992. С. 559 – 560).
34 ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Ед. хр. 4266. Л. 33 – 33 об.
35 ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Ед. хр. 4266. Л. 32 – 32 об.
36 ГАРФ. Ф. 8131. Оп. 31. Ед. хр. 4266. Л. 35.
Tags: Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 96 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →