lucas_v_leyden (lucas_v_leyden) wrote,
lucas_v_leyden
lucas_v_leyden

  • Music:

К БИБЛИОГРАФИИ ФЕДОРА СОЛОГУБА

     В конце 1980-х – начале 1990-х годов в читательском алфавитном каталоге Государственной Публичной библиотеки им. М. Е. Салтыкова-Щедрина наличествовала карточка странного содержания. Расположившись между драмой С. Богдановской по роману Сологуба «Мелкий бес» (М. 1909) и сологубовскими же переводами из Мопассана, там, где сейчас – пачка нарядных карточек с милыми дамскими диссертациями, этот заполненный аккуратным почерком полосатый кусочек полукарона гласил: Сологуб Федор. Мемуары клопа. М. 1908. При заглавии имелся шифр (про стандарт которого мы тогда еще не знали, что он точь-в-точь – нынешний IP), а при нем – пометка, из которой следовало, что единственный экземпляр издания списан по акту в середине века. В нынешнюю электронную версию каталога эта карточка не попала.
     Любопытно, что сведения о таинственном сологубовском издании с таким названием циркулировали и в библиофильско-букинистической среде. Среди нескольких десятков прижизненных изданий Ф.К. по-настоящему редких, прямо сказать, нет (за исключением нескольких пьес и – до известной степени – «Литургии Мне») и поэтому я, решив в свое время собрать его полностью, довольно быстро эту задачу выполнил, после чего моя sologubiana прирастала лишь ин- и ману- скриптами, порождая (в череде первых) дублеты и триплеты. Но несколько раз, произнося в книжной среде фразы, подобные предыдущей, я слыхал в ответ: «А «Мемуары клопа»»? – и вынужден бывал признать поражение. Наконец, несколько лет назад, занявшись, по неожиданной оказии, полиграфической историей сологубовской новеллы «Царица поцелуев», я случайно эти «мемуары» нашел – и они оказались… Но, впрочем, обо всем по порядку.
     Рассказ «Царица поцелуев» был, по всей вероятности, написан в самом конце 1906 или начале 1907 года; в сологубовском, так сказать, камер-фурьерском журнале зафиксировано литературное собрание в воскресенье 21 января 1907 года с перечнем присутствующих и конспектом занятий:

      «1. Аничков.
     2. Ауслендер.
     3. Блок.
     4. Бакст.
     5. Городецкий.
     6. Гржебин.
     7. Детерс.
     8. Иванов Евгений П.
     9. Кондратьев.
     10. Корехин.
     11. Кузмин.
     12. Леман.
     13. Линдеман.
     14. Нувель.
     15. Потемкин П. П.
     16. Ремизов А. М.
     17. Ремизова С. П.
     18. Сапунов.
     19. Сюннерберг К. А.
     20. Сюннерберг В. М.
     21. Сомов.
     22. Чуковский.
     23. Чулков Г. И.
     24. Чулков Н. Г.
     25. Щеголева В. А.
     26. Ясинский И. И. (?)
     Читали: стихи: Блок, Городецкий, Потемкин; Ремизов: «Илья пророк»; я: «Царица поцелуев»1 .

     Текст рассказа был напечатан три месяца спустя в журнале «Перевал» (1907. № 5 (март). С. 18 – 22); его редактор и идеолог, С. А. Соколов (Кречетов), стремился заручиться близким сотрудничеством Сологуба еще на этапе предварительного обсуждения журнального проекта2 : причудливая логика межсимволистских распрей привела к тому, что тексты Ф.К., невзирая даже на цензурные препоны и связанные с ними удары судьбы3 , принимались на его страницах с педалированной приязнью. Публикация рассказа прошла практически незамеченной (только присяжный марксистский критик упомянул, что «область извращения полового чувства исчерпана» в нем «до дна» 4 ) – и примерно через год автор отдал его для альманаха, некогда породившего ту самую загадочную библиографическую карточку. Описываю по экземпляру РГБ (шифр W 303 | 221):

      Сказки для взрослых. 1. Ф. Сологуб. Царица поцелуев. Мемуары клопа. Цена 5 к. [Издан без титульного листа, описан по обложке] <М. Типография Л. Н. Холчева>. [32] с.

     Содержание: Сологуб Федор. Царица поцелуев. Новелла; Мезеруа Рене. Белый башмачок; Ерундист. Мемуары клопа; Жермен Огюст. Урок плавания; Мендес Катюлль. Добрая душа

      (на спинке обложки: Сказки для взрослых. Выходят в свет еженедельно. Каждый выпуск – законченное целое. Далее следует реклама книг под общим заголовком «Пикантное чтение»; среди них: Викторьен Соссье. Бессмертный идол. Ром. Оч. пикантн.)

     Под тем же шифром хранится второй (и, вероятно, последний) выпуск этого издания:

      Сказки для взрослых. 2. Марсель Прево. Флирт. Н. Федоров. Людоеды. Цена 5 к. [Издан без титульного листа, описан по обложке] <М. Типография Л. Н. Холчева>. [32] с.


     Содержание: Прево Марсель. Флирт; Федоров Н. Людоеды; Тивар Мишель. Корсет с музыкой; Б. п. Роман в семи открытках

      (Реклама та же)

     Таким образом, становится ясно, что фантомное название «Мемуары клопа» в библиографии Сологуба есть плод смешения имени автора «Царицы поцелуев» с названием напечатанного по соседству рассказа неведомого Ерундиста. Судя по книжной летописи, первый выпуск «Сказок для взрослых» был выпущен в сентябре 1908 года5 , и, вероятно, почти сразу последовало цензурное запрещение – благо, теперь, зная точное название книги, можно без труда отыскать тому подтверждение: ««Сказки для взрослых» (1908) были конфискованы потому, что «все названные рассказы отличаются скабрезно-похабным и пошлым содержанием порнографического характера, чему вполне соответствуют, между прочим, и рисунки на обложке», - писал цензор, мотивируя свое представление в Главное управление по делам печати о конфискации издания» 6 . В силу цензурных (или иных) причин в ближайшие годы Сологуб не будет включать «Царицу поцелуев» в свои отдельные сборники и собрания сочинений, так что о тексте на некоторое время позабудут – если не считать упрека от разнополого тандема критиков Редько, выступающих под одним псевдонимом: «Уже давно мы получили со стороны указание, что революционно-идейный рассказик г. Сологуба: «Царица поцелуев» весьма родствен по содержанию одному эпизоду в романе «Бессмертный идол» одного, несомненно, бульварного парижского писателя» 7 .
     Около 1914 года Сологуб знакомится с двадцатилетним студентом факультета восточных языков и начинающим художником Владимиром Евгеньевичем Григорьевым (1894 – 1939) 8 . Досадная (хоть и частичная) омонимия привела к тому, что немногие биографические данные о нем тонут в море сведений о его прославленном коллеге и однофамильце, с которым их до нынешнего дня регулярно путают. Наш Григорьев, подписывавшийся иногда прозвищем «Додди», родился в 1894 году в Керчи. Учился в 5-й петербургской гимназии, закончив которую поступил в университет9 . Печатал карикатуры в небольших еженедельниках. Переписка его с Сологубом начинается в 1915 году с благодарности за протекцию, составленную в «Лукоморье», вскоре после чего он получает приглашение погостить в волжском имении, которое Сологубы снимают на лето10 – и в своей специфической манере откликается на него:

      «Многоуважаемый Федор Кузьмич. Адски благодарен за Ваше любезное приглашение и (ведь я всегда готов на все) с радостью последую ему. Я ужасно скверно себя чувствую, устал, скучаю, но скучно не от безделья, это было бы поправимо – стоит заняться делом и скуку как рукой снимет, а от дела это хуже. Опять же, и атмосфера тут вонючая, душно и пыльно, всякая мелочь на нервы действует. А у Вас там один сплошной симпатик, и тебе зелень, и тебе воздух и тебе горизонт – Так что я позволю себе утрудить Вас своим присутствием дней на 4-5 более вряд ли удастся, да и совестно надоедать Вам и пользоваться Вашим гостеприимством более продолжительное время. А эти 5 дней для меня могут быть очень и очень полезны – отдохну и подышу по настоящему. Итак еще раз благодарю за внимание – которое я очень ценю как подлежит – До скорого свидания – всегда готовый на все Doddy» 11 .

     О пребывании его там сведений нет, но по возвращении он отправил Сологубу краткое благодарственное письмо:

      «Многоуважаемый Федор Кузьмич, вот я в граде-Петрограде. Пылью меня заносит и городские запахи в нос лезут и гнусные люди под ногами шныряют, строят, красят, стукают, шумят, а я хожу себе счастливый, пусть их, а я вот на Волге был, настоящим воздухом дышал и надолго еще заряда этого хватит, и все время благодарю я Вас, дорогой Федор Кузьмич» 12 .

     После этого в документальных свидетельствах их взаимоотношений наступает пауза в несколько лет, которая прерывается лишь с наступлением 1919 года, когда Сологуб – на этот раз из костромского дачного дома13 – отправляет Григорьеву письмо. Тот отвечает:

      «Благодарю за Ваше внимание, за память о бедном Doddy – не сладко в Городе и даже последнее утешение – погода и та не оправдывает надежд – дождь и холодно совсем осень – все хмурое и люди и Природа. Так приятно, так уютно почувствовать теплоту хоть издалека – с Волги. <…>
     Ох, как тяжело обсоветиться и жить в бессмысленном безмыслии, как хватаешься за каждый луч (увы, лучи так скользки), да и лучей так мало. И сил нет – в такое время одно из двух – либо предаться крайнему сентиментализму (к сожалению у меня не выходит из-за внешних причин – времени, погоды и проч) – либо заделаться не то что Чайльд-Гарольдом, а просто охамиться окончательно, озвереть, - к счастью, я еще не дошел кажется до этого – а посему так и пребываю в небытии. – Между прочим ведь нет, иногда, очень редко, когда я могу сесть в кресло за своим столом, или когда я остановлюсь перед книжным шкапом – я вспоминаю, что был когда-то такой человек – Doddy – хороший или скверный это не важно, может быть совсем ничтожный – но все же мне становится жаль, что его больше нет. И то что он делал, даже самое скверное так близко мне, так приятно вспомнить даже об отвратительном. <…>
     О мне хочется чтобы дома лежали окнами к земле и их разваленные истерзанные спины вздымались от рыданий в дымном смраде погибшего Города, чтобы вывернутые наизнанку каналы шипели в бессильном отчаянии и мутные их воды горели неугасимым темным огнем. – Я бы наступил на горло поверженного Города чтобы все видели как я его ненавижу – но это не будет так, и я жду Вас чтобы Вы приехали, и мы посидим в Ваших креслицах в Вашем кабинетике, скорее приезжайте» 14 .

     Именно Григорьеву-Додди Сологуб поручает оформить «Царицу поцелуев» для отдельного издания. Книга была отпечатана под маркой эфемерного издательства "Myosotis"15 (по-гречески – «незабудка») в 26-й государственной типографии весной 1921 года. Накануне выхода ее из печати Сологуб писал М. Ройзману, на тот момент прикосновенному к работе московской лавки писателей:

      «5 апреля 1921 г.
     Петроград
     В.О. 10 линия, 5, кв. 1

     Многоуважаемый Матвей Давидович,
     На днях выйдет из печати моя книга, которую я сам издаю, на правах рукописи, в 500 экз., Царица Поцелуев, новелла, 32 страницы; на японской бумаге, иллюстрации Вл. Е. Григорьева, 7 рисунков, обложка, заставка и концовка. Продажная цена не менее 8.000 р. Если Вы желаете получить для книжной лавки Вашего союза некоторое число экз., сообщите. Письмо Вам посылаю с оказиею, с Василием Семеновичем Наумовым, Петровский бульвар, 17, кв. 4. Он же может взять от Вас деньги за проданные экз. или за те, которые Вы сразу купите о меня (6000 за проданные или 5000 за куплен<ные> за экз.).
     С приветом
     Федор Сологуб» 16

     Отзывы на книгу были немногочисленны: две хроникальные заметки (одна нейтральная17 , другая скептическая18 ) – и недовольное ворчание одного из одаренных экземпляром: «Вечером был у Сологубов один. Было довольно уютно. Он читал мне очень искусно свои переводы «La belle Imperia» из «Озорных рассказов» Бальзака. Подарил мне две свои книжечки «Царица поцелуев» и «Фимиам». Их прочел дома, обе скверные» 19 .
     Книга эта с библиофильской точки зрения никогда не была особенно редкой; думаю, что мне встречалось полтора-два десятка экземпляров. Я отбирал те из них, которые сколько-нибудь отличались полиграфически и в результате у меня в собрании их четыре: обычный с типовым автографом и номером, экземпляр на толстой бумаге с розовой обложкой и номером без подписи, экземпляр на толстой бумаге в салатовой обложке с автографом художника и без номера, экземпляр на обычной бумаге с салатовой обложкой и номером 501 (! – напомню, что объявленный тираж составлял 500 экземпляров). Воспроизведение отличительных признаков четырех экземпляров и репродукция полной сюиты иллюстраций заканчивают этот затянувшийся этюд.

==
     Предварительный конспект этой заметки был прочитан мною несколько лет назад на одном из библиофильских заседаний; тогда же тезисы были напечатаны в его программе, изящно изданной высокочтимым gogless.

==
     Иллюстрации:

     1. Типичная обложка; 2. Атипичная обложка; 3. Типичный оборот титульного листа (в этом необычна только печатка Л. Раковского рядом с автографом Сологуба); 4. Нетипичный (автограф Додди); 5. Нетипичный («лишний» экземпляр).

     1. 2. 3. 4. 5.


     6. Сюита:

==

1 ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 6. Ед. хр. 81. Л. 59. Гость № 11 позже сделал запись в дневнике: «Поехал к Сологубу, Аничков говорил о главе раскольничьей литературы. Читали стихи; Блок мне положительно не понравился, равно как и прочитанные Городецким; читал рассказ Сологуб» (Кузмин М. Дневник 1905 – 1907. Предисловие, подготовка текста и комментарии Н. А. Богомолова и С. В. Шумихина. СПб. 2000. С. 311). Этот сологубовский перечень не раз цитировался в литературе, но, как правило, с усекновением трудных для комментария фамилий: автора обложки для книги Сологуба «Родине» художницы Эрны Владимировны Детерс (1876 - ?), ученицы Репина, после 1917 года эмигрировавшей в Финляндию и периодически участвовавшей в выставках, проводимых «Обществом русских художников в Финляндии»; художницы и вышивальщицы Агнессы Эдуардовны Линдеман (сделавшей, в частности, превосходную обложку для книги гостеприимного хозяина «Змий»); все остальные посетители, кажется, трудности не представляют. Среди званых, но непришедших, можно назвать Л. Н. Вилькину, лишь за два дня до этого получившую напоминание: «Вы такая добрая, а у нас не бываете: явное противоречие. <…> Ждем Вас каждое воскресенье и скучаем, когда Вас нет» (Письмо 18 января 1907 года // ИРЛИ. Ф. 39. Ед. хр. 929. Л. 4 – 5).
2 «Счастлив сообщить Вам, что явилась возможность начать прямо журнал, минуя внешние промежуточные фазы в виде сборников. Подписной год начнется с ноября и I № выйдет числа 6 ноября. Название «Перевал». Сегодня же подаю прошение о выдаче разрешения. <…> Очень жду для I № стихов и статью о Чулкове» (Письмо 28 августа 1906 года // ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 3. Ед. хр. 636. Л. 7). См. также: Лавров А. В. Перевал // Русская литература и журналистика начала ХХ века. 1905 – 1907. Буржуазно-либеральные и модернистские издания. М. 1984. С. 174 – 190.
3 «<…> «русско-монгольскую сказочку» получил, но с ней вышла неприятность. С неделю назад <в действительности – 13 июля> в «Перевале» был ночью обыск, при коем было взято несколько рукописей, - в том числе Ваша» (письмо Соколова к Сологубу 24 июля 1907 года // ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 3. Ед. хр. 636. Л. 18 об.).
4 Современный мир. 1907. № 5. С. 000
5 Сказки для взрослых. 1. Царица поцелуев, Ф. Соллогуба <так>, Мемуары клопа и др. М. 1908. Тип. Д. Н. Холчева (Тверской б., 105). 16о. (14 х 18). 32 стр. Ц. 5 к. Вес 2 л. 7000 экз. (Книжная летопись. 1908. № 37. 20 сентября. С. 15. № 16611).
6 Цит. по: Венгров Н. Путь Александра Блока. М. 1963. С. 223; ср. в предварительном обзоре цензурных дел: «Сологуб Ф. <…> Его новелла «Царица поцелуев» была уничтожена на основании 1001 ст. уложения о наказаниях» (Архивный фонд Главного управления по делам печати. Обзор Л. Полянской // Литературное наследство. Т. 22 – 24. М. 1935. С. 627 – 629).
7 Редько А. Е. Еще проблема // Русское богатство. 1910. № 1. 2 паг. С. 130 – 144. Подразумевается Викторьен Дю-Соссей и здесь есть не вполне понятная коллизия, ибо в статье книга цитируется в русском переводе, между тем как в библиографиях и каталогах «Бессмертный идол» не значится (а только в качестве анонса на обложке тех же конфискованных «Сказок для взрослых»). Ср., кстати, отзыв Горького: «Прочитайте в «РБ», как Редька Сологуба ущемил, я читал – и ощутил великий стыд за Сологуба» (Письмо к Амфитеатрову 2 или 3 февраля 1910 года. - Горький М. Полное собрание сочинений. Письма в двадцати четырех томах. Т. 4. Письма. Ноябрь 1903 – 1904. М. 1998. С. 26
8 Первые сведения о знакомстве – из дневника Кузмина: «У Сологубов была кошмарная эротика. Утешила Олет <Глебова-Судейкина> и Доди» (8 апреля 1914 года. - Кузмин М. Дневник 1908 – 1915. Предисловие, подготовка текста и комментарии Н. А. Богомолова и С. В. Шумихина. СПб. 2005. С. 444; см. там же с. 509, 534.
9 Основные сведения о нем – из краткой биографической справки: Книжные знаки русских художников. Пб. 1922. С. 82. См. также: Нордбарн <Френкель> Г. Ex libris Doddy (В. Е. Григорьева). Л. 1924. С. 5 - 6. Собственно, всей своей небольшой известностью Григорьев обязан почти исключительно своими работами в области экслибриса; см.: Худолей В. В., Михайлов А. Н. История ленинградского общества экслибрисистов. М. 2006. С. 20, 48, 64, 70, 77, 80; Стрижак Н. Г. Воспоминания // Невский библиофил. Альманах. Выпуск 11. СПб. 2006. С. 147; Бердичевский Я. Народ книги. Берлин. 2005. С. 85. В начале 20-х годов он работал в издательстве «Наука и техника».
     В указанной выше миниатюрной монографии Нордбарна приводится список лиц, для которых Додди делал экслибрисы; со многих точек зрения он любопытен: А. А. Д’Актиль (поэт и переводчик), А. Рыжкова (певица), О. Д. Тизенгаузен (композитор), О. М. Зив-Тизенгаузен (поэтесса), В. С. Кесса (балерина), Г. Нордбарн (поэт), Ф. Г. Спиро (киноактриса), А. Л. Зейферт (студентка), Е. Р. Бенюшевич (переводчица), Нора Рэат (танцовщица; «книг не имеет»), А. А. Стоянова (артистка), П. А. Зед (портной), Т. А. Шкапская (киноактриса), Ф. Грошиков (поэт), Мэтью Кэв (поэт), Б. Резвецов (виолончелист), М. В. Зив (инженер-химик), А. Л. Бржезовская (студентка; не одно ли лицо с А. Л. Зейферт?) (С. 25); из других источников к ним можно добавить Л. Л. Волинова, А. А. Полоцкую, М. А. Дьяконова, Г. Н. Емцова, С. Г. Полоцкую, С. Г. Каплун (!!), Сологуба и себя самого.
10 Намерение об отъезде сперва было высказано печатно, а пункт назначения означен предположительно: «Автор «Мелкого беса» Ф. К. Сологуб поедет в имение, находящееся в 20-ти верстах от Ярославля, где займется новой большой работой» (Писатели на летнем отдыхе // Биржевые ведомости. 1915. 14851. 19 мая); в эти же дни ждали его, впрочем, и в Старой Руссе: «Здесь часто вижусь с Ауслендером и у него бываю. Хочет приехать сюда и старый пес с Настей» (т.е. Сологуб с А. Н. Чеботаревской; письмо Б. Садовского к А. Тинякову 27 мая 1915 года // РНБ. Ф. 774. Ед. хр. 36. Л. 57). Сологубы переехали на дачу в районе Рыбинска в середине июня; некоторое время спустя Ф. К. суммировал первые впечатления: «В том месте, где я живу, так очаровательно-мягкая, милая, немножко косолапая, плутоватая и вороватая средняя Русь, - и восхитительная Волга перед глазами, что сердце с особенною приятностью стремится приветствовать тех, о ком есть такие милые воспоминания. Мне почему-то кажется, что если бы Вы вздумали заглянуть к нам под Рыбинск, то Вы нашли бы здесь некоторое, хотя и отдаленное, сходство с пейзажами Англии. Мы несколько дней ехали по Волге, несколько дней прожили в Ярославле, который нас так очаровал, что мы решили перенести туда столице из некого города на Неве (будет с него – поцарствовал), - и наконец, почти случайно, нашли эту дачу на Волге, совершенно годную даже для того, чтобы в ней был написан роман» (письмо Сологуба к З. А. Венгеровой 18 июля 1915 года// ИРЛИ. Ф. 39. Ед. хр. 683. Л. 8 – 9); на другой день Чеботаревская писала другому потенциальному гостю: «<…> мы на Волге, здесь очень живописно, настоящий русский северный пейзаж – масса церквей; дача – удачная, старинная и маленькая усадьба очень уютная и старый парк на берегу Волги» (письмо к К. Сюннербергу // ИРЛИ. Ф. 474. Ед. хр. 291. Л. 34); ср. кстати ее статью (подписанную именем Сологуба), содержащую описание волжского путешествия: Сологуб Ф. По широкому раздолью // Биржевые ведомости. 1915. № 14917. 21 июня; точный адрес усадьбы: Песочное Ярославской губернии, с. Красное, усадьба Тихменевых.
11 Письмо 22 июня 1915 года // ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 3. Ед. хр. 237. Л. 4 – 5 об. Из текста письма (оно – в продолжение своеобразия корреспондента - начертано на коричневой бумаге ручной работы с золотой наклейкой) может следовать, что он уже бывал там, но сведениями об этом я не располагаю.
12 Письмо 16 июля 1915 года // Там же. Л. 7
13 В журнальной хронике писалось: «Ф. К. Сологуб отправляется на некоторое время в Костромскую губернию чтобы отдохнуть от работы и подкрепить свои силы» (Чем заняты наши писатели // Вестник литературы. 1919. № 7. С. 7); 10 июля было получено разрешение на проезд до Костромы (ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 6. Ед. хр. 1), вскоре после этого Сологубы этим разрешением воспользовались.
14 Письмо 12 августа 1919 года (по почтовому штемпелю) // ИРЛИ. Ф. 289. Оп. 3. Ед. хр. 237. Л. 9 – 10 об.
15 Вторая и последняя книга, вышедшая под маркой этого издательства – сборник стихов Сологуба «Одна любовь» (Одна любовь. Стихи. Петроград. <Издательство “Myosotis”. 25-я Государственная типография>. 1921).
16 РГАЛИ. Ф. 2809. Оп. 1. Ед. хр. 143. Л. 1 – 1 об.
17 «Ф. К. Сологуб выпустил книги: “Царица Поцелуев” и “Одна любовь”» (Русская книга. 1921. № 9. С. 30).
18 Среди коллекционеров. 1921. № 4. С. 000
19 Запись в дневнике К. А. Сомова от 7 июня 1921 года // Константин Андреевич Сомов. М. 1979. С. 204
Tags: Российская вивлиофика, Собеседник любителей российского слова
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 102 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →